Ключевая тема, которая волнует абсолютное большинство российских граждан, – возможное повышение пенсионного возраста в стране.

Накануне у зрителей и читателей Царьграда была возможность выслушать аргументы за данное непопулярное решение от одного из депутатов Государственной Думы, члена фракции «Единая Россия» Александра Сидякина.

С экспертом комитета Госдумы по финансовому рынку Яном Артом мы предметно проанализировали эти доводы.

Годовая прибавка к пенсии достигла размера средних чаевых официанту

Юрий Пронько: Ян, что вынудило, на ваш взгляд, сейчас, в ситуации неустойчивого экономического роста и возможного введения новых антироссийских санкций, с одной стороны, с другой стороны, более чем комфортные условия на наших традиционных рынках, я имею в виду экспортные товары, пойти на это решение? Что сдетонировало, почему включили форсаж?

Ян Арт: Я тоже не могу этого понять. Разве что наше правительство хочет занять первое место в рейтинге антироссийских санкций. Потому что более суровую санкцию против российского народа, чем эту, придумать трудно. Трампу и этим двум сумасшедшим сенаторам такое и не снилось. В любом случае понятно, что вопрос стратегически стоит. Это во всем мире происходит. И это действительно проблема.

Ю.П. Вы признаете, проблема существует?

Я.А. Да, проблема есть. По всему миру глобально пенсионный возраст повышается. Пенсионеров становится больше на душу работающего населения, соответственно, соотношение растет. Это неприятно, но это проблема, которую надо решать повышением.

Что я не понимаю. Первое: резкости. Сейчас, срочно должны решить, быстренько нарисовали. Мы обвиняли господина Кудрина, что он при расчете той системы, при которой мы жили, ошибся. Это говорил нынешний премьер-министр, если не ошибаюсь. Соответственно, у меня вопрос: вы за эти три месяца суеты, демагогии, критики не ошибетесь? Это очень серьезная настройка пенсионная.

Ю.П. Накануне мне пришлось в буквальном смысле в клинче с депутатом Сидякиным разбирать вопрос о размере индексации пенсий: 1 тысяча рублей в месяц или 1 тысяча рублей в год?

Ю.П. Вы можете мне объяснить эту путаницу по поводу тысячи? Тысяча в месяц или тысяча в год?

А.С. Тысяча в месяц, но если быть совсем объективными, это плюс 600 рублей, потому что индексация в 400 рублей и сейчас есть. Сейчас индексация происходит по сравнению с прошлым годом на 400 рублей.

– Это база год к году. Будет происходить на тысячу. То есть, на 600 рублей больше, чем 400.

- 400 + 600 будет тысяча. Я понятно излагаю? Я не знаю, как еще изложить.

– Тысяча по году?

– Тысяча по месяцу.

– То есть 12 тысяч за 2019 год.

– Да.

- Итого в среднем должно быть 26 тысяч по итогам следующего года.

- 24, насколько я знаю. Мы запутали друг друга. Что за цифра 26?

- Сейчас средняя пенсия 14 тысяч по стране. Индексация — 12 тысяч по итогам 2019 года. 26 тысяч.

- Почему? Было 14. Будет 15. 15 умножайте на 12, будет 300 в год пенсия.

- Значит, все-таки тысяча по году.

- Почему? Тысяча в месяц – это плюс 12 тысяч в год.

- Александр, по итогам 2019 года средняя пенсия по России должна составлять 26 тысяч.

- Да неправильно вы считаете!

Ю.П. Я специально привел этот спор. Он возник из-за чего? Вице-премьер по социальным вопросам госпожа Голикова заявляет: тысяча в месяц. Дальше, по-видимому, инструкция уходит депутатам Госдумы, и они это начинают транслировать. Но после выходит вновь Татьяна Алексеевна и говорит: вы меня неправильно поняли, тысяча в год.

