Эрдоган: США нанесли Турции «удар в спину»

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил 13 августа, что Вашингтон наносит Анкаре «удар в спину», повышая пошлины на ввозимые из этой страны товары. Турецкий лидер дал понять, что намерен жестко противостоять США и даже намекнул, что партнерство с Вашингтоном «может оказаться под угрозой». Мы проанализировали, где Эрдоган будет искать новых партнеров в пику Белому дому.

«С одной стороны, вы говорите о стратегическом союзе, с другой — бьете в спину своего партнера. Мы не можем это принять», — заявил турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, комментируя двукратное повышение пошлин на ввозимые из Турции сталь и алюминий, о чем заявили США 10 августа.

Объявленные США меры уже ударили по турецкой лире, вызвав ее падение. Меры, принятые США, стали частью экономического противодействия Турции, от которой Вашингтон требует освобождения американского пастора Эндрю Брансона, удерживаемого в Турции. Эксперты предполагают, что Анкара арестовала Брансона в качестве мести за нежелание американских властей выдать проповедника Фетхуллаха Гюллена, которого Турция обвиняет в организации попытки государственного переворота летом 2016 года.

В ответ на арест американского пастора, США ввели персональные санкции против двух турецких министров, на что Турция ответила зеркально.

Эрдоган дал понять, что не собирается останавливаться и предупредил Вашингтон, что политика США может привести к тому, что им придется искать новых союзников.

«В последние годы наше партнерство испытывалось разногласиями… Если Соединенные Штаты не начнут уважать суверенитет Турции и не докажут, что понимают опасности, угрожающие нашей стране, то партнерство может оказаться под угрозой», — отмечается в статье Эрдогана, опубликованной в The New York Times.

Столь резкие заявления турецкого лидера хотя и не говорят о полном разрыве с США, свидетельствуют о серьезном кризисе в отношениях двух государств. При этом во времена «холодной войны» Турция была надежным партнером США в противостоянии с СССР, хотя это противостояние давалось Анкаре нелегко.

Именно Турция стала косвенным фактором пикового противостояния СССР и США во времена Карибского кризиса. СССР втайне разместил свои ракеты на Кубе, желая надавить на США, разместившие свои ракеты вблизи советских границ — на территории Турции.

В настоящее время Турция — главный военный союзник США на Ближнем Востоке, здесь находится и крупная американская военная база. И пока США не вывели свою базу из Турции, преждевременно говорить о резком ухудшении отношений двух стран, говорит специалист-тюрколог, ведущий эксперт Центра изучения современной Турции Юрий Мовашев.

Однако санкции уже ударили по военному сотрудничеству двух стран: Конгресс наложил вето на поставку Анкаре американских истребителей пятого поколения. При этом часть деталей для них производится именно в Турции.

Комментируя эти решения, Мовашев подчеркивает, что цель подобных действий — не столько навредить Турции, сколько «насолить Трампу, разрушая его связи с внешним миром».

Что же касается турецкой экономики, то для нее потеря американского рынка будет весьма существенной, так как Вашингтон входит в пятерку торговых партнеров Анкары. Для США же Турция лишь на 32 месте среди торговых партнеров.

Вместе с тем эксперт уверен, что сложившаяся ситуация уже не даст вернуться к диалогу на прежнем уровне «Эрдоган будет пытаться наладить отношения с США, но будет также предпринимать усилия по дистанцированию от Вашингтона. Он будет стремиться и на север, и на восток, но пока неясно насколько эти попытки увенчаются успехом».

Продолжая пикировку с США, Эрдоган в последние дни начал делать реверансы в сторону Москвы. Он заявил, что готов перейти на расчеты с Россией в национальной валюте. В России, в свою очередь, заявили, что готовы перейти на либерализацию визового режима с Турцией, неясно, правда, коснется ли это турецких граждан, приезжающих в Россию.

Россия и Иран спешат на помощь

Не исключено, что в условиях ухудшения отношений с США Турция увеличит торговый оборот с Россией, где качественные турецкие товары легкой промышленности пользуются хорошим спросом.

