Политологи рассказали о возможных договоренностях Путина и Эрдогана в Сочи

В Сочи через неделю должна пройти встреча президентов Турции и России Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина. Двум лидером давно настало время поговорить, считают опрошенные политологи. Однако ситуацию омрачают заявления Эрдогана о непризнании итогов думских выборов на территории Крыма.

Согласно заявлению канцелярии турецкого президента, визит Эрдогана в Сочи состоится ровно через неделю, 29 сентября. В России эту информацию пока не подтверждают.

По словам главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова, Путин и Эрдоган хорошо понимают друг друга, однако реальных договоренностей от этой встречи ждать не приходится.

«Они никогда не встречаются, чтобы просто пожать друг другу руки. У России есть разные отношения с другими странами, в том числе формальные. Но с Турцией они не формальные.

Они насыщены огромным количеством реальных вопросов, по которым все время, в постоянном режиме надо вести очень сложный торг, который и ведется. Он, как правило, в какой-то момент заходит в тупик, и тогда необходима встреча на уровне глав», — пояснил Лукьянов.

Конфликт в Сирии: новые решения или затянувшийся диалог

Дмитрий Песков, очерчивая пространство диалога на предстоящей встрече, говорил, что «повестка дня будет самой обширной». При этом пресс-секретарь отдельно выделял тему Сирии.

Эксперты считают, что особое внимание будет уделено ситуации в сирийской провинции Идлиб, где продолжаются удары российских ВКС по позициям боевиков и гибель турецких военнослужащих.

В чем суть конфликта России и Турции в Сирии?

В сентябре 2018 года был подписан «сочинский меморандум», предусматривающий создание в Идлибе демилитаризованной зоны глубиной 15-20 км. Однако после этого Анкара стала жаловаться на обстрелы своих наблюдательных пунктов правительственными войсками президента Сирии Башара Асада, а сирийская армия — на атаки боевиков.

Федор Лукьянов убежден, что компромисса по идлибскому кризису не существует, поскольку у России и Турции «диаметрально противоположные интересы» в этом регионе. «Все договоренности, которые достигались неоднократно — о выводе оттуда боевиков, что Турция куда-то их денет, потому что у нее там очень большой контингент — они не работают», — отметил Лукьянов.

После переговоров «идет большой процесс со стороны Турции», потом «идет этап силового давления со стороны России», в том числе бомбардировки, а дальше «они садятся разговаривать». «Потому что Турции не нужны эксцессы. А эксцессы — это прежде всего, если толпы народа ломанутся к ним на территорию», — пояснил эксперт.

«Здесь нет решения, здесь есть бесконечный процесс. И это свидетельство не того, что все плохо, а наоборот, что все хорошо. Уже шесть лет каким-то чудом удается не доводить до прямого столкновения. Это очень большое достижение», — подчеркнул Лукьянов.

В свою очередь, научный сотрудник Института востоковедения РАН Амур Гаджиев считает, что ситуация в Сирии «остается далекой от завершения» по ряду объективных и необъективных причин, по которым Турция не спешит с выполнением обязательств.

«Российская сторона неоднократно заявляла, что несмотря на сочинские договоренности и обязательства, которые взяла на себя Турция, условия эти до сих пор не выполнены», — напомнил Гаджиев.

Он предположил, что на предстоящей встрече Путин и Эрдоган подпишут новый документ по Идлибу. «Президенты зря не будут встречаться, они что-то подпишут, и что-то достаточно весомое, что будет проливать свет на дальнейший процесс урегулирования. Мне кажется, будут подписаны некие соглашения по Идлибу, будет определенная договоренность, поскольку работа на дипломатическом уровне велась очень интенсивно», — подытожил эксперт.

Афганистан и Карабах тоже в поле зрения

Важной темой на переговорах Путина и Эрдогана, по мнению Гаджиева, станет ситуация в Афганистане, который с 15 августа контролируется группировкой «Талибан (организация запрещена в России)».

