В российской Арктике произошла крупнейшая за Полярным кругом экологическая катастрофа. Из резервуара ТЭЦ-3 Надеждинского металлургического комбината вылилось более 21 миллиона литров солярки, которая движется к Карскому морю. В течение как минимум двух дней последствия аварии не устранялись, а ее масштабы замалчивались и приуменьшались. В Норильске введен режим чрезвычайной ситуации федерального масштаба. Наблюдатели утверждают, что "Норникель" не пускает на свои объекты проверяющих, а необходимые экспертизы просто покупаются.

"Проверяющих "Норникель" не пускает"

На территории ТЭЦ, принадлежащей "Норникелю", стояли три стальных резервуара с нефтепродуктами объемом 30 тысяч кубометров каждый. Они предназначались на случай аварийного отключения станции от газоснабжения. Два из них были заполнены примерно наполовину. А в третьем, самом большом, было 21 163 000 литров солярки. Именно из отверстия в этом резервуаре, которое увеличивалось с каждым часом, 29 мая топливо стало вытекать наружу, оказавшись в итоге в реках Далдыкан и Амбарная.

Случайная машина, заехавшая в разлившуюся солярку, загорелась – водитель успел спастись. Начался пожар, который тушили несколько часов. Резервуар, откуда вылилась солярка, построили еще в СССР.

– Советские строители в 80-х годах прошлого века поставили гигантскую стальную бочку высотой с семиэтажный дом и примерно такой же ширины, – рассказывает Игорь Шкрадюк, координатор программы экологизации промышленности, эксперт Общественного совета при Минприроды. – Дно бочки крепилось к бетонному фундаменту, который стоит на вечной мерзлоте. Но мерзлота таяла. Половина домов в Норильске имеют разрушения из-за таяния мерзлоты. Подобное произошло с фундаментом, на котором стояла самая большая бочка. Мерзлота растаяла. Бетонная плита потеряла опору: ее кусок отломился и потащил за собой дно емкости – оно оторвалось. Образовалась дыра, через которую хлынула солярка. Заметили это на ТЭЦ не сразу. И не сразу сообщили. На предприятии не было никаких средств мониторинга, например, отсутствовала сигнализация на грунте. Не сработала сигнализация об уровне нефтепродуктов. К сожалению, "Норильский никель" выстроил своеобразные отношения с проверяющими органами – их просто не пускают на территорию предприятия.

Палатки МЧС России на месте разлива дизельного топлива в Норильске

Палатки МЧС России на месте разлива дизельного топлива в Норильске

В советское время изучением свойств льда занимались ученые, специализирующиеся на ледотермике – отрасли гидравлики о ледовом и термическом режимах водных объектов. В особых природных арктических зонах создавались так называемые мерзлотные лаборатории. Одна из них работала на комбинате "Норильский никель", но была закрыта несколько лет тому назад.

– Вечную мерзлоту, на которой стоит город Норильск и его предприятия, постоянно укрепляли с помощью тепловых труб: бурили лед, забивали сваи. Внутри них были тепловые трубы, с помощью которых укрепляли мерзлоту. Но таких труб около бочек на ТЭЦ, где случилась катастрофа, не было, – говорит Игорь Шкрадюк. – Проводится ли проверка состояния двух других бочек, стоящих рядом с поврежденной бочкой, не сообщается ни одним проверяющим органом.

Солярка, которая вырвалась из-под дна ржавой металлической бочки, легко преодолела еще один защитный барьер – "обваловку". Так называется защитный ров, которым обычно окружены опасные объекты на случай утечки. На размещенном в социальной сети ролике видно, как солярка широкой рекой прорвалась через защитный вал: в одном месте идет сплошным потоком, а в другом месте вытекает через край.

– Вал вокруг хранилищ солярки был недостаточно высоким. Еще одна преграда – ливневая канализация – была почему-то закрыта, – говорит Игорь Шкрадюк. – Хорошо, что в Норильске полярный день. Круглые стуки светло, и смогли увидеть случившееся.

Солярка вытекла на дорогу, попала в овраг, а оттуда в реки Далдыкан и Амбарная, у которых сильное течение.

"Авария привела к тому, что топливо проникло в почву и ближайшие водоемы – реку Амбарная (обеспечивает водой жителей района Кайеркан Норильска), озеро и реку Пясино, впадающую в Карское море", – говорится в сообщении Генпрокуратуры РФ. Протяженность реки Пясина – 818 километров.

Река Амбарная питает подземные воды, которые используются для водоснабжения норильского района Кайеркан, расположенного около одноименной реки (это правый приток реки Амбарной) – из-за этого его центральное водоснабжение оказалось под угрозой.

