Виктор Орбан и гуманитарная помощь из Китая

В ЕС выявили «изменщика» и «больного человека» в своих пораженных коронавирусом рядах. Представителей Венгрии призывают изгнать из управляющих структур Евросоюза, поскольку ее премьер Виктор Орбан присвоил себе диктаторские полномочия. Этот скандал в период пандемии вновь показывает, что «единая Европа» отнюдь не едина и что Британия, покинув ЕС, не закрыла за собой дверь.

«Венгерское правительство нельзя больше допускать к столу, за которым собираются представители европейских институтов».

Эти слова принадлежат министру иностранных дел Люксембурга Жану Ассельборну. Он призывает отправить полноправного члена Евросоюза – Венгрию – на «политический карантин», исключив ее представителей из советов министров ЕС. Подобное не означат автоматического исключения из самого ЕС, но это можно назвать «первым шагом» и максимально строгим «баном». Советов министров там много – свой для глав минфинов, свой для глав минобороны и так далее, то есть выработка всех решений о жизни Евросоюза грозит проходить без участия Будапешта.

Прежде подобные угрозы поступали только в адрес Польши, где клерикально-националистическая правящая партия «Право и справедливость» задумала судебную реформу, ограничивающую независимость судей. Партию братьев Качиньских в Брюсселе и прежде недолюбливали как мракобесов и возмутителей спокойствия, но на сей раз еврочиновники буквально встали на дыбы и, несмотря на весь польский гонор, продавили свою волю: реформа прошла в усеченной версии.

Теперь угрожают Венгрии, и не надо думать, что глава МИД Люксембурга – это что-то незначительное. Маленькое герцогство является одним из основателей Евросоюза и Шенгенской зоны, а его многолетний премьер – признанный патриарх европейской политики Жан-Клод Юнкер пять лет возглавлял Еврокомиссию, став третьим люксембуржцем в этой должности.

А сам Ассельборн слишком опытен, чтобы бросать слова на ветер: МИД своей родины он возглавляет более десяти лет, а до того активно работал в структурах ЕС, в том числе в тех самых советах министров.

В данном случае он выражает средневзвешенное мнение брюссельской бюрократии, разве что в более резкой форме. Преемница Юнкера на посту главы Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен также выпустила специальное заявление, где потребовала от стран ЕС не покушаться на «фундаментальные права граждан» и «на свободу СМИ». И хотя название «страны-плохиша» Венгрии не прозвучало, для всего евробомонда очевидно, о ком идет речь.

Чем же правительство Венгрии так прогневало ЕС? Тем же, чем занято сейчас каждое правительство Европы, а то и мира – борьбой с коронавирусом.

В минувший понедельник венгерский парламент, две трети которого составляют сторонники премьер-министра Виктора Орбана из партии «Фидес» и их партнеры, ввел в стране режим чрезвычайного положения и наделил кабинет министров предельно широкими полномочиями. Официально – для оперативного противодействия инфекционной угрозе.

Европолитики называют это шагом к диктатуре и особо напирают на то, что мало чем ограниченные полномочия переданы Орбану бессрочно. Но если бы что-то подобное приняли в стране, которая в Брюсселе на хорошем счету, например, в Финляндии или Португалии, скандала бы не случилось.

Но то Орбан – ему не доверяют, видят в нем врага и архаичного белого мужлана из прошлого, который только и ждал момента, чтобы превратить Венгрию в автократию с собой во главе.

Орбана не любят по совокупности причин. Во-первых, он слишком консервативен по меркам ЕС – выступает категорически против миграции и принял новую конституцию, которая отрицает однополые браки и подразумевает возможность запрета абортов.

Во-вторых, он антиглобалист и евроскептик, который назначил брюссельскую бюрократию своим противником, так что теперь это еще и личное. Пользуясь внутренними проблемами ЕС и падением популярности его руководства, Орбан противопоставляет себя ему в качестве защитника христианства, венгерской идентичности и национального суверенитета. Венгры – нация патриотичная, им такое нравится.

И наконец, в-третьих: Орбан является злейшим врагом своего знаменитого земляка – финансиста Джорджа Сороса, который давно мечтает отстранить его от власти и скупает брюссельскую бюрократию оптом.

Как следствие, венгерского премьера называют «последним диктатором ЕС» и даже «европейским Путиным», благо у двух лидеров сложились хорошие рабочие отношения. Орбан является категорическим противником «войны санкций» (от нее серьезно страдают венгерские сельхозпроизводители) и украинизации образования, которую проводит официальный Киев (она бьет по интересам венгров Закарпатья). Разумеется, в глазах Брюсселя это еще один «существенный недостаток» его власти.

Чтобы было совсем понятно, никаких таких особо жестких полицейских мер Венгрия не предпринимает. Карантин там с теми же ограничениями, что и режим самоизоляции на большей части России, разве что разрешено ходить в парикмахерские.

А в Нидерландах – стране-отличнике Евросоюза – с некоторых пор велено «больше трех не собираться», то есть в буквальном смысле воплотили страшилку советских диссидентов.

Другое дело, что в Венгрии ввели уголовное преследование за публикацию фейков о коронавирусе. То же самое сделано в России, но по меркам ЕС это нетипично. Отсюда и упоминание «свободы слова» в речи Урсулы фон дер Ляйен.

Хотя в перспективе откол некоторых стран Восточной Европы от Евросоюза вполне возможен, маловероятно, что угрозы Ассельборна будут реализованы: всем в ЕС сейчас, мягко говоря, не до Орбана и его широких полномочий. Более того, он имеет хорошие шансы прогнуть еврочиновничество, ни на какие уступки, в отличие от поляков, не пойти и выставить своих недругов в Брюсселе в максимально невыгодном свете.

Это касается не только венгров, но и европейцев в широком смысле. На фоне пандемии евробюрократия проявила себя далеко не лучшим образом, а сама концепция единого европейского пространства была спешно отменена до лучших времен. В условиях острого кризиса чиновники, сам смысл существования которых понятен сейчас менее чем когда-либо, могли бы найти более полезное занятие, чем сведение счетов с Орбаном.

Потому что в конечном итоге все вернется на круги своя и полномочия премьера сожмутся до прежних. Если отказаться от методичек и от стереотипного мышления, Орбан ну никак не диктатор и даже не потенциальный диктатор. Да, популист. Да, волюнтарист. Да, старый лис и тот еще пройдоха, но не более того.

Выставить брюссельскую бюрократию эдакими вредителями для него сейчас сугубо полезно, поскольку с ней ассоциируется либеральная венгерская оппозиция. Лавры спасителя отечества, решительно действующего в пику «жирным котам ЕС», ему пригодятся как минимум потому, что претензии к Орбану накопились и среди венгров тоже: кому-то он просто надоел, кому-то памятны коррупционные скандалы в его окружении, кому-то за геев обидно – и так далее. А ценили этого харизматичного и, надо признать, неоднозначного политика в первую очередь за впечатляющий экономический рост, который коронавирус уже скоро превратит в рецессию.

Одним словом, задача Орбана сейчас – отразить эпидемию. В случае успеха его будут чествовать на родине как победителя и коронавируса, и брюссельской бюрократии.

Просится фраза – «еще неизвестно, что хуже», но все-таки известно. По крайней мере, еврочиновники не убивают стариков и не вынуждают сидеть в четырех стенах, хотя перечислить их достоинства и обосновать их необходимость с каждым месяцем становится все сложнее.

Источник