Если же дальше разбирать, 400 они обязаны были без всякой реформы, без всякого повышения выплатить, на уровень инфляционного ожидания по ЦБ. Берем 4% таргет, заложенный Эльвирой Сахипзадовной. Итого вся эта буча ради 600 рублей в год.

Что бы мне ни говорили депутаты Госдумы, мы прекрасно понимаем, что индексация составит 1 тысячу рублей в год. Потом уже первый вице-премьер, министр финансов Силуанов докладывает, что к 2024 году средняя пенсия должна составить 22 тысячи рублей. И тут у меня опять не бьется, потому что она должна составить 24 тысячи рублей, исходя из того, что 14 сейчас, по тысяче за 6 лет, выходим на эту сумму. Вы, как финансист, это шоу как прокомментируете?

Я.А. Это действительно шоу. И депутатов жалко.

Ю.П. Мне их не жалко, они же сами пошли в депутаты.

Я.А. Выбрали вредную профессию. Более упрощенно примерно так: если мы ставим вопрос о повышении пенсионного возраста, причем не эквивалентно Европе, с учетом нашей средней продолжительности жизни...

Ю.П. При этом апеллируем к европейскому опыту повышения пенсионного возраста.

Годовая прибавка к пенсии достигла размера средних чаевых официанту

Я.А. В Испании сегодня 80 лет мужчина живет. Если там повышается на какой-то период, этот период на меньший процент затрагивает потенциальный срок получения. У нас же это повышение затрагивает огромную часть. Для многих это означает, что они вообще не будут получать. Теперь вопрос: если мы так существенно поднимаем, как одна дама в Думе, на мой взгляд, совершенно неприлично сказала, что те, кто не хотят побольше работать ради сегодняшних стариков, те нелюди.

Ю.П. Накануне эта дама стала председателем комитета Госдумы по культуре, госпожа Ямпольская. Более того, она нам с вами, всем, кто имеет иную точку зрения, сказала: вы не имеете ни морального, ни этического права этим заниматься.

Я.А. На заявление этой дамы можно ответить одним: я готов, только, пожалуйста, покажите это повышение сегодня старикам, моему отцу, которому не хватает ни на лекарства, ни на развлечения. По моему глубокому убеждению, пенсия в России могла бы быть в идеале поднята в два раза. Если мы посмотрим на структуру расходов бюджетного фонда российского, если мы посмотрим на 116 тысяч сотрудников, понятно, что этой организации нужно много сотрудников. И надо отдать ей должное, она сумела со 120.

Ю.П. Вы имеете в виду трудовой коллектив ПФР?

Я.А. Да. 116 тысяч сотрудников при том, что там сумели, молодцы, сократиться, со 124 до 116. Дворцы, которые принадлежат Пенсионному фонду, мы все видели. Уже, по-моему, все соцсети ими пестрят. Давайте повышать. Но давайте четко просчитаем, какое реальное повышение наша страна потянет. Более того, господин Аксаков как-то сказал одну хорошую мысль, и я задумался, что это правильно, как это ни парадоксально, для развития экономики выгодно повышение пенсий. Потому что пенсионер – это потребитель номер один именно российского товара.

Ю.П. Они вам скажут, что они и радеют за нынешних пенсионеров. За 600 рублей на дыбы подняли страну.

Я.А. Мы ведь на полном серьезе, эксперты, депутаты, министры обсуждаем эти цифры. Это в чем-то похабщина, мы обсуждаем всерьез, не дать ли старикам в год то, что вы, я, кто-то еще иногда оставляет на чай официанту. Мне кажется, с моральной точки зрения, это запредельно. Дорогая власть, меняем согласие на повышение пенсионного возраста на вменяемую и как минимум четырехзначную, и не годовую, а почаще, гарантированную индексацию пенсий сегодняшним старикам.

Ю.П. Вас единороссы обвинят в популизме.

