Эрдоган попросил Путина оставить Сирию с Турцией «один на один»

В турецкой политике в последнее время наблюдается много разногласий, однако происходящее в Идлибе может стать точкой единения для противоборствующих сил хотя бы в вопросе сирийского кризиса, который давно стал принципиальным для президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Тем не менее интересы Турции в этом вопросе упираются в проблемы с экономикой, для разрешения которых нужны хорошие отношения с Россией.

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, выступая в субботу в Стамбуле, заявил, что попросил главу России Владимира Путина, с которым он провел телефонный разговор накануне, не вмешиваться в противостояние турецких войск и сирийской правительственной армии.

«Сирийский вопрос — это ни в коем случае не авантюра и не стремление расширить границы. Мы туда вошли не по приглашению Асада, а по приглашению сирийского народа. И пока народ не предложит нам уйти, мы оттуда не уйдем. Я сказал Путину: оставьте нас с режимом один на один, мы сами сделаем, что нужно», — цитирует его слова.

Он также напомнил о последствиях произошедшего в четверг авиаудара сирийской армии в Идлибе, число жертв которого возросло до 36. В Минобороны России в связи с произошедшим отметили, что военные Турции, которые попали под обстрел сирийской армии, находились среди наступавших террористов.

Отмечается, что российская сторона постоянно запрашивала и подтверждала у турецких коллег координаты местонахождения всех подразделений ВС Турции, находившихся около района боевых действий террористов.

При этом Идлиб — последний сирийский город, контролируемый так называемой «вооруженной оппозицией». Именно там находятся джихадисты, оппозиционные правительству Сирии формирования, которые получили полную поддержку Турции от обучения до экипировки, а также все беженцы, не признающие власть Башара Асада.

«Мы уничтожили более 2100 сирийских военных, 300 единиц военного транспорта, семь химических складов. И будем продолжать их уничтожать», — добавил президент Турции в ходе своей речи.

Но обстановка в Сирии затрагивает не только отношения Турции с международными партнерами, но и значительно влияет на происходящее внутри страны.

Лидеры турецких оппозиционных партий осудили недавние события в Идлибе, где в результате авиаудара сирийских сил погибли десятки турецких солдат. Политики также выразили свои соболезнования семьям погибших солдат, передает турецкое агентство «Анадолу».

Ранее часть оппозиции просила президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана разрешить тянущийся конфликт. Так, глава критикующей правительственный курс Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу призвал турецкого лидера к переговорам с сирийским руководством. Президент эти идеи отверг.

«Глава нашей оппозиции предлагает мне встретиться с Асадом. Я с Асадом говорил раньше, но увидел, что у него нет совести. Я спросил, почему он не выдает паспорта курдам. А сейчас он нападает на наших солдат», — категорично ответил Эрдоган.

В последнее время обстановка на сирийском направлении (которое, исходя из слов самого Эрдогана, вполне можно называть фронтом) практически вскипела. «Борьба дается нам непросто, у нас гибнут люди. Мы сталкиваемся с новыми ловушками», — цитирует Эрдогана.

Одна из причин тому — нарастающее число турецких потерь в регионе, которое не может оставаться бесследным. В ночь на пятницу в результате авиаудара поддерживаемых Россией сирийских войск погибли несколько десятков турецких военных. Турция обвинила в причастности к происходящему Россию, в Москве, в свою очередь, это опровергли и заявили, что Анкара не предоставляла информации о нахождении своих войск в регионе.

Турки в ответ атаковали позиции сирийцев, в Анкаре заявили о том, что будут считать все сирийские войска вражескими целями. В результате отношения России с Турцией вновь повисли на грани прямого конфликта — но реакция высших лиц с обеих сторон показала, что в таком развитии событий нет интереса ни у одной из них.

«Мы приносим соболезнования и, повторяю еще раз, делаем все, чтобы безопасность турецких военнослужащих, которые обеспечивают режим деэскалации в зоне Идлиба, была обеспечена», — цитирует РИА «Новости» главу МИД России Сергея Лаврова.

Министр также отметил, что Россия намерена соблюдать все договоренности с Турцией, и что при их соблюдении произошедшего можно было бы избежать. В этот же день президент Эрдоган позвонил Владимиру Путину, по итогу чего было принято решение «принять дополнительные меры» для урегулирования конфликта.

Вполне возможно, что за обсуждением ситуации в Сирии оба лидера встретятся уже в ближайшее время, тем более, что запрос на это назрел много раньше. 25 февраля перед журналистами, президент сказал о необходимости скорейшего прекращения конфликта в Идлибе, для чего необходимы совместные действия России и Турции.

