В середине лета над Киевом и другими городами Украины нависла угроза остаться без питьевой воды — ее будет просто нечем обеззараживать.

Остановился «ДнепрАзот» — единственный производитель жидкого хлора в стране. Что это означает для рядового украинца и причём тут опальный днепропетровский олигарх Игорь Коломойский?

Сводки с «хлорного» фронта

Последние пару недель ни один день не обходится без новостей о грядущих проблемах с питьевой водой. 6 июля в «Киевводоканале» заявили, что в ближайшее время в некоторых регионах и городах Украины может быть ограничена либо полностью прекращена подача питьевой воды из-за проблем с хлором.

«ДнепрАзот» предупредил, что прекращает поставки и останавливает производство жидкого хлора. В связи с этим на предприятиях водопроводно-канализационного хозяйства возникла сложная ситуация с обеззараживанием питьевой воды. На некоторых из них хлора осталось на срок от недели до 20 суток», — отмечали в «Киевводоканале».

14 июля в эфире «Громадського радіо» замдиректора Европейской бизнес-ассоциации Светлана Михайловская заявила, что заводы Coca-Cola, PepsiCo и Carlsberg Ukraine могут прекратить работу из-за проблем с очисткой питьевой воды. «На предприятиях запасов хлора нет, потому что по системе безопасности они не могут их иметь у себя на территории. По состоянию на сегодня уже идет речь об остановке одного из предприятий», — сказала она.

Впрочем, через день эту информацию опровергли представители Coca-Cola и PepsiCo.

«Завод работает в обычном режиме, и мы приняли все необходимые меры для обеспечения его непрерывного производства на будущее», — сообщила PR-менеджер «Кока-Кола Бевериджиз Украина» Наталья Никитина.

«Сейчас наши производства полностью обеспечены необходимыми дезинфицирующими веществами для их бесперебойной работы», — сказала, в свою очередь, руководитель отдела корпоративных коммуникаций PepsiCo Алина Маткивская.

А в Carlsberg Ukraine сообщили, что компания не закрывает завод по производству пива на Украине из-за дефицита хлора, а ждет помощи от правительства для решения этой проблемы.

Но тем временем в «Николаевводоканале» заявили об уменьшении подачи воды в Николаеве с 16 июля из-за дефицита хлора. Пресс-служба компании на своей странице в Facebook написала: «В связи с минимальным запасом жидкого хлора для обеззараживания питьевой воды в городе Николаев с 10:00 16.07.2018 года будет понижено водоснабжение абонентам ГКП „Николаевводоканал“ до нормализации поставок жидкого хлора».

Впрочем, позже там уточнили, что смогут растянуть запасы на несколько дней, уменьшая подачу воды днем и ночью, но сохраняя давление в сетях утром и вечером.

В тот же день вице-президент Украинской ассоциации водоканалов Ольга Бабий заявила, что не только Николаев, но и Кривой Рог, Житомир в августе могут не иметь достаточно чистой питьевой воды, а Харьков может остаться без воды уже в субботу.

«Такая ситуация во всех городах — это просто вопрос времени. В каких-то городах запасов хлора на 17 дней, в каких-то — на 20, — отметила она. — Уже под угрозой и Харьков. И если мы не найдем резервы хлора до четверга, то в субботу уже хлора там не будет».

Проблемы «ДнепрАзота» — проблемы страны?

Вся эта история началась месяц назад, 16 июня, когда председатель правления «ДнепрАзота» Сергей Сидоров на своей странице в Facebook заявил о прекращении работы предприятия и уходе завода на вынужденный простой.

«С большой тяжестью в сердце сообщаю всем вам, что с 15.06.2018 года предприятие АО „ДнепрАзот“ вынужденно входит в простой на неопределенный срок. Предприятие, которое восемь десятилетий создавало себе имя, было и является надежным партнером в бизнесе… полностью остановлено», — написал он.

Сидоров объяснил произошедшее слишком высокой ценой на газ для промышленных потребителей. «Из-за высокой цены на газ мы не имеем возможности включиться. Главный вопрос сегодня не в том, кто виноват, это всем понятно… Политика государства, помноженная на внешние рыночные факторы, которая навязана украинским химикам, создала все предпосылки того, что отечественная химия находится на грани уничтожения», — утверждает он.

Находящееся в Каменском (бывший Днепродзержинск) ПАО «ДнепрАзот» — это химический гигант, основной профиль которого — производство жидкого азота и сельхозудобрений. Главное сырье — природный газ, из которого и с помощью которого и производят. Хлор — побочный продукт, но именно он неожиданно оказался в центре всеобщего внимания.

На общегосударственный уровень проблему вынесла ассоциация «Укрводоканалэкология», которая обратилась за помощью к правительству и СНБО, заявив, что подача воды в централизованную водопроводную сеть в некоторых регионах может быть значительно ограничена, а местами и полностью прекращена.

Украина с удивлением обнаружила, что у нее нет другого производителя жидкого хлора для дезинфекции питьевой воды.

23 июня состоялось выездное заседание в Днепровской ОГА, на котором с руководством «ДнепрАзота» чиновники вроде договорились о восстановлении производства хлора. Однако предприятие так и не начало работать.

Зато Сергей Сидоров на брифинге заявил: «Мы провели сложнейший, уникальный и очень дорогостоящий капитальный ремонт азотной группы цехов. У нас 100%-ная готовность к выпуску продукции, у нас масса планов и производственных задач. В конце концов у нас есть социальные обязательства перед регионом и Украиной, а у меня лично — перед моим коллективом, но из-за высокой цены на газ мы не имеем возможности включиться».