Я.А. Я знаю, они всех обвиняют в популизме. Они обвинили КПРФ в популизме, когда они предложили наконец-то начать внедрять идею природной ренты для россиян, которую когда-то в 2000-м единороссы вкладывали в свою же политическую программу.

Ю.П. Через 18 лет.

Я.А. Через 18 лет. Причем сумма предложенная была, мягко говоря, скромная. Это поражает.

Ю.П. Поражает неподготовленность вопроса. Господин Сидякин мне рассказывал, как к ним приходил на фракцию господин Топилин и как он мямлил. На минуточку, это министр труда, который презентует концепцию, меняющую уклад жизни десятков миллионов людей. Предлагаю вернуться к денежному вопросу. Нужны цифры контрольные, сколько. Мы с господином Сидякиным поговорили и про профицит федерального бюджета.

Ю.П. Даже если не совершать возрастного маневра, накопленный профицит федерального бюджета более 800 млрд рублей. Объясните мне, зачем принимать это решение. У нас профицитный сейчас бюджет. Вы спокойно можете направлять эти деньги на покрытие дефицита бюджета ПФР.

А.С. Ну, во-первых, я сомневаюсь, что профицит 800 млрд.

– 822 млрд – данные Минфина.

– Ну, ведь пенсионеру нужна не только пенсия. Ему нужно качественное здравоохранение, соответствующие услуги ЖКХ.

– Для этого вы поднимаете НДС?

– Не прыгайте с вопроса на вопрос.

– Вы сами говорите: здравоохранение, образование.

- Мы не можем включить печатный станок, мы не можем иным образом залезть в карман нашим людям.

Ю.П. Никакого печатного станка нет необходимости запускать. По всей видимости, часть депутатского корпуса вообще не в курсе про накопленный профицит, боюсь, они даже это бюджетное определение не знают. 822 млрд. Это официальное заявление, которое можно найти на сайте Министерства финансов. Это первое.

Второе. Я спрашиваю, сколько вам необходимо для покрытия дефицита бюджета Пенсионного фонда России в текущем году? 800 млрд. Так зачем вы это делаете? У вас есть эти деньги.

Мне заявляют, что старикам нужно здравоохранение, образование, по-видимому, для внуков, и так далее. То есть они повышают НДС ради образования и здравоохранения. Ваш комментарий.

Я.А. Господин Сидякин сказал, что старикам нужно качественное здравоохранение. Наши старики его, в общем, не имеют. Здравоохранение у нас — статья бюджета, оно финансируется. При чем тут профицит бюджета? Профицит бюджета означает, что на эти деньги как раз оно не финансировалось. Эти деньги нельзя потратить на стариков? Как же, они нужны на то, на что они ранее не выделялись. Это полный бред.

Что касается того, что старикам нужны жилищно-коммунальные услуги. Господа депутаты, не знаю, в курсе ли вы, но старики за них платят, за ЖКУ. В процентном соотношении к пенсии платят бешеные деньги. Это не советские времена, когда, условно, пенсия 100 — 120 хорошо поработавшего человека, а оплата за квартиру 8 или 10. Мы все, и старики особенно, платим бешеные деньги по коммуналке. Поэтому не надо на нее ссылаться, что вы ее дотируете.

Годовая прибавка к пенсии достигла размера средних чаевых официанту


Ю.П. Есть еще одна тема, касается она налогообложения доходов физлиц. Есть разные позиции. Одни считают, что это плоская шкала. Хотя она не плоская на самом деле. До определенного уровня доходов все платят 13%. Чем больше вы зарабатываете, эта шкала снижается до 10%. Это ни для кого не секрет. Массово люди не видят таких денег, а для других речь идет о сотнях тысяч, для них НДФЛ снижается. Особо любят на эту тему рассуждать представители левого фланга и по центру, о введении прогрессивной шкалы налогообложения. Здесь происходит какой-то дуализм с единороссами. В части повышения пенсионного возраста они апеллируют к Европе, Америке, даже к постсоветскому пространству. Но в части прогрессивки, которая существует в той же Европе и США, поставлено многоточие. Фрагмент нашей дискуссии с господином Сидякиным.

