Советник мэра Иерусалима рассказала об открытии памятника блокадникам

В конце января в Иерусалим для участия в мероприятиях, посвященных памяти Холокоста, приедет президент России Владимир Путин. Он также примет участие в открытии памятника жертвам блокады Ленинграда. О том, почему этот памятник установлен в Израиле, как изменилось положение Иерусалима после его признания США столицей и о политических пристрастиях жителей города, рассказала советник мэра города по вопросам алии и интеграции Елена Жаровская.

— Почему именно в Израиле открывается памятник блокадникам?

— Тема Ленинградской блокады — очень важная, и мы знаем, что для господина Путина это очень личная история (старший брат президента России в детском возрасте умер во время блокады). Сам его приезд говорит о том, что у этого мероприятия очень высокий статус. В Израиле сегодня проживает 1300 человек, выживших в блокаду. Но это памятник не только блокадникам, но и ветеранам Великой Отечественной войны, живущим в Израиле. Многие молодые израильтяне, которые в праздничные дни видят ветеранов с советскими боевыми орденами, часто удивляются, они даже не знали об этом факте.

— В 2018 году Иерусалим был признан США столицей Израиля. Посольства некоторых стран перенесли свои миссии в Иерусалим. Что изменилось из-за этого в вашей работе?

— Для нас в тот момент ничего не изменилось. Иерусалим — это столица для нас уже многие века, и это исторический факт. Конечно, мы благодарны, что Америка нас морально поддерживает, для нас это важно, но мы самодостаточная страна. Мы за 70 лет прошли то, что другие проходят веками. Иерусалим развивается семимильными шагами, и сегодня известное выражение «Иерусалим молится, Хайфа работает, а Тель-Авив гуляет» больше не работает. Иерусалим можно назвать культурной столицей Израиля, и сегодня все едут сюда, чтобы почувствовать себя иерусалимцами.

— Израильтяне — очень политизированные люди. Как различаются политические пристрастия жителей Иерусалима и Тель-Авива?

— На мой взгляд, между этими городами существенная разница.

Если охарактеризовать одним словом, то Иерусалим, в основном, правый, а Тель-Авив — левый.

Но многочисленные выборы немного сгладили категоричность мнений. И я знаю, что часть Тель-Авива, которая никогда не голосовала за правые партии, в этот раз это сделала и часть Иерусалима, которая никогда не голосовала за левые партии, левых центристов — поступила также.

— Сегодня над израильтянами многие иронизируют. Мол, евреи любят считать деньги, а тут опять бесчисленные траты на выборы.

— Евреи — да, умеют считать деньги в своих карманах. Но деньги правительства очень трудно посчитать. Все это эфемерно и трудно сопоставить в голове, но мы очень амбициозны, и нам нужно обязательно отстаивать свою точку зрения.

Мы находимся в определенном кризисе, и вопрос, сколько это продлится. Но мы хотим скорее закончить с этой историей, так как хотим, чтобы у нас работало правительство и утверждались бюджеты.

— Вы работаете с мэром Моше Лионом, известным политиком. Но что такое мэр такого города, как Иерусалим — «крепкий хозяйственник», политик, экономист?

— Иерусалим — очень разнообразен, и это особый город, его нельзя ни с чем сравнивать, и мэр Иерусалима — как премьер, так как это государство в государстве. В Израиле это не так категорично, но есть Израиль, и есть Иерусалим. Мэр Иерусалима — это больше, чем просто мэр. Тем более Моше Лион — человек, который добился больших результатов и успехов как бизнесмен и хозяйственник.

— Иерусалим — это город, где есть большой процент арабского населения. Как проходит взаимодействие с этой категорией граждан?

— На уровне города мы дружим: противостояний у нас нет.

Везде, при звонке в коммунальные службы, говорят на иврите, арабском и английском. Добиваемся, чтобы было и на русском. Недавно появилась и муниципальная страница города на русском языке.

Я очень рада, что наш мэр пошел навстречу, понимая, что это важно для туристов из России.

— В конце 2019 года исполнилось 30 лет с того дня, как еврейские общины в России начали действовать официально. Что лично для вас эта дата?

— Люди, которые в советские годы уезжали в Израиль (Елена Жаровская родилась в России, Дагестане, некоторое время прожила в Киеве), проходили многие круги ада: теряли работу, переживали разлады в семьях, их вызывали в КГБ, и это был сложный период. Я уже не говорю про антисемитизм, который был тогда и есть сегодня, но тогда он был легализован, сегодня этого нет. Развитие Российского еврейского конгресса, его присутствие на территории России говорит о многом, это дает евреям чувствовать себя свободно.

Источник