Центризбирком предложил изменить формулировку пенсионного референдума. Но это еще не значит, что власти действительно готовы его провести.

Коллеги Эллы Памфиловой не верят, что граждане в состоянии понять термин «страховая пенсия по старости». 

Центризбирком в пятницу отказал инициативной группе КПРФ в проведении референдума по вопросу повышения пенсионного возраста. Члены комиссии придрались к формулировке вопроса, заявив, что она не соответствует требованиям законодательства.

Отказ не удивил коммунистов, которые заранее узнали о решении ЦИК, так как сумели получить на руки соответствующий проект постановления еще до начала заседания. После чего документ быстро «утек» в СМИ, так что некоторые из изданий сообщили о запланированном решении комиссии уже за пару часов до его официального оглашения.

«Уже сообщают, что ЦИК „запретил проводить референдум“. Ну, слушайте, ну, также нельзя — это некорректно и непрофессионально! Вы хотите быть быстрее всех? Мы вообще не даем разрешения на проведение референдума, мы обсуждаем только, насколько корректно поставлен вопрос для обсуждения на референдуме», — отчитывала поспешивших журналистов прямо на заседании Центризбиркома его руководитель Элла Памфилова.

Сам вопрос для всенародного обсуждения звучал так: «Согласны ли вы с тем, что в РФ возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости, повышаться не должен?». Секретарь ЦИК Майя Гришина сходу заявила, что в таком виде вопрос на плебисцит выноситься не может, поскольку порождает «множественность толкования» и в случае проведения референдума может привести к «неоднозначным правовым последствиям».

«Предполагаемый для вынесения на референдум РФ вопрос включает в себя формулировку „возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости“ и не содержит при этом какой-либо иной относящейся к данной формулировке характеристики, которая бы с достаточной степенью конкретизировала ее содержание для участников референдума. Это относится как к отсутствию указания на определенный возраст, так и к отсутствию определения указанного в вопросе вида пенсии в смысле положений ст. 39 Конституции РФ», — говорится и в заключении ЦИК.

«Гражданам надо обладать специальными знаниями, чтобы разобраться в содержании данного вопроса, сам термин „страховая пенсия по старости“ понятен только юристам», — заверила Гришина. Другие члены ЦИК добавили, что в России так много разных видов пенсий — социальная, страховая, по старости, по инвалидности и т. д., так что людей будет легко «ввести в заблуждение». «Насколько конкретен, точен и ясен гражданам этот вопрос — вот в чем дело», — заметила Памфилова.

Коммунисты же утверждали, что в такой формулировке вопрос не смогут понять разве что умственно отсталые. «Вопрос понятен всем гражданам. Возраст выхода на пенсию всем известен и установлен. Давайте выйдем на улицу и спросим! К тому же речь идет только о возрасте, понятие страховой пенсии по старости также по своему значению ясно и понятно всем избирателям и не требует дополнительной конкретизации», — попытался убедить комиссию член инициативной группы Александр Потапов.

«Вопрос бессодержательный, он не подразумевает никакого ответа, кроме положительного. С таким же успехом можно было спросить, вы хотите быть богатым и здоровым?» — возразил член ЦИК Александр Кинёв. А его коллега Сиябшах Шапиев добавил, что формулировка должна быть «однозначно воспринимаемой и не двузначной».

Инициаторы референдума явно чувствовали себя в положении школьников, которых заставили доказать, что дважды два — это четыре. «У нас в стране люди в массе своей знают, что женщины выходят на пенсию в 55, а мужчины — в 60», — недоумевал глава юридической службы московского горкома КПРФ Мухамед Биджев.

Но у членов ЦИК такой уверенности, видимо, не было. Они также усомнились в правовых последствиях референдума с предлагаемой формулировкой. «Допустим, назначат референдум, но к тому времени закон уже примут новый и тогда на что будут распространяться результаты этого референдума?», — спросил член ЦИК Борис Эбзеев. Биджев ему ответил, что в таком случае закон о повышении пенсионного возраста должен будет отменен, поскольку «единственным источником власти в стране является народ». «Так что правовые последствия будут очень даже определенные — законодатель никогда не сможет повысить пенсионный возраст», — сказал коммунист.

Между тем, члены ЦИК заметили, что даже если референдум разрешат, на его согласование, подготовку и проведение уйдут месяцы. В итоге может получиться так, что гражданам предложат отвечать на референдуме на вопрос о возрасте выхода на пенсию, который к тому моменту уже будет повышен. «Вы сами себя загоняете в ловушку», — сказала Памфилова. Она предложила уточнить прямо в предлагаемом на референдум вопросе, что речь идет о сохранении возраста выхода на пенсию по состоянию на июль 2018 года. «Так, как вы поставили вопрос, тут вы понимаете, как вы поставили», — сумбурно выразилась Памфилова. Но тут же заверила, что если бы инициаторы плебисцита «поставили на июль 2018 года», то комиссия проголосовала бы «за».

«У вас есть право оперативно собрать инициативную группу, уточнить вопрос, мы даже готовы вас проконсультировать. И я уверена, что никаких возражений со стороны членов ЦИК не будет», — пообещала Памфилова. Она убеждена, что представители КПРФ намеренно сформулировали вопрос для референдума таким образом, чтобы получить отказ. «Это было рассчитано на то, что мы откажем, но мы не хотели отказывать», — заверила Памфилова. Вслед за этим она призвала участников инициативной группы КПРФ «повторить попытку». «Мы поможем и дадим добро», — сказала руководитель ЦИК.

Тем самым в ЦИК косвенно обвинили КПРФ в попытках заработать на теме с референдумом политические очки — как никак впереди сентябрьские региональные выборы и избрание мэра Москвы. Между тем, судя по словам Памфиловой, власти считают возможным провести референдум на подобную тему. «Сама по себе постановка вопроса о проведении референдума по столь животрепещущей теме, которая затрагивает интересы каждого гражданина, правомерна», — сказала глава ЦИК. Примечательно и то, что ранее уже появлялись слухи о том, что идею с референдумом якобы разрабатывают в Кремле.

Впрочем, в КПРФ убеждены, что подобные слухи вбрасываются специально. «Я думаю, это просто игра. На сегодняшний день политика такая, но все зависит от того, насколько активным будет протестное движение. Если таким же мощным, как это было с „монетизацией льгот“, то власти могут отступить назад», — заявил в интервью «Росбалту» глава юридической службы КПРФ Вадим Соловьев.

Не верит он и обещаниям Памфиловой согласовать вопрос для референдума, если инициативная группа от КПРФ прислушается к замечаниям ЦИК. «Мне кажется, тут больше лукавства, чем правды. Если бы у ЦИК были претензии к формулировке вопроса и желание нас поддержать, то они бы решили все в рабочем порядке. Но ЦИК отказал, это означает, что мы теперь в течение года не сможем повторно обращаться с подобным вопросом», — пояснил Соловьев.

Впрочем, он не исключает, что такая возможность все же есть. «Если нет, будем оспаривать решение ЦИК в Верховном суде», — поделился планами коммунист.

Елена Земскова