В преддверии Дня независимости власти Украины вновь озаботились соблюдением прав крымских татар. При этом сами жители полуострова считают, что до 2014 года судьба татар не волновала Киев, более того – власти видели в них угрозу протурецкого сепаратизма. За счет чего России удалось привлечь татар на свою сторону?

В ходе мероприятий так называемой Крымской платформы, проведение которой намечено на 23 августа, украинские власти, среди прочего, хотят обсудить вопрос «восстановления прав крымско-татарского народа» и «возвращения» полуострова под контроль Киева.

Подобные тезисы вполне соответствуют позиции экс-президента Петра Порошенко, который в недавнем обращении к крымским татарам пообещал за год отобрать Крым у России. «И скоро в украинском Крыму коренной крымско-татарский народ свободно отметит Курбан-байрам. Крым – это Украина!» – убежден Порошенко.

Помимо этого, президент страны Владимир Зеленский в июле подписал закон «О коренных народах Украины». В тексте документа указано, что коренными народами, которые сформировались на территории Крымского полуострова, являются только крымские татары, караимы и крымчаки.

Сам документ раскритиковали во многих странах, включая Россию, а президент Владимир Путин отреагировал на него статьей «Об историческом единстве русских и украинцев». «Закон принят. Новые семена раздора посеяны. И это в стране – как уже отмечал – очень сложной по территориальному, национальному, языковому составу, по истории своего формирования», – подчеркнул глава государства.

При этом сами крымские татары считают, что Киев вспомнил об их правах лишь после того, как полуостров вошел в состав России, а до 2014 года регион был неинтересен Киеву. Более того, татары воспринимались в Киеве как потенциальные сепаратисты.

«Крым в украинский период был никому не нужным регионом,

– вспоминает религиозный и общественный деятель Танай Чолханов. – Вместо дорог здесь были старые «бетонки». В советские времена их делали из плит по типу аэродромных, и в некоторых районах Симферополя можно было налететь на торчащую арматуру и пробить днище машины. Страшное дело. В целом из Крыма тащили и выжимали все, что только могли», – пояснил он.

По словам Чолханова, общественная обстановка тоже была далека от идеальной. «Здесь была настоящая «Республика ШКИД» и беззаконие. Поэтому когда после воссоединения с Россией в регионе начали устанавливать электросчетчики, многие очень возмутились: «Какие ужасные изменения! Мы же брали электричество «со столба!». То есть варварским методом и бесплатно: залезаешь на столб, накидываешь «крокодилов» на ноль и фазу – и тащишь электроэнергию бесплатно. А тут пришел порядок и закон – счетчик заставляют ставить. Это многим не понравилось, но затем все согласились с подобными правилами», – рассказал общественный деятель.

Кроме того, в 90-е годы для захвата земель на полуострове был создан «Меджлис крымско-татарского народа*» (в России отнесен к числу экстремистских организаций) во главе с Мустафой Джемилевым. По словам Чолханова, на фоне этой анархии Сергей Аксенов стал лидером русского движения: он собрал вокруг себя крепких ребят, чтобы противостоять «Меджлису».

«Тогда никто не верил в перспективу возврата в Россию. Джемилев же говорил: «Сейчас мы тут поднимемся! Дайте нам возможность!». Плюс к этому Турция иногда посылала им деньги. Джемилев брал деньги также и у татар за узаконивание самозахватов земельных участков, поэтому они его до сих пор ненавидят», – пояснил Чолханов.

При этом в общении с Киевом Джемилев всячески давал понять: если он перестанет контролировать ситуацию среди татар, то «будет беда», поэтому Киев и «Меджлис» всегда договаривались между собой.

«В 90-е годы крымские татары активно использовались Киевом в борьбе с пророссийскими настроениями в Крыму. Эта карта постоянно разыгрывалась украинскими властями», – подчеркивает Сергей Цеков, сенатор от Крыма. В середине 90-х собеседник возглавлял Верховный совет Автономной республики Крым, а затем был вице-спикером парламента автономии.

