Трамп заявил, что США продолжат вводить жесткие санкции против Ирана

Президент США Дональд Трамп в ходе заседания СБ ООН заявил, что Вашингтон продолжит вводить жесткие санкции против «злонамеренной» деятельности Тегерана. Он также анонсировал, что новый пакет вступит в силу в начале ноября. Ни Вашингтон, ни Тегеран не отрицают возможности переговоров, но почвы для сближения позиций пока нет.

Президент США Дональд Трамп, выступая на на заседании Совбеза ООН в среду, 26 сентября, заявил, что все санкции США против иранской ядерной программы вступят в полную силу в начале ноября. Он также добавил, что США продолжат вводить дополнительные санкции против Ирана. Известно, что санкции будут направлены против энергетического сектора, главного локомотива иранской экономики.

Трамп также в очередной раз подчеркнул, что страны нарушающие санкции против Ирана «столкнутся с серьезными последствиями». Речь идет о европейских союзниках США, таких как Франция Германия и Великобритания, которые выступили против разрыва «ядерной сделки»

Само соглашение о ядерной программе Ирана было заключено между Вашингтоном, Берлином, Лондоном Парижем, Пекином, Москвой и Тегераном в 2015 году. Оно подразумевает снятие с Ирана экономических санкций в обмен на постановку ядерной программы под международный контроль.

Комментируя жесткую позицию Трампа в отношении Ирана, американская пресса отмечает:

73-я Генеральная ассамблея ООН продемонстрировала наличие серьезных разногласий между США и их союзниками.

В вопросе иранской сделки позицию Трампа не поддерживает даже ближайший союзник — Великобритания. Партнеры США настроены на диалог с Тегераном даже несмотря на угрозы американского лидера: президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Японии Синдзо Абэ уже провели встречу с иранским президентом Хасаном Рухани на полях Генеральной ассамблеи. В то же время сами Трамп и Рухани хотя и находились в одном зале, смогли избежать даже формального рукопожатия.

Прогнозы экспертов, что оба политика могут провести небольшую встречу на полях Генеральной ассамблеи не сбылись.

Правда Трамп дал понять, что будет готов встретиться с руководством Ирана, если оно изменит свою политику: «Я полагаю, что у них нет выбора. Мы хотим хороших отношений с Ираном, но сейчас это не произойдет», — поделился он на полях Генассамблеи ООН. В своем выступлении Трамп также заявил, что не отвергает саму мысль о переговорах с Ираном, а ранее даже уверял, что может предложить Ирану «лучшую сделку» взамен разорванного Белым домом ядерного соглашения.

США обвиняют иранское руководство в спонсорстве терроризма, а также производстве баллистических ракет, которые потенциально угрожают основным союзникам США на Ближнем Востоке — Израилю и Саудовской Аравии.

Иран хочет поговорить

Несмотря на агрессивный тон администрации Трампа, Тегеран также настроен на переговорный процесс. «Мы согласны с тем, что, в конце концов, нет пути лучше, чем диалог... Мы приглашаем вас вернуться за стол переговоров, который вы покинули», — сказал Рухани, который выступил на заседании Генассамблеи в тот же день, что и президент США.

Однако позже, в интервью телекомпании NBC Рухани признал, что сейчас он не может встретиться с президентом США. По его словам, у Америки пока нет «политической воли для организации переговоров.

Рухани считает, что диалог должен начаться с прекращения угроз и несправедливых санкций, которые отрицают принципы этики и международного права.

«Требования Ирана ясны: никакой войны, никаких санкций, никаких угроз, никакой травли», — заявляет Рухани.

Хотя обе стороны и выражают потенциальное желание начать переговоры, ни у Ирана, ни у США в данный момент нет компромиссной позиции. Иран настаивает на сохранении ранее заключенной ядерной сделки. США в свою очередь, считает, что в соглашение должны быть добавлены новые пункты — прекращение производства Ираном баллистических ракет, а также поддержки этой страной радикальных политических движений, таких как ливанская шиитская группировка «Хезболла».

Однако выступая на Генассамблее, президент Ирана намекнул, что на самом деле Трамп столь категоричен в отношении ядерной сделки по той причине, что это — главное внешнеполитическое наследие его предшественника Барака Обамы.

Именно администрации Обамы впервые за долгие годы удалось добиться определенного прогресса в отношениях с Ираном. Как рассказывали источники близкие к администрации демократов, в отношениях с Ираном использовалась тактика «шаг за шагом».