«Там тоже есть определенные турецко-катарско-пакистанские усилия. К чему они ведут, их содержание, цели, задачи — вот это все было бы интересно проговорить. Потому что известно, что существуют ШОС, ОДКБ, планируется конференция ШОС-Афганистан. Какую роль могла бы сыграть в этом формате Турция, которая является партнером этой организации? Здесь есть поле для дискуссии», — рассуждает Гаджиев.

Главным вопросом вокруг Нагорного Карабаха, считает он, будут турецко-азербайджанские учения, которые прошли там в начале сентября.

«Там были не совсем согласованные с Россией действия, поскольку турецко-азербайджанские учения в Лачинском районе близ Нагорного Карабаха не совсем вписываются в концепцию российско-турецких договоренностей, по которым российский контингент присутствует на территории Нагорного Карабаха», — отметил Гаджиев.

Это вопрос, «по которому Россия хотела бы получить внятный аргументированный ответ».

Помимо этого, Путин и Эрдоган могу обсудить ситуацию в Восточном Средиземноморье и Ливии, а также поставки второго полка комплекса ПВО С-400, строительство атомной станции и другие вопросы «обширной двусторонней политики», в том числе скидки на газ, перечислил Гаджиев.

Крымская ложка дегтя

Негативный фон для переговоров создает сделанное накануне Эрдоганом заявление о том, что Анкара не готова признать Крым российской территорией, а также прошедшие на его территории выборы в Госдуму. Реакция Кремля не заставила себя ждать.

«Мы, конечно, сожалеем, что такие заявления звучат сейчас, когда готовится рабочий визит в РФ. Что касается этой позиции, она нам хорошо известна. Мы с ней категорически не согласны и будем работать с турецкой стороной», — сказал официальный представитель президента России Дмитрий Песков.

Тем не менее, Амур Гаджиев из РАН считает, что тема Крыма в целом и эта перепалка в частности на переговорах в Сочи обсуждаться не будет. «Крым — вопрос закрытый, и Турция прекрасно понимает, что Крым российский. Заявления носят чисто популистский характер. Какого-то прямого эффекта на атмосферу предстоящего разговора они не будут иметь», — уверен эксперт.

С ним согласен Федор Лукьянов, который добавил, что непризнание итогов выборов в Крыму вытекает из непризнания Крыма частью территории России.

«Непонятно, зачем Эрдоган затронул эту тему с трибуны ООН. Видимо, существует необходимость время от времени обозначать некую принадлежность к Западу. Турция не признавала присоединение Крыма — ни в начале, ни в середине, ни сейчас. Если страна не признает принадлежность Крыма к РФ, соответственно, она не признает и выборы на этой территории в ГД РФ. Этим коллизия исчерпывается», — указал Лукьянов.

Другие страны, в том числе Белоруссия, тоже не признают результаты выборов в Крыму, но не делают при этом громких заявлений. «Белоруссия, конечно, будет признавать депутатов, избранных от Крыма, но будет делать вид, что не придает значения их принадлежности», — пояснил Лукьянов.

Член комитета Госдумы VII созыва по международным делам Светлана Журова пояснила, что Турция и Россия последовательны в своих решениях по поводу Крыма, поэтому каких-то изменений по вопросу его принадлежности от встречи ждать не стоит.

«У Эрдогана были свои планы на Крым, давайте честно говорить. Думаю, Путин и Эрдоган могут об этом поговорить, но Владимир Владимирович все равно ответит однозначно, что Крым — это территория России», — сказала Журова.

Вместе с тем она подчеркнула, что несмотря на разногласия по Крыму и «другим вопросам», Россия и Турция остаются стратегическими партнерами.

«У нас много точек соприкосновения. И есть темы, где мы не просто стратегические партнеры, но и активно помогаем друг другу — вспомните хотя бы ситуацию с пожарами и нашу помощь. Возможно, Эрдоган захочет поблагодарить Путина за это», — предположила Журова.

Важным вопросом остается развитие туризма и взаимного признания вакцин. «Чтобы развивать туризм, должны быть выстроены какие-то общие принципы, каким образом это будет организованы — QR-коды или что-то еще. Если Турция хочет, чтобы наши люди больше приезжали, тоже нужно обсуждать», — заключила депутат.

Источник