Синдзо Абэ осталось три года на решение курильского вопроса

У японского премьер-министра Синдзо Абэ осталось лишь три года на посту премьер-министра, чтобы решить проблему Курильских островов и подписать с Россией мирный договор. Эксперты сомневаются, что он сможет добиться успеха на тех условиях, на которые рассчитывает Токио. При этом поддержка населения нужна Абэ для решения других, не менее амбициозных задач.

В Японии на этой неделе члены Либерально-демократической партии (ЛДП), которая в настоящее время находится у власти, переизбрали Синдзо Абэ своим председателем. Во время голосования Абэ смог получить 533 голоса из 810 возможных, а его противник Сигэру Исиба — 254.

Политическая система Японии устроена таким образом, что победа на внутрипартийных праймериз фактически гарантирует, что Абэ будет занимать пост премьер-министра страны вплоть до 2021 года.

В 2021 же году пройдут парламентские выборы. Гарантий, что на них снова победит ЛДП — нет. Однако даже если партия Абэ снова сможет получить в парламенте большинство мест, сам он занять пост премьера больше не сможет.

Фактически Абэ должен был уйти на покой уже в этом году — внутренним уставом партии установлено, что один человек может находиться во главе партии лишь два срока по три года. Однако в марте этого года Абэ удалось добиться, чтобы партия официально приняла решение внести изменения в собственный устав, продлив с шести до девяти лет срок предельных полномочий ее председателя.

Сомнительно, что за три года ЛДП снова внесет коррективы в срок полномочий председателя, поэтому фактически у Абэ начинаются последние три года пребывания в премьерском кресле.

За эти три года Абэ надеется успеть выполнить свои главные предвыборные обещания, в том числе решить курильский вопрос и подписать мирный договор с Россией.

«Синдзо Абэ не оставляет таких поставленных ранее целей, как пересмотр конституции страны, а также решение вопросов, связанных с похищением японских граждан КНДР и заключением мирного договора с Россией», — отмечает руководитель образовательной программы «Экономика и политика в Азии» НИУ ВШЭ Денис Щербаков.

Конституция войны

Главная задача для Абэ на предстоящие три года — внесение поправок в японскую «мирную» конституцию. «Мирным» основной закон страны называется из-за 9-й статьи, которая отрицает использование японским государством войны как средства решения международных конфликтов.

Эта статья была навязана Японии со стороны США после завершения Второй мировой войны.

По закону Япония до сих пор не может иметь армию, а существующие в стране «силы самообороны» по сути нелегитимны.

«Абэ нужна эта реформа, чтобы сделать Японию нормальной страной, обладающей полноценной армией. Не хуже и не лучше, чем другие страны. Чтобы она могла проецировать во внешнюю сферу свою военную силу, военный потенциал. Покончить с этим послевоенными унизительным режимом», — говорит руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов.

По словам эксперта, Синдзо Абэ хотел разобраться с этой проблемой путем кардинального пересмотра 9-й статьи еще в 2012 году, когда занял пост премьер-министра. Но потом осознал, что это вызовет серьезное противодействие в обществе, где крайне популярны пацифистские настроения.

Абэ сократил масштабы своего замысла, и теперь ставит вопрос о том, чтобы внести в 9-ю статью поправку, которая сводилась бы к фразе о том, что нынешние силы самообороны Японии являются легитимными.

Чтобы добиться этой цели, Абэ в какой-то момент потребуется созвать общенародный референдум. Однако опросы общественного мнения показывают, что японское общество разделено в этом вопросе. Перед Абэ стоит задача склонить чашу общественного мнения в свою пользу.

Дружба за территории

Одна из самых проблемных тем — вопрос о возврате Японии Курильских островов. Во время Второй мировой войны Япония была союзником Германии и была побеждена СССР и США. После того как Япония подписала договор о капитуляции, четыре острова Малой Курильской гряды — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи — вошли в состав СССР.

Япония так и не признала эти территории советскими, что и стало основным камнем преткновения в создании мирного договора между странами.

Тем не менее, Абэ серьезно настроен решить курильский вопрос до конца срока своих премьерских полномочий.

«В этом плане он делает ставку на президента России Владимира Путина, полагая, что в нынешних российских реалиях только он способен пойти на какие-то уступки Японии и искать компромисс по этому вопросу», — поясняет логику японского премьера Валерий Кистанов.

Поэтому Абэ регулярно встречается с российским президентом. Во время последней их встречи на полях Восточного экономического форума во Владивостоке Владимир Путин предложил Абэ подписать мирный договор уже до конца 2018 года, а с территориальными спорами разобраться позже. Однако это противоречит японской позиции: сначала острова, потом договор.

«Однако позиция Токио может смягчиться, если будут сделаны ощутимые шаги по развитию совместной экономической деятельности, о которой были достигнуты договоренности во время визита Путина в Японию в декабре 2016 года. До настоящего времени, однако, эти «шаги» сводятся к консультациям представителей правительств обеих стран. Отчасти поэтому недавнее предложение Путина подписать мирный договор до конца года было воспринято большинством представителей политических элит Японии весьма холодно», — рассуждает Денис Щербаков.

Эксперты также отмечают, что у «мягкой политики» Абэ по отношению к России в Японии есть много противников.

Японский истеблишмент раздражен тем, что концепция Абэ — экономическое сотрудничество в обмен на уступки по территориальному спору — не работает.

За 22 встречи Путина и Абэ существенных подвижек в решении вопросов так и не произошло, отмечает Кистанов.

«Я не думаю, что за три года эта проблема будет решена и между нами будет подписан договор. Скорее всего, будет продолжаться поиск каких-то компромиссов», — добавляет эксперт.

Беспокойные соседи

Третья из ключевых проблем, с которыми японский премьер будет сталкиваться в ближайшие три года, эксперты называют проблему похищенных КНДР японцев.

Главный конфликт с КНДР сосредоточен вокруг граждан Японии, похищенных северокорейскими спецслужбами в 1970-80-е годы с целью обучения северокорейских шпионов японскому языку. В Токио считают, что Пхеньян удерживает около 17 японцев.

Из них пятерых человек удалось вернуть в начале 2000-х годов. Япония хочет прояснить судьбы оставшихся. Хотя Северная Корея утверждает, что вопрос закрыт и японских граждан в КНДР больше нет,

за несколько десятилетий идея спасения похищенных и прояснение их судеб стала чуть ли не национальной. Поэтому каждый японский политик, в том числе и Абэ, обязан включать ее в повестку.

Однако намного более актуальной в отношениях с Пхеньяном для Токио является проблема северокорейского ракетно-ядерного потенциала, который сейчас считается в Японии «угрозой номер один» — это даже закреплено в официальных документах.

Здесь курс Абэ заключается в том, чтобы давить на КНДР экономическими санкциями, а также проводить совместные мероприятия с США, в том числе и военные учения. Однако в последнее время, по словам экспертов, Абэ очень обеспокоен изменением статус-кво, который произошел после встречи лидеров КНДР и США Ким Чен Ына и Дональда Трампа.

В Японии опасаются, что Трамп и Ким договариваются о прекращении испытаний баллистических ракет, которые могут представлять угрозу для США, но не затрагивают в договоренностях угрожающие Японии ракеты средней дальности.

Чтобы преодолеть сложившуюся неопределенность, Абэ уже заявил о своем намерении лично встретиться с Ким Чен Ыном для решения проблемы ракетно-ядерной программы и похищения японских граждан, сформировав новые японско-северокорейские отношения.

Источник