Тегеран назвал условия возобновления переговоров с США

Иранские власти заявили, что готовы возобновить переговоры с США только при возвращении к «ядерной сделке». Так Тегеран отреагировал на предложение американского президента Дональда Трампа встретиться с лидером Ирана без предварительных условий. Насколько это реалистично, мы разобрались.

Заместитель главы администрации президента Ирана Хамид Абуталеби написал в своем твиттере, что Тегеран готов возобновить переговоры с Вашингтоном при условии возвращения США в так называемую «ядерную сделку.

«Те, кто верит в диалог как метод разрешения споров в цивилизованном обществе, также должны выполнять и эти вещи: уважение к великой нации Ирана, сокращение боевых действий, возвращение в «ядерную сделку», — написал Абуталеби.

Он подчеркнул, что возвращение к формату Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) является «обязательным условием» для старта переговоров с США.

Надо отметить, что данное заявление было сделано даже не главой администрации президента Ирана, а его заместителем. Таким образом Тегеран ответил на слова главы Белого дома Дональда Трампа о готовности встретиться с президентом Ирана Хасаном Роухани.

«Говорить с другими людьми нужно, особенно когда вы говорите о возможной войне и гибели людей. Ничего плохого в таких встречах нет. Мы встретились с главой КНДР Ким Чен Ыном, у нас нет запусков в течение последних восьми месяцев. Заключенные вернулись домой. Столько хорошего случилось и позитивного…» — заявил Трамп, отвечая на вопрос журналистов о возможности подобной встречи.

При этом Трамп подчеркнул, что согласился бы на подобный разговор без предварительных условий.

«У них тяжелые времена. Я отменил иранскую сделку, это была странная сделка. Если они захотят встретиться, нет никаких дополнительных условий. Мы встретимся обязательно. Но не думаю, что они готовы», — заявил президент США.

Иран Вашингтону не верит

Говоря о «тяжелых временах», Трамп намекнул на ситуацию в иранской экономике, которая действительно переживает затяжной кризис.

Национальная валюта — иранский риал — потеряла половину своей стоимости. Инфляция находится на уровне 203% и достигла максимума с 2013 года.

Несмотря на то что большинство экономических проблем вызвано многолетними санкциями против Ирана, ударом стал и выход Вашингтона из ядерного соглашения. Решение администрации США повлекло за собой отказ крупных американских компаний от инвестиционных проектов в этой стране.

Соглашение, целью которого было снятие с Ирана санкций в обмен на контроль над ядерной программой этого государства, было заключено с Тегераном Германией, Францией, Великобританией, Россией, Китаем и США при президенте Бараке Обаме.

Трамп еще во время предвыборной кампании жестко критиковал соглашение как невыгодное для Америки и обещал покинуть его. Свое слово он сдержал, правда, европейские партнеры пока остались верны СВПД.

Эксперты считают, что, несмотря на приглашение к диалогу «без условий», встреча Трампа и Роухани вряд ли состоится. «Само предложение Трампа можно считать позитивным знаком, но мало надежд, что это действительно сработает, если взглянуть на более широкую картину», — говорит профессор Университета имени Шахида Бехешти в Тегеране Хамидреза Азизи, эксперт клуба «Валдай».

Как отмечает Азизи,

выход США из ядерной сделки стал причиной недоверия к Вашингтону со стороны иранского общества и власти: «Поэтому иранское видение заключается в том, что даже если обе стороны встречаются и достигают соглашения, Америке нельзя доверять».

Немногочисленные соратники Трампа — такие как его советник по нацбезопасности Джон Болтон, — не скрывают негативного отношения к Тегерану. Известно, что Болтон, работая в администрации Джорджа Буша-младшего, был сторонником военного решения иранской проблемы. К тому же в Вашингтоне сильно влияние произраильского лобби, которое выступает против любой сделки с Ираном.

В свою очередь, Роухани также несвободен в своих действиях, в отличие, например, от лидера КНДР Ким Чен Ына. Согласно иранскому законодательству, главой государства является Высший руководитель страны аятолла Али Хаменеи, и именно он должен дать президенту карт-бланш на подобную встречу.

