Турецкий журналист описал характер связи криминальных авторитетов и политиков

В Турции тесные связи политиков и криминального мира создают, по сути, отдельное «государство в государстве», утверждает Deutsche Welle. Речь идет как о выходе на свободу приближенных к националистам глав ОПГ, так и о популярных разоблачениях босса мафии Седата Пекера на YouTube. Мы разбирались, действительно ли политики Турции связаны с мафией.

В последние годы в Турции все больше заметно сращивание политики и криминальных элементов. Как пишет Deutsche Welle, это создает опасность возрождения так называемого «государства в государстве». Таким термином называли ситуацию в Турции в 1990-е годы, когда политические убийства или случаи исчезновения неугодных людей были почти привычном делом.

Косвенно на откат в прошлое социально-политической ситуации в Турции указывает и выход на свободу ряда лидеров криминальных группировок. Так, в конце октября 2021 года был освобожден Курсад Йылмаз, который был приговорен к 66 годам лишения свободы (за убийство, создание ОПГ и подстрекательство к убийству), но отбыл только 17 из них. Ранее по закону об амнистии в 2020 году на свободу вышел другой известный босс мафии Алааттин Чакыджи.

Важно, что политически оба криминальных авторитета близки к праворадикальным политикам и Партии националистического движения (ПНД). Известно, что ее лидер Девлет Бахчели встречался и с Чакыджи, и с Йылмазом вскоре после их освобождения.

Кроме того, одним из крыльев ПНД является печально известная организация «Серые волки», члены которой, начиная с 1970-х годов совершают жестокие насильственные преступления, включая убийства.

При этом идеологией запрещенных даже в Турции «волков» эксперты называют пантюркизм и неофашизм.

В то же время партия Бахчели, который накануне позировал с картой «турецкого мира», включающую российские регионы, — политический союзник Партии справедливости и развития (ПСР) президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана.

Таким образом, в DW приходят к выводу, что сейчас турецкие мафиози могут помогать президенту в укреплении его власти «полувоенными средствами». Особенно это становится актуально на фоне идущих вниз рейтингов Эрдогана, в том числе из-за экономического кризиса в стране.

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН тюрколог Виктор Надеин-Раевский в разговоре отметил, что подобные сообщения довольно часто не точны. Но при этом он уверен, что партия Бахчели действительно имеет какие-то связи с мафией, впрочем, как и партия Эрдогана.

«ПНД проводила серьезные насильственные операции на улицах страны еще в 1970-х, что привело к перевороту в стране 1980 году. А ее подразделение «Серые волки», фактически готовя боевиков, вело жесточайшую борьбу с левыми, буквально резали их. И уже тогда с ними вместе были предшественники партии Эрдогана.

И сейчас связи криминала, скорее, прослеживаются с правящими партиями. Политика давно завязана на мафиозные структуры. Это важный фактор в Турции», — говорит эксперт.

Турецкий журналист Абдуррахман Камбуроглу в разговоре отметил, что сейчас криминальные фигуры сами рвутся поближе к турецким лидерам и политикам, потому что видят в этом определенную выгоду.

«Речь идет об их «крышевании» и другой помощи. Но при этом взгляды у упомянутых криминальных авторитетов действительно правые и они близки к ПНД. Их выход на свободу можно рассматривать и как некий реверанс властей к ПНД в контексте укрепления их союза с правящей партией. Без радикальных националистов партии Эрдогана как раз не хватает 10-15% голосов, которые те обычно набирают», — объясняет он.

Кроме того, журналист говорит, что разные турецкие партии могут решать и другие разнообразные задачи с помощью ОПГ.

Еще одним косвенным доказательством того, что турецкие политические элиты могут быть тесно связаны с криминалом, стали разоблачения на YouTube скрывающегося в ОАЭ лидера криминального мира — Седата Пекера. Он также утверждает, что правительство и ОПГ часто действуют сообща, часто выделяя своего бывшего покровителя — министра внутренних дел Сулеймана Сойлу.

Кроме того, Пекер, например, рассказывал, что помогал группировкам, которые воевали против Башара Асада в Сирии. То есть, через него руководство могло решать даже и некоторые внешнеполитические задачи, считают эксперты.

Журналист Камбороглу отмечает, что турецкое общество не до конца поверило всем обвинениям Пекера против политической элиты страны из-за его криминального бэкграунда.

«При этом с ним никто из крупных политиков не спорит с ним, хотя обвинения против них очень серьезные. Но Пекер — все равно далеко не Эрдоган, чьи сторонники намного фанатичнее. В его партии все еще держится на его авторитете. В Турции вообще переубедить же никого не получается, в том числе и из числа настоящих сторонников других партий.

А с Пекером так и нет ясности, откуда у него оказалась вся эта информация. Им вполне может управлять некая сила, имеющая свои политические интересы», — говорит репортер.

При этом Камбороглу отмечает, что для турецкой политики в целом характерна опора на различные объединения, не только мафиозные, но и религиозные и общественные.

«Все они стремятся наладить связи во власти. В политике это практикуется, и разные политики делают разные ставки на разные такие группы, в том числе, возможно, и на ОПГ. Но насколько эти связи тесны – сложно говорить точно, у нас нет просто никаких доказательств», — заключает он.

Источник