«В самом худшем случае мы можем встретиться с Путиным в ранее определенную нами дату 5 марта. У нас будет возможность выйти за рамки телефонных разговоров и пообщаться лицом к лицу», — заявлял ранее Эрдоган, однако дату встречи Москва пока не подтверждала.

Власти Турции, безусловно, намерены искать согласия по сирийскому вопросу и с Западом. Тем не менее, Афины вечером в пятницу наложили вето на заявление НАТО в поддержку Анкары после гибели турецких военнослужащих в Идлибе, и мнения внутри блока пока не показывают единства.

Американская же сторона, судя по заявлениям Эрдогана, пока что к происходящему скорее индифферентна — по крайней мере, сам глава Турции заявил, что поддержки со стороны Вашингтона «пока нет». При этом официально Госдепартамент США находится на стороне турков.

Это уже не первый подобный кризис в последнее время. 24 февраля сообщалось, что в результате авиаудара в Идлибе погибли сразу 13 турецких военнослужащих.

Также несколько представителей турецких вооруженных сил стали жертвами более ранних столкновений с сирийцами, случившихся в начале месяца. Накалившаяся ситуация не могла остаться без внимания Эрдогана, который 19 февраля заявил о том, что новая операция турецкой армии на сирийском направлении — «лишь вопрос времени».

«На свои потери турки реагируют адекватно и относятся с пониманием. В Идлибе отстаиваются прямые интересы Турции — так оно подается, и так оно и есть на самом деле», — отметил в разговоре эксперт центра Карнеги в Москве Алексей Малашенко.

Разговаривая с Россией, Эрдогану придется учитывать крайне щекотливое положение, сложившееся в отношениях между странами. Экономические связи между Москвой и Анкарой в последние годы стали особенно тесными. Это и выросшее в последний год на 18% (и достигшее 7 млн человек) количество туристов, и стратегически важный газопровод «Турецкий поток» — возможная остановка этого проекта сильно ударит по турецкой энергетике.

«Несмотря на конфликт, стороны заинтересованы в консенсусе, и он будет найден. В столкновении не заинтересован никто, и все происходящее — в первую очередь вопрос амбиций», — сомневается в прямом конфликте Алексей Малашенко.

Негативным эффектом может откликнуться и прекращение строительства АЭС «Аккую», которое ведется по российскому проекту. В дальнейшем разжигании конфликта с Россией Турция не заинтересована — удар от такого поворота событий в первую очередь придется внутрь самой страны.

А вот как раз во внутренней политике у нынешнего турецкого руководства не все в порядке. По данным газеты Arab News, рейтинг Эрдогана находится на самом низком уровне с осени 2018 года — за последние два месяца он упал почти на два процента, с 43,7% до 41,9%.

В прошлый раз «выправить» рейтинг президенту помогла как раз Сирия — как пишет Reuters, масштабное наступление (операция «Источник мира») на севере САР вернуло Эрдогану почти 4% одобрения. Сейчас такого эффекта не наблюдается, в том числе и из-за отсутствия больших успехов.

«Рейтинг Эрдогана падает уже некоторое время, но его позиции прочны. Он жесткий правитель, но умеет договариваться. К тому же, у него есть армия, которая в большинстве своем с ним, иначе бы он так себя не вел», — подчеркивает Алексей Малашенко.

В числе причин падения рейтинга президента отмечают слабеющую в последние несколько лет национальную валюту, называя одной из причин тому увеличившиеся геополитические риски. «Идеальным штормом» в этом смысле стали недавние потери турецких ВС в Идлибе — все больше людей начинают сомневаться в том, что отправка войск Турции в Сирию соразмерна эффекту от этого присутствия.

Эхо сирийского конфликта — не единственный тревожный звонок для турецкой власти. Весной прошлого года правящие круги потерпели ряд поражений на муниципальных выборах, уступив оппозиции в том числе важнейшие Стамбул и Анкару.

Президентская Партия справедливости и развития ( ПСР), как пишет «Би-би-си», не смогла удержать позиции на фоне растущей безработицы и достигшей в 2019 году 20% инфляции.

И пусть местные выборы почти никак не связаны с международной повесткой, свою роль в падении авторитета Эрдогана они наверняка сыграли. Время перевернуть ситуацию у президента еще есть — следующие выборы состоятся только в 2023 году — но сейчас его положение располагает скорее к тому, чтобы маневрировать в сложившейся повестке, а не создавать ее.

Источник