Банк России не ожидает существенного всплеска инфляции в результате внешних и внутренних шоков, считает ситуацию на финансовых рынках не требующей сейчас дополнительного вмешательства регулятора, уже ослабившего регуляторные ограничения, и считает возможным в ближайшее время снижение ключевой ставки — это основные сообщения главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной на первой еженедельной пресс-конференции в пятницу. Ожидаемые потери в динамике ВВП в результате снижения цен на нефть и ограничений на месяц экономической активности противоэпидемическими мерами в ЦБ сейчас оценивают в 1,5–2% ВВП за год, пик спада придется на второй квартал, глубина его и масштаб всплеска безработицы зависят от регионов — конкретные карантинные меры вводят именно они.

Председатель ЦБ России Эльвира Набиуллина

Банк России увеличил объемы коммуникации в связи с нестабильной ситуацией — Эльвира Набиуллина провела пресс-конференцию в онлайн-режиме, они будут еженедельными (и, судя по всему, проводиться по итогам заседания совета директоров ЦБ, не обсуждающего ключевую ставку). ЦБ также намерен еженедельно публиковать специальный бюллетень, посвященный развитию экономической ситуации. Регулятор, как пояснила глава ЦБ, сейчас не делает «цифровых» оценок и прогнозов об изменениях в макропоказателях, вызванных наложением нескольких шоков — шока предложения, связанного с ограничением работы организаций в медико-санитарных целях (в том числе в импорте), шока спроса и бюджетных изменений, связанных с обвалом нефтегазовых цен: пока все оценки Банка России в его прогнозах являются скорее качественными. ЦБ согласен с оценкой, согласно которой из-за объявления апреля 2020 года нерабочим месяцем экономический рост РФ потеряет 1,5–2% ВВП (что, видимо, соответствует прогнозу нулевого роста или рецессии год к году) и предполагает, что пик спада ВВП и начало восстановительных процессов придется на второй квартал 2020 года.

Главная оценка, озвученная Эльвирой Набиуллиной,— оценка динамики инфляции: она, по словам председателя ЦБ, выросла, но остается ниже таргета Банка России в 4% годовых.

Из этого, очевидно, следует, что краткосрочные шоки спроса и предложения в сумме дают немного менее сильный и продолжительный эффект, чем ожидающийся среднесрочный эффект от эффекта переноса валютного курса и регуляторных послаблений ЦБ (в сумме оценивавшийся ранее в 1 трлн руб. до конца 2020 года). Иными словами, у ЦБ нет сейчас оснований считать инфляционное равновесие нарушенным. Мало того — Банк России, по словам Эльвиры Набиуллиной, видит возможность снижения ключевой ставки (предположительно — в силу сместившегося вниз равновесно-нейтрального положения ставки) и сейчас определяет момент, когда это снижение может быть уместным и безрисковым.


Фактически ЦБ подтвердил, что в своей сфере он ориентирован на поглощение большей части шоков в финансовой сфере своими регуляторными послаблениями — и прибылями банковской системы, которые должны, видимо, значительно уменьшиться по итогам 2020 года.

Со стороны экспорта ЦБ не ждет ничего позитивного в краткосрочном периоде: восстановление экономики КНР после карантинных остановок первого квартала не в состоянии поддержать мировой рост, мировой спрос упал значительно больше. Эльвира Набиуллина практически не упоминала в ответах на вопросы состояние бюджетной системы РФ, «бюджетное правило», ФНБ и стабильность консолидированной бюджетной системы: неизменность работы конструкции и ее эффективность не только не вызывает сомнений у ЦБ, но и не подвергается внешней критике и содержательному сомнению, по крайней мере до момента, пока Минфин не опубликует предложения по изменению структуры расходов бюджета в 2020 году. По умолчанию предполагается, что общие расходы не изменятся, новой «бюджетной консолидации» не будет, спад федеральных доходов будет компенсироваться из ФНБ.

Банк России признал, что по итогам ограничения карантинными мерами (в первую очередь нерабочими днями в апреле) экономической активности существуют значимые риски всплеска безработицы. Масштабы его в ЦБ пока не оценивают, по словам госпожи Набиуллиной, все будет зависеть от длительности и жесткости ограничений в регионах. Конкретный набор мер по ограничению распространения коронавируса передан под контроль губернаторов, которым предписано 2 апреля президентом Владимиром Путиным (см. “Ъ” от 3 апреля) и рекомендовано председателем правительства Михаилом Мишустиным самостоятельно определять баланс между необходимыми противоэпидемическими мерами (ограничением занятости на рабочих местах) и экономическими интересами. Исходя из управленческой структуры, созданной в марте 2020 года вокруг правительства, власти большинства регионов будут ориентироваться на модель, применяемую в Москве под руководством мэра Сергея Собянина. Это, отметим, не всегда рационально в силу сильных отличий экономики Москвы от большинства регионов и опережения московской агломерацией темпов развития коронавирусной эпидемии не менее чем на неделю-две.

Отметим, наиболее проблемной выглядит ситуация с логистическими ограничениями — «новая» часть экономики РФ и ее сектор услуг мало приспособлены к длительным остановкам, при этом зависимость от не старого «реального сектора» уже высока.

Исходя из комментариев Банка России, пока и ЦБ, и правительство предполагают условный «китайский» вариант развития экономической ситуации, при которой несколько недель карантинных ограничений не дестабилизируют ситуацию на рынке капитала, а глубокий спад промпроизводства и услуг будет кратковременным и летом 2020 года будет сопровождаться практически таким же стремительным восстановлением — практически не будут утрачены ни рабочие места, ни организации. Так ли это, покажет динамика увольнений, закрытия бизнесов и стабильность логистики в ближайшие две недели в Москве и городах-миллионниках.

Дмитрий Бутрин "Коммерсант" 4 апреля 2020г