«В нашей стране самая высокая степень смертности. Мы не выдерживаем натиска. Прошу вас помочь». «Наша страна столкнулась с реальной опасностью гуманитарной катастрофы». Все это – цитаты из обращений к российскому руководству от представителей общественности стран Средней Азии. Граждане этих стран потрясены той эффективностью, с которой Россия справляется с болезнью.

Эпидемия COVID-19 обрушилась на Среднюю Азию еще весной. Но если на первом этапе при введенном карантине ситуация была взята под контроль, то после послаблений произошел взрывной рост больных в тяжелой форме. Каждый день фиксируются сотни, а то и тысячи новых инфицированных в каждой из бывших советских республик.

В Узбекистане и Таджикистане ситуация пока терпимая. Отдельно стоит Туркменистан, где власти отрицают наличие COVID-19 в стране, став в один ряд с Северной Кореей по этому показателю. И тут в первую очередь следует обратить внимание на Казахстан и Киргизию – эти наиболее открытые страны (к тому же входящее в ЕАЭС) не стали скрывать статистику по количеству инфицированных и потому сразу возглавили рейтинг по числу заболевших на душу населения.

Катастрофическая ситуация сложилась в Бишкеке, в котором переполнены оказались не только больницы и обсервации, но и временные стационары. Власти открывают новые пункты для приема больных, но они тоже быстро переполняются. Не хватает не только измученных до предела врачей, но и необходимых лекарств, при этом сами аптеки взвинтили цены на те препараты, которые еще остались. Но даже втридорога не всегда получается купить, так как новые партии в аптеках быстро раскупают.

Ажиотажный спрос во многом возник потому, что в больницах тоже образовался острый дефицит лекарств. Да что там лекарств - врачи не отказываются даже от бинтов, которые им привозят волонтеры. С другой стороны, лечащиеся на дому тысячи больных пневмонией по всей стране сметают в аптеках необходимые препараты.

Про возмущение людей отсутствием лекарств прослышали на самом верху. Для экстренной перевозки препаратов решили использовать борт № 1, на котором премьер-министр Киргизии Кубатбек Боронов прилетел в Минск (для участия в заседании Евразийского межправительственного совета). При обратном рейсе премьер решил захватить с собой 5,4 тонны медикаментов, которые любезно предоставили белорусы. «Таким образом правительство Кыргызстана оказало содействие отечественным фармацевтическим компаниям с доставкой лекарственных средств в целях удовлетворения возросшего спроса. Эти препараты будут доступны населению по приемлемым ценам», – сообщили в правительстве Киргизии.

Пневмония или коронавирус?

Казахстан и Киргизия и раньше были в лидерах по числу заболевших в регионе, но после того как объединили статистику больных коронавирусом и пневмонией, число инфицированных выросло почти в два раза. Потому что, по мнению большинства врачей, наблюдаемая ими пневмония – это прямое следствие вируса COVID-19, который почему-то не обнаруживают местные тесты.

С этим, в частности, согласны российские врачи, которые в казахстанском городе Уральске оказывают помощь местным больницам. Они увидели схожие симптомы у больных, которых ранее лечили в России. «У нас были инфекции именно такого типа. Диагностировались как коронавирусная пневмония без подтверждения ПЦР-анализа», – считает медик Сергей Драчук.

Возможно, как раз мнение иностранных врачей подтолкнуло власти признать горькую правду: больных на самом деле намного больше, тесты часто ошибаются и дают ложноотрицательный результат на коронавирус.

Для лечения пневмонии в тяжелой форме необходимо медицинское оборудование, которого и до эпидемии не всегда хватало. В частном порядке его посылками отправляют даже из Западной Европы. Больше всего трудовых мигрантов находится в России, и во многом из Москвы частными посылками отправляют лекарства на родину. Соцсети забиты предложениями организовать подобные поставки.

Россия с самого начала эпидемии на государственном уровне помогает своим союзникам в регионе. Поставляя необходимую гумпомощь, которая из-за скачка заболевших всё равно в дефиците. Из последних новостей можно выделить сообщения от 18 июля, когда правительство Киргизии заявило о новой партии гумпомощи из РФ, которая должна поступить в ближайшее время. Это 31 аппарат ИВЛ, 70 прикроватных мониторов, пять передвижных рентген-аппаратов, шесть ультразвуковых аппаратов и СИЗ (0,5 млн хирургических масок).

Здесь и там

Чем больше количество заболевших, тем больший контраст получается при сравнении медицины в России, где эпидемия пошла на спад, а дефицита в медицинских препаратах вообще не было. Так, журналист Юрий Дорохов, приехав из Казахстана в Россию, поделился в соцсети своими впечатлениями.

«Уже в первые часы после въезда в Россию из Казахстана я испытал настоящий шок. Полное ощущение, что вернулся в глубокий тыл из зоны боевых действий. Люди расслабленные, спокойные. Никакого особого стресса не наблюдается. <...> Зашел в аптеку – еще один шок. Есть ВСЁ. Правда, по рецептам. У меня было дикое желание скупить всю аптеку и отправить в Алма-Ату».

