К началу 1917 года Российский Императорской Дом насчитывал 65 мужчин, из которых 17 были убиты. Остальные Романовы смогли выехать за рубеж и осесть на Западе. Россия уже 100 лет живет без царей, однако и сегодня не утихают разговоры относительно того, кто станет русским императором при реставрации монархии. Претендентов много, но право есть не у всех.

Законы престолонаследия

Основной закон, регулирующий наследования трона, – «Акт о престолонаследии», составленный императором Павлом I. Документ поясняет, кому переходит право на престол при пресечении мужской линии или бездетности правителя. Император Александр I указал, что при заключении морганатического брака (супруги имеют неравное положение) право на корону теряется.

Романов переставал претендовать на трон, если женился на разведенной женщине, вдове, представительнице недворянской фамилии. По статье № 185 Основного закона Российской империи члены императорской семьи, которые могли иметь право на престол, обязаны заключать брак только с православными. Согласно этим законам практически все современные Романовы не имеют права на престол из-за морганатического брака.

Романовы сегодня

Большая часть потомков императорской фамилии проживает в США, Австралии, Англии. Они не претендуют на трон и считают, что возврат к прошлому невозможен. По-другому думают «Кирилловичи», ведущие родство от великого князя Владимира, брата Александра III. В СМИ они позиционируются как наиболее вероятные обладатели короны при гипотетическом восстановлении российской монархии. Да и сами «Кирилловичи» охотно дают интервью и посещают Россию как наследники империи Романовых.

«Кирилловичи» в Испании

Однако еще во времена царствования Николая II великий князь Владимир Кириллович вступил в морганатический брак. Императорская семья выступила против союза, который был узаконен указом Николая только в 1907 году. От этого брака в 1953 году в Мадриде родилась Мария Владимировна, чей сын Георгий Михайлович считает себя претендентом на русскую монархию от «Кирилловичей». Родился он в 1981 году в Испании, а отец Георгия — прусский принц Франц Вильгельм.

Георгий Михайлович и Мария Владимировна Романовы

Когда Георгий Михайлович родился «Объединение членов рода Романовых», опубликовало публичное заявление:

«Счастливое событие в прусском королевском доме не имеет отношения к Романовым, поскольку новорожденный князь не принадлежит ни к Русскому Императорскому дому, ни к роду Романовых».

В шутку противники Георгия Михайловича называют его Георгом Гогенцоллерном или «царевичем Гошей»

Претенденты на корону России

Самым старшим Романовым был Дмитрий Романович, который родился во Франции и умер в 2016 году. Он считался противником реставрации монархии, жил в Италии, возглавлял фонд «Романовы для России». Восстановление в России царской власти несостоятельная и морально устаревшая идея. Однако при развитии такого сценария на трон, помимо Георгия «Кирилловича» теоретически может взойти несколько человек.

Дмитрий Романович Романов

Андрей Андреевич Романов родился в Лондоне в 1923 году и с 1978 по 1981 год считался официальным наследником престола. Генеалогически он самый старший из мужчин потомок императора Александра III. Однако «Кирилловичи» его притязаний не признают. Сам Андрей Романов на трон не претендует, но считает, что царем может стать кто-то из трех его сыновей.

Андрей Андреевич Романов

Ростислав Александрович Романов родился в США в 1985 году и один из немногих представителей императорской фамилии, который живет в России. С 2010 года он входит в Совет директоров Петродворцового часового завода «Ракета».

Ростислав Александрович Романов

Теоретически на русский трон претендует представитель английской королевской семьи Майкл, принц Кентский, который является потомком императора Николая I и троюродным братом великой княгини Марии Владимировны.

Майкл, принц Кентский во время посещения Казани

В 1996 году вышел роман бывшего сотрудника британских спецслужб Фредерика Форсайта «Икона» В нем рассказывается, как агенты ЦРУ совершают переворот в России и путем проведения референдума возводят на престол Майкла Кентского, который спас страну от прихода нового диктатора.