– По речке бежит солярка. Запах невыносимый. Подойти невозможно. Река солярки бежит. Жирная. Пожалуйста, заправляйте автомобили, – говорит местный житель, записавший видео на реке Амбарной. Он зачерпывает из реки мутную коричневую жидкость, поджигает ее, и она воспламеняется, как бензин.

Соляркой наполнились все речные протоки. И без того красная от примеси железа и вредных веществ, река Далдыкан еще сильнее окрасилась в кирпичный цвет.

– Я в Центральном районе живу. Разлив произошел рядом с Кайерканом. С 1982 по 2005 годы он был отдельным городком, а сейчас формально считается районом Норильска, – рассказал местный житель Игорь Абрамович. – Что до реки Далдыкан, то ее красный цвет уже стал для местных жителей привычным.

"Любую экспертизу покупают"

Когда информацию об экологической катастрофе получили региональные власти, доподлинно неизвестно.

"В подразделения МЧС России информация о происшедшей чрезвычайной ситуации поступила по линии ЕДДС только 31 мая. Все это время предприятие пыталось собственными силами локализовать последствия разлива", – сказал глава МЧС Евгений Зиничев 3 июня во время селекторного совещания у российского президента. "Истинная картина прояснилась только после информации в соцсетях", – уточнил красноярский губернатор Александр Усс.

В ходе заседания Путин возмутился действиями генерального директора "Норильско-Таймырской энергетической компании" Сергея Липина, который не сообщил о катастрофе вовремя.

"Мы что, будем узнавать о чрезвычайных ситуациях из социальных сетей, что ли? У вас там все в порядке со здоровьем?" – поинтересовался Путин, обращаясь к Липину. Однако тот ответил, что сообщение о ЧП было передано наверх сразу же. В итоге чиновники не смогли дать внятные объяснения, почему к ликвидации последствий катастрофы приступили так поздно.

Техника МЧС России работает на месте разлива солярки

Техника МЧС России работает на месте разлива солярки

На том же совещании у Путина губернатор Александр Усс и глава компании Сергей Липин предложили сжечь разлившуюся солярку и тем самым ликвидировать последствия экологической катастрофы. Однако им возразили.

"Не представляю себе, как сжигать сейчас в Арктической зоне Российской Федерации такое количество топлива", – сказал Дмитрий Кобылкин, министр природных ресурсов.

Путин поручил правоохранительным органам разобраться со всеми нестыковками в показаниях чиновников и представителей предприятия. Крупнейший акционер "Норникеля" Владимир Потанин в совещании участия не принимал.

В тот же день, 3 июня, Следственный комитет России возбудил несколько уголовных дел: по статьям о порче земли (часть 1 статья 254 УК РФ), о нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ (статья 246 УК РФ), загрязнение вод статья (250 УК РФ). В рамках расследования в качестве подозреваемого задержали Вячеслава Старостина, начальника котлотурбинного цеха ТЭЦ-3, где случилась авария. От дачи показаний он отказался.

"Город феодального строя"

– Эту экологическую катастрофу невозможно исправить до тех пор, пока глобально не решится многолетняя проблема с комбинатом "Норникеля". Отравленная почва, вода. Выбросы газов. Дно рек, покрытое пульпой. Плюс выброс двух миллионов тонн диоксида серы. При этом "Норникель" не платит за загрязнение окружающей среды, – говорит местный активист Геннадий Полторыхин, житель Норильска. – На комбинате должны быть настоящие очистные сооружения, а не потемкинские деревни, что сейчас там стоят в качестве очистных. Предприятие не развивается. Работает по остаточному принципу на тех мощностях, что остались от Советского Союза. Любую экспертизу покупают. "Норильский никель" – крупнейший налогоплательщик в России. Это государство в государстве. Наш город абсолютно зависим от комбината. Администрация города, депутаты – это ставленники комбината. Это город феодального строя.

Жители Красноярского края, на территории которого работает "Норникель", собирают подписи под письмом к Владимиру Путину. "От нас скрывают правдивую информацию по ситуации разлива нефтепродуктов на ТЭЦ-3 в городе Норильске. Истинный масштаб катастрофы скрывается. Экосистеме Таймыра и Арктике в целом нанесем колоссальный урон", – говорится в письме.

