Несанкционированная акция оппозиции в Москве 3 августа, как и предыдущая 27 июля, закончилась массовыми задержаниями и столкновениями с ОМОН и Росгвардией. Можно предположить, что власть выбрала жесткий сценарий борьбы с несогласными. На это указывают и события, которые случились между двумя акциями.

ÐаÑÑинки по ÐапÑоÑÑ Ð Ð°Ðгон пÑоÑеÑÑа в ÐоÑкве

Несмотря на то, что московская мэрия согласовала митинг на 100 тысяч человек на проспекте Сахарова 10 августа, в интернете распространялись призывы выйти на улицы и 3-го числа. Причем авторы этих сообщений не призывали людей собраться в каком-то конкретном месте, а советовали просто выйти на одну из центральных улиц столицы. В итоге ОМОН и Росгвардия были вынуждены отлавливать группы граждан в разных местах, которые, как казалось сотрудникам правопорядка, могут выглядеть похожими на протестующих. Людей задерживали на Пушкинской, Трубной площади, на Бульварном кольце, Тверской улице, Цветном бульваре и в других местах. Чтобы задержать одного гражданина, бойцы правопорядка погнались за ним в метро и вывели его уже из подземки.

Вообще, такая массовая охота на протестантов сразу на большой площади, вызывает много вопросов. Хотя бы потому, что в выходной день в центре Москвы всегда много праздно гуляющих горожан, и кто из них участник несогласованной акции, определить не так уж и просто.

По данным СМИ, в столице было задержано более 600 человек. Некоторые, по свидетельству очевидцев, получили вывихи и ссадины.

Но больше всего поражает то, с каким энтузиазмом взялись за задержанных участников акции 27 июля следственные органы. Уже пять человек по подозрению в участии в массовых беспорядках отправились на два месяца в СИЗО. Более сотни человек получили административные штрафы.

Накануне 3 августа Следственный комитет сообщил, что среди задержанных оказалось 134 уклониста от службы в армии. Следователи говорят, что в отношении них будет проводиться проверка на предмет привлечения к уголовной ответственности. По закону им может грозить до двух лет лишения свободы.

В тот же день мэрия Москвы заявила, что на акции 3 августа будут уже специальные группы по выявлению уклонистов.

При этом важно понимать, что сегодня военкоматы не гоняются за людьми призывного возраста, как десять лет назад. В российской армии многие хотят служить, и военкоматы делают план буквально за первый месяц призывной кампании. То есть речь сейчас может идти именно о создании нового репрессивного механизма против несогласных. Скажем, если человек не хочет служить в армии, но ведет жизнь обычного обывателя, то его никто не тронет. А вот если такой гражданин захочет как-то публично высказаться о политике, то может легко стать фигурантом уголовного дела.

При этом практически нет механизмов доказать свою правоту, если человек пострадает в результате действий полиции. Недавно участник акции 27 июля Борис Канторович обратился в СК с заявлением на сотрудников Росгвардии, которые его избили. «Сотрудник Росгвардии остался стоять и стал наносить мне беспорядочные удары. Как минимум мне было нанесено не менее двух ударов в область спины. Затем ко мне и упавшему мужчине подскочили другие сотрудники Росгвардии и стали наносить нам удары. Кто-то из сотрудников нанес мне удар в область шеи, когда я лежал на земле. Перед тем как посадить меня в автозак, неизвестный мне сотрудник Росгвардии схватил меня за волосы и умышленно ударил меня головой об косяк двери автозака», — рассказал Канторович прессе.

Напомним, один из отправленных в СИЗО обвиняется в том, что рукой схватился за шлем одного из бойцов правопорядка.

Адвокат, кандидат в Мосгордуму от КПРФ Дмитрий Аграновскийзамечает, что теперь всем гражданам, которые хотят принять участие в массовых акциях, надо быть крайне осторожными:

— Надо быть внимательными даже тем, кого, может, незаконно избили на акции. Скажем, человека побили, он снял побои и стал требовать справедливости. С одной стороны, у человека есть шанс доказать, что он потерпевший. Но, с другой стороны, можно запросто из пострадавшего превратиться в обвиняемого. У нас перед глазами случай Дениса Луцкевича. Его избили на Болотной 6 мая 2012-го, причем избили довольно здорово. Потом его сделали как раз обвиняемым и фигурантом уголовного дела. Но вот он, как я считаю, был пострадавшим.

«СП»: — То есть, возможно повторение «Болотного дела»?

— Между «Болотным делом» и нынешней ситуацией есть большая разница. 6 мая 2012 года столкновения произошли на согласованной акции, в месте, отведенном под митинг, и во время, отведенное под митинг. Сейчас же действия демонстрантов незаконны со всех правовых точек зрения. Вообще, ситуация похожа на провокацию, что цель инициаторов всего действа — подставить как можно больше людей, чтобы создать картинку для западных СМИ.

Это обстоятельство надо учитывать. Я лично призывал всех левых, всех патриотов не принимать участия в этих несанкционированных акциях.

«СП»: — СК думает о привлечении к ответственности выявленных на акции 27 июля уклонистов от армии. Это какая-то новая тактика власти?

Власть воспринимает события как массовые беспорядки. Но если человек принимает участие в таких акциях, то должен просчитывать риски. Если гражданин уклоняется от службы в армии, или, скажем, у него есть задолженность по налогам, то он должен быть готов к тому, что это припомнят. Вот сейчас Следственный комитет сообщил, что возбудил дело против ВБК Навального об отмывании денег. Я не знаю, виноваты сотрудники фонда или нет. Но надо быть готовым, что государство даст асимметричный ответ.

Я могу понять эмоции протестующих. Но если вы уклоняетесь от армии и при этом участвуете в таких акциях, то будьте готовы к тому, что вас привлекут к ответственности.

Отмечу очень важный момент. За семь лет, прошедших после событий на Болотной, технический прогресс шагнул далеко вперед. Система распознавания лиц работает совершенно на другом уровне, и вычислить участников акции намного проще.

Кандидат в Мосгордуму от КПРФ Павел Тарасов считает, что своими действиями власть только повышает градус недовольства в обществе накануне выборов:

— Действия власти я могу назвать истерикой. Понятно, что люди, стоящие за организацией несанкционированных акций, не всегда белые и пушистые. Более того, у них свои цели. Но вот карающий меч российского правосудия разит обычных людей, вышедших на улицу в эмоциональном душевном порыве.

Власть могла бы действовать иначе. Она могла бы решить вопрос с допуском независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму по-другому. Протесты не носили бы такой напряженный характер.

«СП»: — Жесткое поведение власти заставит людей отказаться от идеи протестовать? Или, наоборот, только раззадорит граждан?

Когда кто-то действительно пытался устроить массовые беспорядки, и он потом отвечает по закону, то большинство отнесутся к этому с пониманием. Но вот если человек просто пошел на акцию, был один задержан, а потом уже власть будто думает, за что его наказать, — это иная ситуация. Это просто не поведение сильной и уверенной в себе власти, а истерика.

Не стоит думать, что «закручивание гаек» принесет власти больше, чем она потеряет. Мобилизация лоялистов на выборах будет меньше, чем мобилизация протестного электората. Человек, который считает необходимым кого-то ударить дубинкой, меньше отмобилизован того, кого ударили.

Кстати, не только либералам не согласовывают акции. Многим зарегистрированным кандидатам в депутаты не дают проводить встречи с избирателями.

Источник