Почему Иран грозит Южной Корее судебным разбирательством

Пока КНДР собирается отправить войска к границе с Южной Корей, Сеул вступил в конфронтацию с еще одной страной из антиамериканской «оси зла» — Ираном. Тегеран намерен подать на Южную Корею в суд из-за ее отказа оплатить поставки иранской нефти на сумму до $9 млрд. Иран и КНДР раздражены тесной связью Сеула с Вашингтоном, из-за которой стороны не могут наладить двустороннее взаимодействие. Как Южная Корея сталкивается с давлением Тегерана и Пхеньяна — в материале.

Глава администрации президента Ирана Махмуд Ваези заявил, что Южная Корея не должна жертвовать доверием Тегерана ради «американского режима». По его словам, у Сеула есть заинтересованность в иранском рынке, за последние десять лет между странами было налажено взаимодействие.

«Необходимо, чтобы правительство Южной Кореи облегчило и ускорило доступ Ирана к заблокированным в стране средствам», — добавил Ваези.

Речь идет о сумме от $6,5 млрд до $9 млрд, которую Сеул удерживает в своих банках.

Указанные средства Тегеран заработал на продаже своей нефти Южной Корее, но республика отказывается осуществлять выплату, прикрываясь антииранскими санкциями США.

Подобная ситуация крайне беспокоит Исламскую республику: власти страны не раз отмечали, что эти деньги необходимы государству для борьбы с пандемией коронавируса. В частности, глава Центрального банка Ирана Абдолназер Хеммати говорил, что средства должны пойти на покупку продуктов питания и медикаментов, которые не попадают под американские санкции.

«Ужасно, что корейские банки удобно пренебрегли своими обязательствами, общими международными финансовыми соглашениями и решили играть в политику и следовать незаконным и односторонним санкциям США», — подчеркивал Хеммати.

Давление Тегерана

Южная Корея была одним ключевых покупателей иранкой нефти, а также газового конденсата Исламской республики. Когда в ноябре 2018 года США ввели эмбарго на поставки нефти и нефтепродуктов из Ирана, для восьми крупнейших импортеров иранского «черного золота», в том числе Сеула, было сделано исключение, действовавшее до мая прошлого года. Тем не менее Сеул прекратил все закупки еще до того, как американские санкции заработали в полную силу.

Возможно, столь оперативное прекращение нефтяных закупок стало одним из следствий тесного взаимодействия Южной Кореи с США, но это не объясняет отказ от выплаты средств за купленную и доставленную иранскую нефть. Гнев Ирана в данном случае вполне обоснован, так как «черное золото» было продано во время действия исключений из санкций.

К тому же Тегеран испытывает проблемы с преодолением последствий пандемии. По последним данным, количество выявленных случаев уже превысило отметку в 197 тыс. человек, а число умерших приблизилось к 10 тыс. В мае власти Ирана указывали на нехватку медикаментов и необходимого медицинского оборудования.

Решить проблему Тегеран собирается через суд. Как говорил официальный представитель МИД Ирана Аббас Мусави, иранские власти готовят иск против Южной Кореи, чтобы вернуть собственные активы.

«Слепое подчинение Южной Кореи США и ее попытка использовать санкции в качестве оправдания неприемлемы. Они не имеют права блокировать активы иранской нации», — отмечал дипломат.

Неизвестно, насколько успешной может быть иранская кампания по давлению на Южную Корею с целью получения собственных средств. Однако ее стоит расценивать как еще одну крупную проблему, свалившуюся на Сеул из-за США в последнее время.

Северокорейский натиск

Иран грозит Южной Корее судебным разбирательством на фоне ухудшения межкорейских отношений. Военные КНДР вновь начали занимать свои посты в демилитаризованной зоне на границе двух стран, а в генштабе республики открыто говорят о подготовке планов военных действий.

Как пишет Ренхап со ссылкой на источники, военнослужащие прибывают на точки, ранее освобожденные в соответствии с межкорейским соглашением о снижении напряженности. Речь идет как минимум о сотне военных. Этот шаг является продолжением серии недружественных актов со стороны Северной Кореи.

КНДР не только отправляет солдат в наиболее опасные районы демилитаризованной зоны, но и обещает возобновить военные учения на границе с Югом.

Кроме того, стоит упомянуть уничтожение узла связи в городе Кэсон, использовавшегося для переговоров с Сеулом. Здание было построено на средства, выделенные южнокорейцами. Оно стало первой подобной точкой связи между двумя странами с момента их разделения в 1945 году и считалось символом политики взаимодействия.

Формальным поводом для эскалации конфликта послужили антиправительственные листовки южнокорейских активистов и северокорейских перебежчиков, которые попадали в КНДР через границу и распространялись в Пхеньяне. Власти Северной Кореи не раз выражали протест Сеулу из-за этих действий, но даже обещания запрета листовок в Южной Корее не смогли сгладить ситуацию.

Впрочем, реальной причиной роста напряжения скорее стал тупик в переговорах между Сеулом и Пхеньяном по продвижения взаимного сотрудничества. К этому также добавляется отсутствие каких-либо изменений в переговорах КНДР и США по денуклеаризации Корейского полуострова, и в особенности — полное сохранение американских санкций против республики.

При этом о негативном влиянии Вашингтона на ситуацию заявляла первый заместитель заведующего отделом ЦК Трудовой партии Кореи (ТПК) Ким Е Чжон, сестра лидера КНДР Ким Чен Ына.

«Прекрасные соглашения Севера и Юга не были реализованы ни на йоту из-за аркана про-американского низкопоклонничества, который надел на себя Сеул», — отмечала Ким Е Чжон.

Как говорил в беседе старший научный сотрудник Центра Азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Олег Давыдов, нагнетание напряженности и провокации — излюбленный метод КНДР, за счет которого она привлекает международное внимание.

«По некоторым подсчетам, до 90% доходов от северокорейского экспорта сократилось из-за санкций. В этих условиях в Пхеньяне, возможно, сочли необходимым напомнить о себе, начав с обострения межкорейских отношений, что может стать прологом к новому конфронтационному витку на Корейском полуострове. Если это так, то «месседж» Пхеньяна будет адресован уже не только Сеулу, но и Вашингтону, политику которого в КНДР рассматривают в качестве главной преграды для снятия санкций», — подчеркивал эксперт.

Ограничительные меры США в целом объединяют Иран и КНДР в их стремлении оказать давление на Южную Корею, параллельно затронув своего «главного противника» в лице Вашингтона. К слову, западные СМИ подозревают страны в военном сотрудничестве, в том числе в области создания ракет и подводных лодок. Однако их общее недовольство Сеулом вряд ли можно назвать спланированной акцией.

Источник