В настоящее время подобное маловероятно, поскольку аятолла Хаменеи «со скрипом» согласился даже на переговоры с США по ядерной тематике, которые, как он считает, не принесли результата.

По мнению иранского эксперта Азизи, Иран не готов принять идеи Трампа выступать за «переговоры только ради переговоров», как в случае с КНДР. «Если Трамп серьезно относится к своему предложению, позитивным шагом был бы, по крайней мере, отказ от новых санкций против Ирана в знак доброй воли. В противном случае я не ожидаю, что между ним и Роухани может произойти какая-то встреча», — говорит эксперт.

Исторический сдвиг

В случае если такая встреча все же состоится, это будет первая встреча лидеров Ирана и США в новейшей истории. Дипломатические отношения Вашингтона и Тегерана были разорваны в 1979 году после захвата иранскими революционерами посольства США. Определенное сближение с Ираном начала администрация президента-демократа Билла Клинтона, а продолжила команда Барака Обамы, когда начались переговоры по ядерной программе.

От имени США их вел госсекретарь Джон Керри, с иранской стороны выступал министр иностранных дел этой страны Мохаммад Джавад Зариф. Между дипломатами установились хорошие рабочие и личные отношения, и эксперты не исключают, что если бы у власти в США оказалась Хиллари Клинтон, Вашингтон продолжил бы переговорный процесс.

Как отмечала в своем выступлении на одной из конференций Валдайского клуба в Москве обозреватель журнала New Yorker Робин Райт, стратегия Обамы в отношении Ирана состояла в «решении вопросов по мере поступления».

По мнению Райт, в администрации Трампа пока желания вести диалог с Ираном нет.

В свою очередь, иранский эксперт Азизи считает, в Иране есть понимание, что в Белом доме нет единой позиции в отношении переговоров с Ираном, и это посылает «конфликтующий сигнал».

В этой связи эксперт упомянул заявления госсекретаря Майка Помпео, который изложил определенные предварительные условия для встречи глав государств. В заявлении Помпео прозвучало обращение к руководству Ирана «фундаментально изменить обращение с собственным народом».

В то же время, по мнению журналистов близкой к демократам газеты Politico, даже само по себе заявление Трампа представляет собой «любопытный сдвиг».

Автор статьи Нэхал Тооси отмечает, что президент США в своих высказываниях по Ирану идет наперекор части истеблишмента, которая выступает против диалога. Тооси пишет, что слова Трампа «могут испугать некоторых республиканцев, которые выступают против любого сотрудничества с Тегераном, а также Израиль и других союзников США, которые считают Иран непримиримым противником».

Американские СМИ отмечают, что в отношениях с Ираном Трамп пытается использовать тактику кнута и пряника. Его заявления о возможности встречи с президентом Ирана были сделаны несколько дней спустя после того, как он пригрозил Ирану последствиями в случае угроз в адрес США.

Критикуя ядерную сделку, Трамп несколько раз заявлял, что хотел бы заключить с Ираном «новое соглашение». Оно, как предполагают эксперты, должно заключать в себе не только контроль над ядерной программой Ирана, но и прекращение программы баллистических ракет, а также поддержки радикальных движений — таких как «Хезболла», которое США считают террористическим.

Цель все этих ограничений — не только защитить интересы Израиля, главного союзника США на Ближнем Востоке, но и не дать Ирану доминировать в регионе. По иронии судьбы, в усилении Ирана виновны сами США, ведь именно Вашингтон в начале 2000-х годов сменил враждебный Тегерану режим в Багдаде.

После расторжения ядерной сделки со стороны США иранское руководство дало понять, что не собирается вносить в нее какие-либо изменения, которые ущемляли бы его интересы. Трамп также вряд ли отступится и вернется к «сделке Обамы». В то же время возможность — пусть даже для мимолетного рукопожатия с Роухани — у него есть. Иранский президент осенью этого года, скорее всего, прибудет в Нью-Йорк на Генеральную Ассамблею ООН, где теоретически может произойти его встреча с Трампом.

Источник