А.С. Если мы сейчас введем прогрессивную шкалу, у нас доходы автоматически начнут уходить в тень.

Ю.П. Это предположение на чем основано?

– Оно основано на том, что мы уже там были.

– Вы имеете в виду 90-е? Но ведь это были другие времена!

– Никто налоги не платил. И сейчас у нас любой, получающий много дохода человек, легко выберет ту юрисдикцию, которая для него комфортнее.

- По-моему, те, кто успешен и хорошо зарабатывает, и так выбирает иную юрисдикцию. Достаточно посмотреть на события вокруг господина Дерипаски. Они выбирают и уже давно выбрали не российскую юрисдикцию.

Ю.П. Ян, я хочу услышать ваш комментарий по прогрессивной шкале, которая все-таки существует в развитых экономиках. И никто не вешается. Главный тезис «ЕР», депутатского корпуса, который держится за плоскую шкалу, за 13% – не сможем администрировать олигархов. Они будут отсюда валить. На фоне происходящего сейчас вокруг господина Дерипаски, «Русала» и «En+» — это хохма дня. И тех указаний, которые дает Минфин США, распоряжаясь фактически российским активом. То есть 130 млн можем окучить с их минимальными доходами, а вот эту тысчонку, наверное, никак.

Я.А. Тут, я думаю, надо отдать должное все-таки здравому смыслу единороссов, потому что они абсолютно правы. Зарабатывающую миллион не очень чистоплотную сволочь мы не поймаем. А пенсионера точно прижмем. Поэтому пенсии будем сокращать с точки зрения выплаты по возрасту, а здесь не будем трогать. Но тогда встречный вопрос: у нас государство не способно заставить выполнять свои законы людей с доходом выше определенной суммы?

Ю.П. Это такой способ расписаться в своей недееспособности.

Я.А. Вы очень правильно отметили, что у нас не плоская шкала. Да если бы она была плоская! С миллиона никто не платит 13%. Здесь я поддержу не единороссов, а премьер-министра Медведева, но поддержу его в формате двухлетней давности, когда он сказал: давайте не трогать плоскую шкалу, потому что это данность, к которой привык народ и верит власти, что правила игры установлены. Я бы предпочел либо этот подход, но выровнять этот падающий кончик для богатых, либо подход господина Аксакова, который сказал — давайте введем прогрессивку, но для всех, кто получает больше двух-трех миллионов в год. Если у человека до 150 — 180 тысяч зарплата, оставьте эти чертовы 13%, к которым мы все привыкли, а если больше, давайте введем прогрессивку или 15% НДФЛ.

Ю.П. Анатолий Аксаков, по-моему, предлагает не налогооблагаемый минимум, суммы, с которой вообще не снимается НДФЛ.

Я.А. И это тоже во многих странах есть. Когда человек находится в маргинальной зоне, ниже прожиточного минимума, может быть, даже потому, что он не очень хочет работать, но мы же все-таки социум, а не игра на выживание, поэтому давайте как-то это сделаем, сохраняя российскую привычную плоскость. При западной модели мы все убежим, и мы с вами, вполне возможно, в полусерую зону.

Кстати, убегают-то не из жлобства от этих налогов, от 13%. Убегают при выплате самой зарплаты, от тех 37 помимо 13, которые предприятие должно отдать за что-то очень невнятное, как господин Сидякин сказал, за «качественное здравоохранение». Лично я его встречал только в платных медицинских центрах.

Ю.П. Конечно, у нас не 13% нагрузка на ФОТ. Спросите у любого предпринимателя, он вам расскажет, о каких цифрах идет речь.

