В КНДР раскритиковали Сеул за зависимость от США

Последний год первого срока президентства Дональда Трампа может стать пиком напряжения во внешней политике. На сцену возвращается поутихшая было КНДР, остаются нерешенными старые споры с Турцией и Сирией. И все это на фоне очередного всплеска политического противостояния внутри страны.

Президент США Дональд Трамп в преддверии американских президентских выборов 2020 года рискует столкнуться с новыми трудностями во внешней политике.

Одной из основных проблемных тем для Трампа может вновь стать Северная Корея. К концу 2019 года Пхеньян решил напомнить о себе — 13 декабря, по сообщению мировых СМИ, на космодроме Сохэ было проведено «еще одно важное испытание».

Суть испытания в Пхеньяне, впрочем, предпочли не раскрывать, отметив при этом, что стратегическое положение КНДР вскоре может измениться. Позже северокорейские чиновники заявили, что такие испытания необходимы для «непременного и надежного сдерживания и подавления ядерной угрозы США», а также потребовали от Соединенных Штатов смягчить их позицию по денуклеаризации.

Большой резонанс получили и заявления Пхеньяна о возможном «рождественском подарке» для США.

Многие эксперты предположили, что речь пойдет об испытаниях новых северокорейских ракет большей дальности либо об ужесточении позиции КНДР по ядерному разоружению. В ответ американская разведка установила за ядерными объектами Пхеньяна усиленную слежку, но пока что никакого «подарка» так и не дождалась.

В Пхеньяне между тем назначили США ответственными и за прохладные отношения с Сеулом. Так, согласно комментарию информационного портала народной республики Uriminzokkir, Южная Корея находится в зависимости от США при принятии решений о возобновлении трансграничных проектов с КНДР, что не позволило в 2019 году добиться прогресса в межкорейских отношениях.

«Люди теперь оглядываются на 2019 год с разочарованием и яростью, поскольку в отличие от 2018 года добиться прогресса не удалось», — подчеркивается в статье.

В преддверии нового политического цикла северокорейские дипломаты перешли к наступательной риторике. В начале декабря представитель КНДР в ООН Ким Сонг заявил о прекращении активных переговоров с США на тему ядерного разоружения. По словам Сонга, Вашингтон и лично президент Дональд Трамп используют затянувшийся диалог с целью оттянуть решение корейского вопроса до переизбрания Трампа на пост президента.

«Нам не нужны длительные переговоры с США, и денуклеаризация уже не входит в повестку переговоров», — цитирует его слова «Коммерсант».

На эти заявления весьма оперативно отреагировал лично американский президент. В своем Twitter-аккаунте Дональд Трамп усомнился в возможности агрессивных действий Пхеньяна в адрес США.

«Ким Чен Ын слишком умен. Он может потерять слишком многое, если будет враждебно себя вести. Мы вместе с ним подписали соглашение о денуклеаризации в Сингапуре. Он не захочет испортить особые отношения с президентом Соединенных Штатов», — написал Трамп.

Обуздать КНДР, воспользовавшись своими «теплыми», по его же собственным словам, отношениями с Ким Чен Ыном, вероятно, главный внешнеполитический вызов для Дональда Трампа в предстоящем году. Встретившись с северокорейским лидером несколько раз и добившись символического сближения, Трамп не достиг итоговой цели — начала полноценного ядерного разоружения.

«Позиция США в переговорах сводилась к следующему — КНДР должна полностью отказаться от ядерного вооружения и средств его доставки. Гарантий безопасности никто не предлагал. К такому Пхеньян не готов, ведь ядерное оружие — это его единственная мера безопасности. Им нужны гарантии», — объяснил в разговоре бывший посол России в Южной Корее Глеб Ивашенцов.

Эксперт полагает, что для анализа ситуации нужно учитывать и внутренние проблемы в Штатах — вновь разгорающийся кризис в отношениях с Пхеньяном добавится к другим проблемам Дональда Трампа, таким как скандал с возможным импичментом.

Временно погасив тему с КНДР в 2019 году, Трамп смог перебросить силы на внутреннюю повестку и другие внешнеполитические проекты. Теперь ему вновь предстоит трудный разговор с Пхеньяном — но остальные проблемы никуда не уйдут.

Большой репутационной победой Трампа этой осенью стал вывод американских войск из Сирии. Пускай часть американских подразделений и осталась в регионе — например, с целью охраны нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор.

При всем этом в 2020 году ближневосточный регион останется для США головной болью. Во-первых, у Вашингтона все еще остаются нерешенные вопросы в Сирии — так, политический советник президента САР Бусейна Шаабан недавно обвинила США в краже сирийской нефти. Шаабан утверждает, что сирийская территория должна быть освобождена от любых оккупантов — «будь то террористы, турки или американцы».

Другой, даже более серьезной проблемой для США на Ближнем Востоке может стать «заклятый союзник» страны по НАТО — Турция. Большие опасения у американского руководства вызывает возможное сближение Анкары с Москвой, на которое может повлиять как успешная российско-турецкая кооперация в Сирии, так и закупка Турцией зенитных установок С-400.

Соединенным Штатам также придется вести активные переговоры с Россией — причиной тому станет истекающий в 2021 году договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-III). Один из последних балансиров международной системы стратегических вооружений необходимо продлевать, о чем регулярно напоминают политики и военные эксперты с обеих сторон.

Уже упомянутые С-400 могут обернуться и другими весьма серьезными последствиями — так, в ответ на возможные санкции со стороны США Турция уже пригрозила закрыть для американских военных свою ключевую авиабазу Инджирлик.

Несмотря на то что позже Минобороны США заключило с несколькими турецкими компаниями крупный — на $95 млн — контракт на строительство военных объектов на территории упомянутой авиабазы, сам конфликт вокруг поставок С-400 в ближайшее время останется на горизонте. Вместе со всеми остальными внешнеполитическими проблемами США — и лично Дональда Трампа.

Источник