Также, по мнению Дорохова, в России тема коронавируса отходит на второй план, чего не скажешь о соседнем государстве. «Казахстанская лента Facebook у меня выглядит так: проклятия, жалобы, некрологи. Российская лента: отпуск, волнения в Хабаровске, обнуление, прикольчики, а вот мы в кафешку сходили... В Алма-Ате с кем бы ни говорил, первая или вторая тема – коронавирус. У меня просто куча знакомых болеет ковидом или этой пресловутой странной пневмонией. Тьфу-тьфу, из лично знакомых все живы, но у многих умерли друзья или родственники».

Но ответ на вопросы, почему так происходит и почему такой большой контраст между соседними странами, журналист дать не может. «Не знаю, почему так. Что, Россия принципиально отличается от Казахстана по политическому устройству? Нет. Взяток тут не берут, не воруют? Смешно даже отвечать на этот вопрос. Но разница в эпидемиологической ситуации колоссальна. Обсуждая с российскими казахстанцами, людьми, которые в теме по обеим странам, предположили, что, возможно, повлияло действительно массовое тестирование на ПЦР в РФ (хотя тоже не без претензий, но тест сдать – не вопрос). Может быть, сохранилась эпидемиологическая школа. Может, просто повезло. Я не знаю ответ на этот вопрос», – резюмирует Дорохов.

Схожий контраст заметили и в Киргизии,

об этом в частности в том же Facebook написала Эльвира Осконбаева. «У меня много подруг, живущих по всей России. Так вот, разговариваю с ними, рассказываю про ситуацию, что творится у нас, и предупреждаю их. Говорю, что пить, чем коварен этот вирус, а они мне говорят, мы уже больше трех месяцев пьем антикоагулянты, витамин С и вообще витамины. Гуляем, бегаем, занимаемся спортом. Ходил патронаж, рекомендовал, объяснял, как ведет себя вирус. Минздрав (РФ) рекомендует, есть схема лечения при разных течениях болезни.

Эти схемы расписаны уже более полугода назад! Уже более полугода назад поняли, что коварность этого вируса не в высокой температуре, а в образовании тромбов из-за сгущения крови! Теперь вопрос, почему мы этого не знали?! Почему Минздрав (КР) не рекомендовал? Почему не ходили люди и не объясняли, как себя вести? Мы тупо сидели на карантине и бухали! Мы настолько не были осведомлены течением и профилактикой этой болезни», – задается вопросом Осконбаева.

По ее мнению, львиная доля ответственности за текущую ситуацию лежит на властях Киргизии.

Москва поможет

Чем больше ситуация становится критической, тем больше обращаются за помощью извне. На том же заседании Евразийского межправительственного совета премьер-министр Казахстана Аскар Мамин еще раз напомнил Михаилу Мишустину о тяжелом положении в республике, отметив, что в Казахстане следят за испытанием российской вакцины, и попросил о поставках вне очереди.

«Самое главное, мы получили компетенции российских врачей, которые приехали, работали и работают в разных регионах Казахстана». <...> «В этой связи мы рассчитываем на то, что когда начнется промышленный выпуск вакцины с тем, чтобы Казахстан имел возможность приобрести партии вакцины в числе первых стран, имел возможность применить среди населения. Это очень важно», – цитирует казахстанского премьер-министра РИА Новости.

В соседней Киргизии пошли еще дальше и стали напрямую обращаться к Владимиру Путину в частном порядке. Так, известная телеведущая записала видеообращение для российского президента.

«Уважаемый президент Российской Федерации! Уважаемый Владимир Владимирович! В стране гуманитарная катастрофа: не хватает медицинского оборудования, ИВЛ, кислородных концентраторов, медикаментов, профессиональных кадров. Мы знаем, что Россия дала достойный отпор лютому врагу – коронавирусу, создав лекарства, а также наладив производство СИЗ, построив больницы. Мы просим Вас помочь народу Кыргызстана. В нашей стране самая высокая степень смертности. Мы не выдерживаем натиска. Прошу вас помочь», – сказала Молдокматова.

Спустя пару дней уже группа киргизских политологов направила открытое письмо президенту Путину с просьбой оказать помощь республике в виде поставки перспективной вакцины.

«Сейчас наша страна столкнулась с реальной опасностью гуманитарной катастрофы в связи с усугубляющимся ростом пандемии коронавируса. К сожалению, усилия властей и общественных организаций по борьбе с распространением COVID-19 пока не позволяют взять ситуацию под контроль. Сказываются просчеты в выработке стратегии противодействия пандемии, институциональная слабость и неготовность системы здравоохранения к борьбе против нее, коррумпированность многих чиновников и государственных структур. <...> Мы бы хотели, чтобы наряду с Российской Федерацией, применение нового антивирусного средства одновременно началось бы и в Кыргызстане», – сказано в обращении.

Пока же вакцина не изобретена, пациентов лечат по старинке и проклинают власти за беспомощность при чрезвычайной ситуации. И надеются на помощь России.

Источник