Я.А. Люди, которые получают сотни, может быть, они не столь плохи, они вынуждены прятать, начиная не с себя, а с предприятия, потому что иногда просто невозможно тянуть зарплату по-белому при этой жуткой нагрузке. У нас в России очень неплохая, в принципе, налоговая система на тот же малый бизнес, 6%. Отлично, отдай 6% на нужды государства, не греши, что называется. Но по части зарплаты нагрузка чудовищная.

Ю.П. Действительно, существует вилка между 13%, которые официально декларируются и прописаны в законе, которые мы с вами обязаны выплачивать с дохода. Налог на доходы физических лиц. Это, кстати, является таким становым хребтом для региональных, субъектовых бюджетов. ФОТ и выплаты из ФОТа – это главный источник доходов. Я попросил своих хороших знакомых дать мне заключение о том, сколько теряет в совокупности бюджет на предоставление этой льготы, начиная от суммы высокого дохода. Мне назвали контрольную цифру — 600 млрд рублей ежегодно.

Годовая прибавка к пенсии достигла размера средних чаевых официанту

Я.А. Сравнимо с трансфертами Пенсионному фонду.

Ю.П. Почему не решить? Это же найдет понимание? Вы же сказали, те, кто зарабатывает большие суммы, они не жлобы. Возможно, кто-то не согласится. Но большинство согласятся: хорошо, 13 так 13.

Я.А. Конечно. У меня такое ощущение, что эти люди на России через 30 лет поставят крест. Потому что страна, в которой видно, что старики живут все хуже и хуже, вплоть до невыживаемости, точно не имеет будущего.

А еще история с НДС. Меня порадовал наш парламент. Типа на инфляцию это не повлияет. Но как может не повлиять повышение НДС? В любой стране всегда повышение НДС влияло. И только депутат Катасонов сказал: ребята, давайте не пороть фигни, если уж мы повышаем, хотя бы по-взрослому давайте понимать, как это повлияет на ценообразование.

Ю.П. Они стали рассказывать нам истории о том, что, повышение НДС добавит к росту цен 0,1 или 0,01%. Хотя отдаю должное Эльвире Набиуллиной, она честно сказала: разгон будет. То, что все инициаторы, скажем так, повышения НДС ее подставили, – очевидно.

Ю.П. Еще один фрагмент встречи с депутатом-единороссом Сидякиным, про функцию государства.

А.С. Нагрузка на тех, кто работает, возрастает с каждым годом. У нас солидарная система. Мы не можем и не должны по большому счету закрывать из других источников дефицит пенсионной системы. Пенсионная система должны быть построена таким образом, чтобы отчисления от зарплат работающих направлялись на компенсацию утраченного заработка для тех, кто находится за пределами этого возраста. Оттуда взять, отсюда взять – это рассуждения дилетантские.

Ю.П. Это функции государства. Зачем нужно государство? Чтобы драть три шкуры с бизнеса и с граждан?

- Какое счастье, что в этой студии один экономист, и это вы.

Ю.П. Побольше бы экономистов в российском парламенте, может быть, ситуация была бы иной.

Я.А. С функциями я не понял. Насколько я помню, у нас функции государства прописаны в Конституции.

Ю.П. Вы имеете в виду социальные?

Я.А. Они, прежде всего, социальные у государства, и они все прописаны в Конституции. Может, какая-то инструкция появилась, нормативный акт подзаконный, который меняет функции?

Ю.П. Нарушение конституционных законов вообще-то является преступлением.

Я.А.
В Конституции написано, что государство должно обеспечивать социальную защиту. Это одна из главнейших функций государства — обеспечить обществу социальную инфраструктуру и помощь. И во всех странах мира, когда в пенсионной системе дефицит, государство из своих средств покрывает его.

Источник:

https://tsargrad.tv/articles/godovaja-pribavka-k-pensii-dostigla-razmera-srednih-chaevyh-oficiantu_149390