Впрочем, позднее АО «ДнепрАзот» опубликовало пресс-релиз о готовности возобновить работу хлорной группы цехов, но в том случае, если Антимонопольный комитет Украины согласится на повышение предприятием цены на жидкий хлор. Сам комбинат цифры не называет — они еще не согласованы с АмКУ. Но, по словам вице-президента Украинской ассоциации водоканалов Ольги Бабий, речь идет о повышении с нынешних 17–20 тыс. грн до 42–56 тыс. грн (в зависимости от логистики).

Проблемы с газом начались на предприятии еще в мае — тогда компания «Укрнафта» остановила подачу газа на «ДнепрАзот». По данным «Укрнафты», в мае долг завода перед ней составил более 2 млрд грн, после чего и было решено прекратить поставки. Здесь можно вспомнить, что «Укрнафтой» владеют почти в равных долях Игорь Коломойский и государство в лице «Нафтогаза» (у него контрольный пакет акций).

При этом «ДнепрАзот» контролируется группой «Приват», создателем и совладельцем которой является тот же Игорь Коломойский. В результате со стороны все выглядит так, словно Коломойский сам себе не продает сырье. С другой стороны, в 2015—2016 гг. в «Укрнафте» сменился связанный с группой «Приват» топ-менеджмент.

Правда, все чаще в адрес председателя правления компании Марка Роллинса звучит критика о якобы игре на руку миноритарным акционерам: в частности, речь о его призыве изменить ценообразование для снижения стартовой цены на нефть, которую потом покупают структуры Коломойского.

«Дорогой газ это точно не повод останавливать завод. На рынке есть десятки трейдеров, которые предлагают газ дешевле, чем НАК, а рынок у нас с 2015 г. свободен для промышленных предприятий», — пишет в Facebook эксперт нефтегазовой отрасли Валентин Землянский.

Он выдвигает свою версию: в основе конфликта может лежать спор между акционерами «Укрнафты» — Коболевым и Коломойским — из-за цены поставок газа на предприятие олигарха. И «ДнепрАзот», будучи монополистом, стал инструментом давления Коломойского на власть.

Причем цели этого давления могут быть не только чисто бизнесовыми, когда Коломойский шантажом выбивает для своего бизнеса то ли снижения цены на природный газ, то ли повышения цены на собственно жидкий хлор, но и вполне политическими, тем более что бизнес и политика у Коломойского переплетены неразрывно.

Своим «хлорным демаршем» Игорь Валерьевич может как подрывать украинскую власть, подыгрывая накануне начала избирательной гонки своим нынешним политическим союзникам (Как тут не вспомнить о недавней варшавской встрече Коломойского с Юлией Тимошенко), так и давить на власть непосредственно, чтобы выторговать себе преференции, например, в деле о выведенных из Приватбанка миллиардах, которое сейчас рассматривается в суде Лондона.

А еще Игорь Валерьевич вполне способен таким вот оригинальным способом напомнить украинским политикам — как властным, так и оппозиционным, о себе и своих достаточно широких возможностях.

Скорее всего, Коломойский, как искусный игрок, держит в уме все возможные комбинации и всю возможную для себя выгоду как политическую, так и денежную, а монопольное положение на рынке жидкого хлора вполне позволяет ему играть в эту игру.

(Не)заменимый хлор

В ситуации с хлором начал разбираться «Киевводоканал», после чего его руководство сообщило, что теоретически можно было бы организовать крупные поставки хлора в контейнерах автомобильным транспортом по всей Украине. И даже есть компания, готовая этим заняться. Но так как хлор — особо опасный химикат, то оформление разрешительных документов и прочие процедуры займут больше года. Да и специализированных контейнеров для транспортировки хлора недостаточно.

«Поставки хлора в цистернах из Румынии очень проблематичны. Европейские цистерны не могут менять колесную базу, а также должны быть сертифицированы на территории Украины. В цистернах хлор получают Киев, Харьков, Кривой Рог, Мариуполь и другие города. Другой альтернативы на сегодня, чем решение вопроса о срочном запуске производства, нет», — информировал «Киевводоканал».

Впрочем, потом гендиректор ЧАО «АК «Киевводоканал» Дмитрий Новицкий заявил: «Город Киев на сегодняшний день в достаточном количестве обеспечен жидким хлором, который „Киевводоканал“ использует для обеззараживания питьевой воды».

Также, по его словам, сейчас рассматриваются разные варианты замены хлора на другие реагенты: гипохлорит натрия, смешанные оксиданты или диоксид хлора.

Конечно, об этом стоило начинать думать раньше. Обеззараживание хлором — прошлый век. Например, в Минске городскую воду уже вообще не хлорируют.

70% ее поставляют из артезианских скважин, а оставшиеся 30% из открытых водоемов — озонируют либо обрабатывают гипохлоритом натрия (NaOCl). При бытовом использовании он распадается на поваренную соль и кислород.

Наверное, стоит вспомнить, что «ДнепрАзот» входит в перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности Украины. А потому государство в случае реального «водного кризиса» вполне может взять предприятие под прямое управление — и запустить производство хлора. Конечно, для этого потребуется политическая воля. Но когда в кране пропадает вода — такая воля появляется очень быстро.


Источник