Что же касается политических связей, то слишком тесное сближение вряд ли возможно, так как стороны не слишком доверяют друг другу. Союз в Сирии для России и Турции носит тактический характер, и ранее оба государства фактически находились по разные стороны баррикад в сирийском конфликте.

К тому же пока неясно, как будет действовать Анкара после победы над террористами в Сирии, поскольку Эрдоган настроен резко против сирийского президента Башара Асада. К тому же, Эрдоган неоднократно выступал с резкими заявлениями по Крыму и имеет рычаг воздействия на полуостров в виде турецкой диаспоры крымских татар.

В аналогичном тактическом союзе в Сирии Турция находится и с Ираном, однако в последние месяцы стороны сблизились и в других областях.

Оба государства выступают в защиту друг друга перед лицом американских санкций. Турция выступила с осуждением санкций против Ирана по ядерной программе. Тегеран недавно осудил санкции США против Турции, пообещав полномасштабную поддержку.

Тегеран, ослабленный санкциями и стоящий перед возможностью ухода из страны западных компаний, нуждается в инвестициях, и Турция здесь может стать хорошим партнером. Однако в случае если турецкие компании начнут массово работать на иранском рынке, это может угрожать им дополнительными санкционными мерами со стороны США.

Тем не менее, сближение Турции с Ираном, а также Россией и даже Сирией — это сценарий, который серьезно беспокоит Запад, отмечает обозреватель издания Business Insider Джим Эдвардс. «Со стратегической или военной точки зрения, ситуация «Эрдоган ищет друзей» может быть очень беспокойной», — пишет автор, отмечая, что всех потенциальных друзей Эрдогана объединяет одно — санкции США.

Маневрируя в отношениях с Вашингтоном, Турция может также рассматривать как тактического партнера и ЕС. Несмотря на то что политические отношения с лидером Евросоюза — Германией — оставляют желать лучшего, экономические связи сильны.

К тому же, у Турции есть и серьезный рычаг воздействия на ЕС в виде миллионов беженцев, которые она согласилась принимать по соглашению с европейскими странами.

Как пишет обозреватель британской Financial Times Лоуренсе Дазиано, ЕС и сами в сегодняшней ситуации могли бы использовать непростую ситуацию в Турции в собственных интересах.

Как отмечает автор, хотя сегодня в сравнении с долларом, евро является «маргинальной валютой», «турецкий кризис должен стать возможностью взглянуть на будущее владычество доллара», а также на отношения Брюсселя и Анкары «в более широком смысле». Именно сейчас, как констатирует автор, у Евросоюза появилась возможность «привнести европейские стандарты» в турецкое законодательство.

Пока неясно, выберет ли Эрдоган известный своей авторитарной политикой, путь «возвращения» к Европе, либо же будет стараться балансировать между интересами разных государств на манер Югославии времен Иосипа Броза Тито в эпоху противостояния двух блоков.

Часть сторонников Эрдогана, даже сравнивает его с основателем современной Турции Кемалем Ататюрком, и хотя оба политика полные антиподы, их аргумент в том, что Эрдоган — как и Ататюрк — ведет независимую политику.

«Кажется, Эрдоган находится на перекрестке исторических фигур и образа, который он хочет вылепить, учитывая те сложности, с которыми сталкивается Турция. Отбрасывая идеи кемализма, он уходит все дальше от Ататюрка или от «титоистской модели» из-за требований как внутренней безопасности — между различными частями страны, так и внешней безопасности», — говорит ведущий эксперт Gulf State Analytic в Вашингтоне Теодор Карасик.

По мнению эксперта, в настоящее время происходит формирование «эрдоганизма» — идеологии, которая будет нести в себе и груз прошлого, и геоэкономический сдвиг на Восток.

Как полагает тюрколог Мовашев, Эрдоган теоретически может стать «лидером атлантического восстания», и населению придется смириться с этим. «Правда, потом возникнут вопросы, почему растут цены на бензин, а объяснять это проблемами с США не получится. Не только ему, но и правящей партии. В политике не бывает непререкаемых авторитетов», — заключил собеседник.

Источник