«Но при Украине крымские татары реальной помощи не получали, – добавляет политик. – И до 2014 года места компактного проживания татар оставались практически без газа, воды, дорог, школ и детских садов. Ситуация с инфраструктурой заметно изменилась лишь после воссоединения Крыма с Россией».

Схожей точки зрения придерживается киевский политолог Владимир Скачко. «При Леониде Кравчуке отношение к крымским татарам было досадным. Они возвращались из мест депортации, а украинское государство не желало решать их проблемы. Из-за этого тогда начали возникать первые обострения на полуострове. Тогда же интерес к Крыму начали проявлять террористы разных мастей», – вспоминает Скачко.

«Леонид Кучма, напротив, подавил недовольства как со стороны татар, так и со стороны русских. Параллельно были стравлены и уничтожены крупнейшие преступные группировки – «Башмаки» и «Сейлем», а на их место пришли украинские и российские олигархи. За это же время утвердился «Меджлис», который оброс связями в Турции и других странах», – продолжил политолог.

«Тогда же у них появились финансовые структуры, банки и военизированные группировки, а для их балансировки создавались организации украинских националистов, которые придумали лозунг «Крым будет украинским или безлюдным». Все это длилось до 2004 года», – добавляет эксперт.

«Затем новый конфликт возник при Викторе Ющенко, которого татары, кстати говоря, сперва поддерживали. Но затем Ющенко на встрече с руководством «Меджлиса» призвал татар отказаться от декларации о своем национальном суверенитете, принятой в 1991 году. В ответ татары выразили возмущение и заявили, что «слова президента унижают крымских татар – народ, который так же, как и украинский, имеет право на самоопределение», – указал политолог.

Позже украинские политики начали опасаться развития в Крыму не только пророссийских движений, но и протурецкого сепаратизма.

Среди них – экс-премьер-министр Украины Арсений Яценюк, который призывал «жестко наказывать татар» в случае неповиновения украинским властям. «После серии подобных конфликтов лидеры крымских татар провели ряд встреч с чиновниками Евросоюза, где подчеркнули: украинская власть не может и не хочет решать политико-правовые вопросы по обеспечению достойных условий жизни крымских татар. Трудные отношения с татарами сохранялись и при Викторе Януковиче. Но после марта 2014 года все резко изменилось», – продолжает собеседник.

«Когда Крым после референдума вошел в состав России – новые власти Украины решили разыграть крымско-татарскую карту, пытаясь найти хоть какой-то таран против Москвы. Но им не удалось привлечь на свою сторону простых людей, которые заняты в сфере мелкого бизнеса, – отмечает Чолханов. –

Простые татары не собирались становиться боевыми бронтозаврами и браться за оружие по призыву из Киева».

«Конечно, были и маргиналы из ячеек «Хизб ут-Тахрир» и «Нурджулар*» (обе – террористические организации, запрещены в России), которые ломанулись в нацбатальон «Крым». Часть этих бойцов проходила подготовку в турецких и арабских сектах. Они – бородатые исламисты, которые хотели стать шахидами в борьбе с Россией. Но Москве удалось пресечь подобную деструктивную деятельность», – добавляет общественник.

«Сегодня же влияние украинских лидеров на крымских татар сведено к нулю. Сейчас местные жители встроились в новую систему общественных отношений и ведут разговоры прежде всего о бизнесе. Про политику они практически не говорят, но хорошо помнят, как к ним относились при Украине», – указал Чолханов.

В то же время один из активистов национального движения крымских татар Васви Абдураимов, поддержавший воссоединение полуострова с Россией, признает: «В начале 90-х мы активно работали с новыми властями Украины. Но в какой-то момент в Киеве решили строить государство, которое не хотело учитывать интересы татар и русских».

«К чему это привело, вы видели в 2014 году. Мы предупреждали: если не будут восстановлены права украинских татар, то вопрос юрисдикции полуострова окажется под большим вопросом. Любая страна будет претендовать на Крым с тем же правом, что и Украина. Так оно и случилось. Поэтому в 2014 году к нам пришла Россия, и вопрос принадлежности Крыма был закрыт навсегда», – резюмировал Абдураимов.

Источник