Почему правые силы теряют позиции в Европе в пандемию

Коронавирус мог стать «подарком» для правых сил в Европе и дать им возможность для наращивания электоральной базы. Однако в итоге пандемия привела лишь к падению их рейтингов и сплочению европейцев вокруг своих властей. Аналитики связывают крах правых сил с отсутствием рычагов воздействия на ситуацию, а также солидарностью со своими оппонентами в условиях кризиса. Почему правые теряют поддержку в Европе, мы разбирались.

Пандемия коронавируса сильно ударила по Евросоюзу, усилив противоречия между государствами объединения, вновь прочертив границы между странами и заставив власти европейских стран следовать политике, более характерной для авторитарных государств.

Совокупность всех этих факторов, казалось бы, могла стать «подарком» для правых партий и различных популистов, позволить им усилить свое влияние внутри европейских государств. Однако ситуация сложилась иным образом, и правые в ведущих странах ЕС лишь теряют свое влияние в пандемию.

Согласно апрельскому исследованию Politico, начиная с января 2020 года правые из «Альтернативы для Германии» потеряли 4,1% рейтинга, итальянская «Лига Севера» лишилась 4%, Словацкая национальная партия — 3,9%, «Шведские демократы» — 3,2%, «Австрийская партия свободы» потеряла 2,9%, а испанский «Голос» лишился 1,8%.

Эффект сплочения

В первую очередь, против правых партий по всей Европе — за исключением Венгрии и Польши, где они находятся у власти, — сыграл так называемый «эффект сплочения». Речь идет об объедении народа вокруг своего правительства во время кризисной ситуации. Наиболее явно этот фактор прослеживается в истории США, когда рейтинг президента Джорджа Буша-младшего после терактов 11 сентября 2001 года вырос с 51% до 90%.

В европейских государствах он также имеет место. Так, наиболее явный «эффект сплочения» наблюдается в серьезно пострадавшей от пандемии Италии. Рейтинг одобрения премьер-министра Джузеппе Конте вырос с 44% до 71%, согласно мартовскому опросу Demos.

Даже рейтинг президента Франции Эммануэля Макрона вырос до 51%, хотя до этого держался в районе 35-40%. Наибольший прирост зафиксирован в Австрии и Нидерландах — показатели канцлера Себастьяна Курца и премьера Марка Рютте поднялись на 33 и 40 процентов соответственно до 77 и 79%.

В подобных условиях правым партиям, которые зачастую находятся в оппозиции, достаточно проблематично конкурировать с властями. Как говорит директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев, у них не было никаких возможностей для принятие решений, поэтому они упустили внимание общественности.

«Естественным образом общество убеждено, что власти хотя бы что-то делают. Правые говорили о тех вещах, которые были важны в мирное время, но общество Европы находится в состоянии мобилизации, и эта повестка отходит на второй план. Я думаю, что у них что-то начнет получаться не раньше, чем через полтора-два года, когда население устанет от мер, принимаемых правительствами», — уверен эксперт.

Сумбурная политика

Против правых также играет сама ситуация, так как власти фактически и так начали реализовывать их требования на фоне пандемии. Так, «Альтернатива для Германии» (АдГ) была сфокусирована на проблемах миграции, открытости границ и упрощении правил для получения убежища. Однако эпидемия свела их беспокойство на нет, Германия отгородилась от других европейских стран и перестала пускать не только мигрантов, но и любых граждан из третьих стран.

В начале эпидемии политики из АдГ использовали в своих заявлениях тактику президента США Дональда Трампа, принижая опасность заболевания. К примеру, член партии Аксель Герке в конце марта утверждал, что вирус не серьезнее простуды и является «фейком».

С ухудшением ситуации в Германии и других странах риторика «Альтернативы» изменилась на критику несвоевременной реакции правительства на пандемию, но позитивного отклика от общества получить им уже не удалось.

Аналогичная ситуация происходит с испанским «Голосом», который сосредоточился на критике эпидемиолога Фернандо Симона — ответственного за экстренное реагирование властей на пандемию. Партия называет ученого «психопатом», а также готовит иск против правительства за «подавление прав человека» в пандемию. Популярностью ее позиция не пользуется, что подтверждается падением рейтинга.

В целом, правые в Европе сосредоточились на создании антипода власти, где действуют жесткие ограничения — они критикуют их за неоправданность и несправедливость.

При обратной ситуации, в частности в Нидерландах, власти обвиняют в недостаточном реагировании на пандемию и выступают за введение новых мер.

К слову, в той же Германии одной из любимых тем правых также стал экономический кризис, вызванный эпидемией. В АдГ уверены, что ограничительные меры больше вредят, чем помогают, поэтому партия выступает за их скорейшее снятие.

В совокупности все это не играет в пользу правых, а лишь снижает их показатели. Смена риторики и отсутствие конкретных рычагов воздействия на ситуацию усугубляют их положение.

Солидарность?

Впрочем, доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин уверен, что правые партии в Европе проявили политическую сознательность на фоне пандемии, так как речь идет о биологической катастрофе, с которой не смогла совладать ни одна европейская страна.

«Паразитировать на факте большого количества умерших или проблем системы здравоохранения, наверное, неправильно. Вероятно, они сознают, что в данном случае неуместно зарабатывать политические очки на этих проблемах.

Да, критика все равно есть, и это нормальное явление для демократических государств, но она носит, скорее, сопутствующий характер», — указал эксперт в беседе.

Политические лидеры не стремятся зарабатывать рейтинговые очки на пандемии, а пытаются консолидироваться с властями, подчеркнул Топорнин, это проявляется при принятии необходимых мер. В разных парламентах, как правило, никто не голосует против проектов по финансированию бизнеса или социальной поддержке.

«Переход к радикалистским заявлениям мог бы привести к некой анархии, поэтому они проявляют определенную политическую сознательность. Не то время, чтобы скрещивать шпаги и выяснять кто прав, а кто виноват», — резюмировал эксперт.

В целом, текущая ситуация, действительно, не располагает к наращиванию политического рейтинга также из-за того, что активные кампании фактически заморожены. Запреты на массовые мероприятия действуют практически во всех государствах, что лишает различных политических деятелей прямого контакта с гражданами.

Частично взаимодействие переходит в онлайн-формат, но все же отсутствие митингов и протестов создает ряд проблем для правых партий. В таких условиях ухудшение их позиций вполне объяснимо, но не исключено, что они смогут восстановиться после выхода Европы из кризиса.

Источник