Считалось, что успех ядерной сделки может стать основой для новых переговоров Вашингтона и Тегерана.

К тому же, несмотря на формальное отсутствие дипломатических отношений, между главами американской и иранской дипломатии Джоном Керрри и Джавадом Зарифом установились прочные и даже товарищеские отношения.

После ухода администрации Обамы все формальные и неформальные контракты с Ираном были прекращены, а риторика обоих сторон существенно ужесточилась. Как рассказывает член комитета по международным делам Совета Федерации Игорь Морозов, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи запретил какие-либо контакты официальных лиц страны с американскими представителями.

Российский политик, часто бывающий в Иране, отмечает, что «даже среди простого народа чувствуются настроения предстоящей войны».

Масла в огонь подлил и недавний теракт в иранском городе Ахвазе, в котором Хаменеи обвинил Саудовскую Аравию и США.

Сенатор Морозов считает, что в настоящее время попытка переговоров обречена — на нее Трампу не даст пойти произральское лобби в США.

В свою очередь, израильский политик, член политбюро правящей партии Ликуд Ариэль Бульштейн говорит, что в Израиле «не против, чтобы агрессивные поползновения Ирана (в первую очередь, военная ядерная программа, а также другие попытки нанести ущерб Израилю и прочим странам региона) были остановлены путем переговоров».

При этом наш собеседник отмечает, что такие переговоры допустимы только в том случае, если их «результат будет реальным, а не мнимым, как в случае с договором, заключенным при Обаме». По словам Бульштейна, таковыми условиями может считаться только «полный и бесповоротный» отказ Ирана от ядерного оружия.

Опыт КНДР — не вариант

Часть экспертов, говоря о возможности переговоров с Ираном, приводят в пример Северную Корею. Страна, еще недавно бывшая государством-изгоем, сегодня получает похвалы со стороны Трампа, который с нескрываемой симпатией отзывается о ее лидере Ким Чен Ыне.

Однако между Ираном и КНДР есть существенная разница: если Пхеньян действительно обладает ядерным оружием, Тегеран лишь имеет потенциальную возможность для его производства.

К тому, же в отличие от КНДР, который имеет сильного союзника в лице Китая, у Ирана нет серьезной поддержки извне. При этом в Тегеране надеются на помощь стран ЕС, которые, несмотря на давление США, сохраняют приверженность иранской сделке.

Как отмечает в беседе ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик, к переговорам Вашингтона и Пхеньяна привела «очень жесткая риторика» обеих сторон. По словам эксперта, хотя Иран и США также обмениваются жесткими заявлениями, у США «есть желание остановить иранскую революцию».

В сегодняшней администрации Белого дома действительно немало тех, кто предельно жестко относится к режиму в Иране. Часть этих людей до сих пор не может простить Тегерану захвата американского посольства в 1979 году после исламской революции. Это послужило причиной разрыва дипломатических отношений с Тегераном. К поколению, которое пережило трагедию с заложниками, относиться и сам Трамп. Не исключено, что он испытывает личную неприязнь к руководству Ирана.

Учитывая это обстоятельство в администрации Белого дома не скрывают своих надежд, что экономические трудности приведут к смене режима в Тегеране.

По мнению обозревателя телеканала CNN, Ника Патона Уолша, будучи истинным бизнесменом Трамп полагает, что может сжимать Иран в санкционных тисках, держа в голове возможность совершения всеобъемлющей сделки между ним и президентом Ирана Хасаном Роухани.

Но Иран, глядя на «неэффективную» политику США в отношении КНДР, которая имеет оружие для того, чтобы ударить по США, может позволить себе сыграть c Трампом «в долгую», отмечает эксперт.

Ситуация может измениться в случае, если на выборах в конгресс демократы смогут взять в большинство в сенате. Внутри Демпартии есть немало сторонников улучшения отношений с Ираном через экономические связи. Изменение расклада сил в конгрессе, может оказать давление на действия Трампа на иранском направлении. «Если демократы выиграют сенат, тогда обретут более громкий голос те, кто не хочет, чтобы администрация продолжала существующую политику», — говорит Карасик.

Однако, по мнению эксперта, любые подвижки на иранском направлении возможны только если в этом будут заинтересованы союзники Вашингтона в странах Персидского залива. Добиться этого будет сложно. Карасик отмечает, что страны Залива «обижены» на администрацию Обамы в том, что она проигнорировала их, когда начала переговорный процесс с Ираном. Утраченное доверие будет тяжело вернуть, резюмирует эксперт.

Источник