Несмотря на погоду, скорее приятную для сезона, настроение неспокойное и CRS были освистаны сразу после того, как они появились, в касках, едва появились первые манифестанты. Оскорбления варьировались (от «Убийцы!»…) в контексте полемики в СМИ о полицейском насилии.

CRS оставались стойкими, они знают что это часть профессии. Но появление полицейских сразу в касках и более многочисленных чем они на тот момент взвинтило протестующих. Полицейские их сразу же окружили, в то время как никакого акта насилия, только словесные выпады, не было отмечено, подействовало на нервы манифестантам.

Inda Bigot, — одна из заявителей — попросила минуту молчания в память о Cedric Chouviat. умершем в эту неделю в результате столкновения с полицией. После минуты молчания оскорбления полиции удвоились.

Манифестанты также имели в сознании дело, о котором написала газета Le Monde, она же распространила видео, показывающее полицейского стреляющего в четверг 9 января с расстояния менее чем двух метров в безоружного человека из LBD (ружьё, стреляющее каучуковыми пулями в 40 мм. диаметром, ЭЛ)

Если мэйнстрим СМИ, такие как Le Monde, бросают Макрона!

Картинки по запросу Пенсионная реформа отложена. Победа протеста во Франции

Толпа увеличилась и жилеты пошли, распевая, как обычно, окружённые CRS. Жером Родригес, одна из «фигур» жилетов, присутствует. Поют Марсельезу, затем традиционные песни жилетов, с аккомпаниментом тамбуров и сирен. Антифа скандируют своё: «Siamo tutti antifascisti» и «Anticapitaliste»…

Жилеты прибыли на place de la Nation распевая «Мы здесь!» Их марш был быстрым и профсоюзники ещё не на месте.

Здесь должно было состояться слияние с манифестацией профсоюзов и новое начало движения назначено на 13.30. По классическому маршруту профсоюзов: Nation — Bastille — Republique.

Многочисленные профсоюзники занимают место. Они очень хорошо воспринимают присутствие жилетов.

Все согласны, что шестьдесят актов жилетов раздули искру социальной воинственности и таким образом мобилизовали простых членов профсоюзов, которые оказывают сейчас давление на аппаратчиков профсоюзного движения, и те теперь обязаны следовать им, отказываясь подчиниться проекту пенсионной реформы, прелюдии к другим неолиберальным реформам, они могут придти в случае победы Макронии.

Пошли только к 14 часам. Наиболее воинственные поместились как обычно во главу кортежа, там можно было видеть многих жилетов, а также молодёжь с замаскированными лицами, они казались особенно решительно настроены на конфронтацию с полицией. Профсоюзники смотрели на них с симпатией, так как у них ясное впечатление, что правительство глухо к их требованиям и после 38 дней забастовки.

Как и в четверг и тоже по невыясненной причине CRS преградили дорогу шествию на бульваре Diderot, напряжение возросло. Затем полиция отошла через четверть часа. «Провокация!» «Свобода манифестаций!» — слышно было в толпе.

Через несколько сотен метров произошли первые стычки на авеню Daumesnil. Мотоциклисты полиции, «вольтижеры», всеми дружно ненавидимые, расположились на углу rue Hector Malot. Манифестанты поместились лицами к ним и стали оскорблять их, чтобы добиться их ухода, затем в них полетели предметы. Полицейские попятились, что ещё более усилило враждебность протестующих, они стали бросать булыжники и петарды.

К вольтижерам прибыло однако подкрепление, и тогда они двинулись на толпу, стреляя слезоточивыми гранатами. Кортеж в результате был разрезан надвое, не говоря уже об основной массе оставшейся сзади, они не продвигались ввиду впечатляющего облака газа.

Похожее изображение

Начиная отсюда, конфронтации продолжались часа два. Молодёжь с закамуфлированными лицами разбила Arbibus и витрины, в том числе витрины различных агентств и банков. Банк HSBC был разгромлен, что повлекло за собой вмешательство CRS. Таким образом полиция с её газовыми гранатами с одной стороны, и манифестанты, швыряющие булыжники и петарды — с другой. Мусорные баки подожжены на шоссе.

