Последние несколько лет российский ИT-сектор рос опережающими темпами, но росла и его зависимость от импорта. В условиях санкций эта зависимость ставит под угрозу планы по цифровой трансформации в стране, считают эксперты ВШЭ

Введенные против России экономические санкции, включающие ограничения на поставки высокотехнологичной продукции и временное прекращение деятельности на российском рынке множества иностранных компаний, ставят под угрозу планы по достижению национальной цели по цифровой трансформации до 2030 года. Такой вывод делают авторы доклада НИУ ВШЭ (есть у РБК).

«Могут быть приостановлены многие проекты цифровой трансформации, особенно предполагающие использование «подсанкционных» иностранного ПО, ИКТ-оборудования и электроники, как минимум до момента появления российских или зарубежных альтернатив», — отмечается в документе.

Согласно указу президента России от 21 июля 2020 года, цифровая трансформация является одной из национальных целей до 2030 года. Предполагается, что к этому сроку доля социально значимых услуг, доступных в электронном виде, вырастет до 95%; доля подключенных к широкополосному доступу в интернет домохозяйств увеличится до 97%; вложения в отечественные решения в сфере информационных технологий должны вырасти в четыре раза по сравнению с 2019 годом и др.

В докладе НИУ ВШЭ отмечается, что в 2015–2021 годах темпы роста информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) превышали темпы роста ВВП: 35 против 7% в реальном выражении. В прошлом году сектор достиг валовой добавленной стоимости в объеме около 3,72 трлн руб.

Однако 70% этого показателя — 2,62 трлн руб., или $35,5 млрд, — приходилось на ИКТ-импорт товаров и услуг, и этот показатель вырос по сравнению с предыдущими годами (в 2019-м — 64%, в 2020-м — 67%), отмечают авторы доклада. Сохраняется, по их оценке, сильная зависимость от иностранного софта — как прикладного вроде систем планирования ресурсов предприятия (ERP), так и базового (операционные системы, управление базами данных и др.), а также от электронной компонентной базы и телекоммуникационного оборудования.

Какие санкции наложили на поставки ИКТ

После начала специальной военной операции на Украине в конце февраля власти США ввели запрет на ввоз в Россию без специальной лицензии высокотехнологичной продукции для оборонной, аэрокосмической и судостроительной отраслей. Предполагается, что по умолчанию в выдаче подобной лицензии будет отказано, исключения предполагаются лишь для товаров, обеспечивающих безопасность полетов и судоходства, гуманитарные потребности, межправительственное сотрудничество в космосе, гражданскую телекоммуникационную инфраструктуру и ряда других.

Власти ЕС запретили экспорт в Россию бытовой техники, игровых консолей и подобных товаров стоимостью свыше €750 за единицу, а также экспорт партий квантовых компьютеров и передовых полупроводников, высокотехнологичной электроники, программного обеспечения дороже €10 млрд. Был значительно расширен список российских граждан и компаний, находящихся под санкциями.

На что влияют ограничения

После объявления о санкциях многие международные ИT-компании приостановили деятельность или отказались от работы на российском рынке, в том числе Oracle, SAP и Microsoft. Как отмечается в докладе НИУ ВШЭ, компьютерные услуги и софт Россия импортирует в основном из западных стран (крупнейшие поставщики — Германия с долей 16,4%, США с 9,6%, Нидерланды с 9,1% и др.). В импорте электроники, оборудования и прочих ИКТ-товаров 85% приходится на страны Азии, в том числе 65% — на Китай. Однако в основе большинства производимого в этом регионе оборудования и электроники лежат технологии и интеллектуальная собственность западных компаний, которые вправе накладывать ограничения на их экспорт в Россию, пишут авторы доклада.

Технологические санкции в отношении России создают угрозу для развития триады сквозных технологий, лежащих в основе цифровой трансформации, — искусственного интеллекта, интернета вещей и сетей связи пятого поколения (5G). В частности, для развития искусственного интеллекта необходимы вычислительные мощности — суперкомпьютеры, при создании которых используются графические ускорители NVIDIA, Intel, AMD. В начале марта эти компании заявили о приостановке поставок в Россию. Негативное влияние на цифровую трансформацию в большинстве отраслей также окажут дефицит и удорожание серверов, систем хранения данных, недоступность специализированного зарубежного софта, а также инструментов разработки ПО.

Смягчить ограничения сможет параллельный импорт (позволяет ввозить в страну востребованные товары иностранного производства без согласия правообладателей) и «другие адаптационные решения». Но в докладе подчеркивается, что в настоящее время «ни одна страна в мире не способна полностью обеспечить себя всеми необходимыми цифровыми технологиями».

Согласно расчетам Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, основанным на данных Росстата, в прошлом году расходы российских организаций на внедрение и использование цифровых технологий выросли на 26% по сравнению с 2020-м, но в этом году в реальном выражении они могут снизиться не менее чем на 26%, в 2023 году — упадут еще на 5%, а в 2024-м — вырастут на 7% по сравнению с уровнем предыдущего года «из-за более активного внедрения отечественного ПО, налаживания поставок ИКТ-оборудования».

Смотреть исходное изображение

По словам Олега Кивокурцева, директора по развитию Promobot (разрабатывает роботов), технологические санкции «действительно создают угрозу для развития технологий, лежащих в основе цифровой трансформации». «Самой главной угрозой является блокирование поставок полупроводников, процессоров и другой высокотехнологичной продукции для телекоммуникаций. Без них не построить инфраструктуру связи. Единственным выходом из этой ситуации станет импортозамещение и успехи в переговорном процессе в отношении поставок», — соглашается он.

Александр Сиволобов, замруководителя Центра компетенций Национальной технологической инициативы на базе «Сколтеха» по технологиям беспроводной связи и интернета вещей, называет санкции «катализатором масштабных перемен». «Производителям придется переносить разработки на доступные технологические платформы, выстраивать надежные производственные цепочки и обновлять партнерства, а всей отрасли — адаптироваться к новой экономической «нормальности». Конечно, будет сложно, понадобятся дополнительные инвестиции, но сами по себе санкции — это не угроза, а резкое ускорение наметившихся в последние несколько лет процессов деглобализации мировой экономики и технологических связей», — считает Сиволобов. По его мнению, угрозой для отрасли будет «отрицание глубоких изменений, подход «временщика», ожидающего, «когда все вернется на круги своя». Необходимо «играть вдолгую», уметь адаптироваться и создавать новые партнерства со странами Азии и всего «глобального Юга», указывает он.

Какие еще негативные последствия от санкций

Помимо ограничений для ИКТ-импорта санкции негативно влияют на экспортно ориентированные ИТ-компании, которые работали преимущественно с западными заказчиками (на них приходилось минимум 70% экспорта компьютерных услуг в 2021 году, в том числе на США — 35%), говорится в докладе. По оценке «Руссофта», среди ИТ-компаний в России примерно одна треть работала в том числе на внешний рынок.

Осложнение экономического положения, угрозы «профессиональной изоляции» (отключения от привычных глобальных ИТ-сервисов) и другие факторы, возникающие на фоне санкций, обостряют проблему миграции высококвалифицированных ИТ-кадров, дефицит которых и ранее оценивался в несколько сотен тысяч человек. В докладе приводится оценка, что по этим причинам из России могут уехать 50–100 тыс. разработчиков ПО.

Источник