– Авария показывает неповоротливость и отсталость российской системы управления. На сайте "Норникеля" написано что, приехав на место аварии, первый вице-президент компании Сергей Дяченко "исключил фактор эксплуатационной небрежности в обращении с резервуаром, проверка проводится каждые два года". На сверхопасном и очень старом объекте, стоящем на тающей мерзлоте, судя по всему, нет датчиков, способных в режиме реального времени предупредить о подвижках фундамента, – говорит Евгений Симонов, координатор коалиции "Реки без границ". – Демонстрационно-политический разнос Усса у Путина через пять дней после катастрофы, когда выясняется, что мало что сделано и вообще никто толком не знает, что можно с этим сделать. Из публичного сюжета так и не становится понятно, кто конкретно виноват в том, что масштаб ЧП стал известен только через трое суток. Под флагом сидит вальяжный министр Новак (Александр Новак – министр энергетики .– Прим. СР) и говорит: "Ну, я могу поспрашивать наши нефтяные компании, у которых есть опыт работ при разливах". Он говорит это на пятый день бедствия, когда точно известно, что в структуры Минэнерго об аварии сообщили через полчаса после прорыва емкости. И ему ничего за это не будет.

"Масштабы поражают"

В том, что время для локализации техногенной катастрофы было упущено, сейчас уже едва ли приходится сомневаться.

– Солярка прошла почти трое суток, пока не спохватились и не стали преграждать ей путь. Ее поймали прямо возле входа в озеро в Пясино, – говорит норильский активист Геннадий Полторыхин. – Потом привезли отряд МЧС, который специализируется на сборе протечек. Стали собирать солярку: из 21 тысяч тонн солярки откачали только 60 тонн. 21 тысяча тонн – это примерно 60 железнодорожных составов. Боновые ограждения, установленные на основном русле реки, большого эффекта не дают. Солярка, в отличие от бензина, опускается на дно и ровным слоем покрывает все, что может покрыть: растения, микроорганизмы, рыбу, икру, мальков, личинок, насекомых. Собрать разлившиеся нефтепродукты сложно. Дороги в тех краях нет. Добраться можно только вездеходом или вертолетом. Сюда не пройдут суда, которые могли бы собрать солярку на борт и вывезти. Ее сейчас собирают в емкости и планируют оставить их здесь до зимы, а потом на вездеходах оттуда вывезти по зимней дороге. Я посчитал – это 18 000 бочек. Это практически невозможно. В ближайшие дни на озере Пясино начинается шторм, солярка смешается с водой, и мы увидим фотографии чистейшего озера.

Умирает уникальная растительность тундры: ягель – это основной корм для домашних и диких оленей – будет восстанавливаться 30 лет. Погибнет окончательно крупнейшее таймырское пресноводное озеро Пясино – нерестилище для рыб. Происходит отравление рыбы, гибель птиц. Большому арктическому заповеднику, особо охраняемой природной территории, нанесен непоправимый ущерб. Там, где розлив попал на почву, ее придется еще лет десять восстанавливать, чтобы в этом нежарком климате появилась растительность, которая там и так плохо растет, – считает Геннадий Полторыхин.

31 мая в Норильске был введен режим чрезвычайной ситуации межмуниципального уровня, а 3 июня Путин ввел режим ЧС федерального масштаба.

Эти меры, по мнению экспертов, также были запоздалыми.

– По нормативам при утечке более пяти тысяч тонн вводится режим ЧС федерального масштаба. К сожалению, было объявлено ЧС межмуниципального уровня. Были утеряны драгоценные дни, в течение которых федеральная группа спасателей могла бы локализовать распространение части нефтепродуктов, – говорит Александр Колотов, директор красноярской общественной организации "Плотина". – Сейчас ближе к устью реки Амбарной поставили боновые заграждения, которые должны сдерживать проникновение нефтепродуктов в озеро Пясино.

Однако, по мнению Александра Колотова, боновые заграждения неэффективны: они предназначены для работы с сырой нефтью. Дизельное топливо более токсичное, его соединения –ксилол, бензол, этилбензол, толуол – вступают в реакцию с водой и оседают на дне. Загрязнения проникли в озеро Пясино.

– Это крупнейший разлив нефтепродуктов в Арктике в этом тысячелетии. Его масштабы поражают, – говорит Александр Колотов.

В пятницу глава правительства Красноярского края Юрий Лапшин на сессии Законодательного собрания сообщил, что существующие технологии очистки воды от нефти и нефтепродуктов ориентированы на моря и судоходные водоемы, а не на реки. В "Норильске судоходный характер эти акватории не имеют, судоходный транспорт подойти не может", – сообщил Лапшин, добавив, что есть только два варианта ликвидации последствий катастрофы: сжечь разлившуюся солярку, но от этого уже отказались. И откачать ее – для этого, возможно, придется строить трубопровод. На том же заседании Лапшин обвинил МЧС и руководство компании в замалчивании масштабов ЧП. "Первые сообщения, полученные по линии МЧС о происшествии на ТЭЦ-3 в Норильске, и комментарии Норильско-Таймырской энергетической компании (НТЭК) не передавали масштаба произошедшего", – заявил Лапшин.

Площадь загрязнения после разлива топлива в Норильске составила 180 тысяч квадратных метров.