Полиция отступает несколько раз из-за количества булыжников, брошенных в неё, но иной раз из-за собственного газа, и вновь наступает, стреляя грантами с газом и гранатами для разгона манифестаций (25 граммов TNT !). Напряжение очень высокое, звуки взрывов и газ гальванизирует жилетов и молодых людей с закамуфлированными лицами, они скандируют «On est la!"(Мы — здесь!). Атмосфера восстания!

Тогда полиция умно отходит и шествие возобновляется. Профсоюзники, как всегда, далеко позади.

Rue de Lyon. Рекламные щиты подожжены. Дым наполняет улицы. Манифестанты напрасно пытаются потушить огонь огнетушителями, которые им дают обитатели домов неподалёку. В конце-концов это сапёры-пожарные кто тушит, под аплодисменты манифестантов.

Потребовалось два часа чтобы пройти два километра и прибыть к середине маршрутв, к площади Бастилии.

В то время как CRS идут очень быстрым шагом вперёд, чтобы избежать новых инцидентов, кортежу аплодируют забастовщики Оперы.

Пояснение: Режим Оперы, старейшей во Франции, разрешал им уходить на пенсию в 42 года, макроновские изменения отодвигают возраст до 62 лет.

Затем манифестация уходит в направлении бульвара Beaumarchais, Filles du Calvaire, Temple. По маршруту вдруг возникают моменты спокойствия, когда манифестанты шагают распевая, затем вновь поджоги мусорных баков, швыряют в полицию предметы, полиция отвечает газом.

По причинам совершенно непонятным, подожжён японский ресторан.

Шествие здесь более быстрое чем в первой части маршрута и голова колонны прибывает на площадь Республики чуть после 17 часов, скандируя «Мы — жёлтые жилеты!»

Курды, демонстрировавшие здесь, подключаются и вместе с жилетами скандируют лозунги, враждебные Макрону.

Через десяток минут — следуют первые инциденты на площади. К примеру, когда тридцатник полицейских пытаются создать периметр вкруг горящего здания. Им бы лучше вызвать пожарных! Вместо этого, они остаются перед огнём и подвергаются попаданиям града камней. Затем всё-таки покидают место. (Начиная отсюда я буду безжалостно кромсать текст Yvanа, уж очень много подробностей! ЭЛ)

Слышны взрывы гранат, или петард? Затем спокойствие, но нет, опять газовые гранаты в центре площади…

Ночь начинает падать,

(Далее Yvan описывает отдельные эпизоды столкновений на площади Республики. ЭЛ)

Неуспокоившиеся уцепились за место… Напоминаем что речь идёт о месте прибытия задекларированной манифестации!

Через 45 минут после прибытия на Republique головы колонны, прибыли профсоюзы. Один из манифестантов напоминает, что в 1970-х годах лидеры профсоюзов открывали шествия. Жилеты освистывают прибытие профсоюзов и едко шутят над ними.

Опять поют, петарды взрываются, профсоюзники начинают покидать место.

Полицеские, воспользовавшись падающей темнотой хватают какое-то количество протестующих. Небольшие группы окружают полицейских, осыпают их камнями и пытаются отбить задержанных товарищей.

Профсоюзники ушли и вероятно поэтому полиция наступает сплочёнными рядами, загоняя неустрашимых в угол площади к бульвару Magenta.

Две или три сотни протестующих находятся в полицейском сачке, но вдруг приглашены полицией уйти, выйти на бульвар Magenta.

Возможно потому, что стало известно что в конце дня премьер-министр анонсировал: правительство готово отказаться от идеи ухода на пенсию в возрасте 64 лет. Другой проект закона будет предложен в 2027 году. Первый шаг? Первое отступление?

Жилеты и профсоюзники считают что нужно вообще отозвать весь проект.

Таким образом, борьбы продолжается и для жилетов и для профсоюзов! «

Такие вот дела.

Проект пенсионной реформы отозван до 2027 года.

Всего по стране прошли 163 манифестации, собрав около полумиллиона манифестантов.

Что происходило по стране пока мало известно.

В Тулузе были столкновения с полицией (ну слезоточивый газ. задержанные и так далее). Согласно МВД Франции — там вышли 15 000, согласно данным профсоюза CGT — 20 000 манифестантов.