В Турции 18 июля отменен режим чрезвычайного положения

18 июля в Турции формально отменилось действие военного положения, которое было введено в июле 2016 года после неудачной попытки свержения президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. 

Результатом стали масштабные политические чистки во всех слоях турецкого общества, существенное укрепление влияния Эрдогана, а также ухудшение отношений Анкары со странами ЕС и сближение с Россией. Мы анализируем итоги провального переворота.

Прекращение действия военного положения в Турции означает отмену целого ряда законов, которые давали неограниченные полномочия лояльным президенту страны силовикам и привели к масштабным политическим чисткам. За последние два года Эрдоган сполна использовал ресурс военного положения: он не только в очередной раз был переизбран на президентский пост, но и получил абсолютную власть над турецким обществом.

По данным турецкого издания Anadolu, в рамках режима ЧП были уволены 18 тысяч чиновников, прекращена работа 12 неправительственных организаций, одного телеканала и трех газет.

Кроме того, в рядах сухопутных сил работы лишились 3077 человек, в ВВС — 1949, в ВМС — 1126. Из МВД были уволены 8998 сотрудников. Работы лишились 649 офицеров и военнослужащих младшего командного состава жандармерии, а также 1052 сотрудника минюста.

«Вся нынешняя турецкая система основана на том, чтобы защищать государство от различных агентов и политических групп влияния», — пишет на сайте экспертного Института Брукингса политолог Омер Ташпинар.

Спасти президента

Попытка военного переворота произошла в ночь с 15-го на 16-е июля 2016 года. Тогда в Анкару были стянуты военные части, решившие лишить власти Эрдогана. Им оказали сопротивление некоторые полицейские подразделения, а позже — военные, сохранившие лояльность президенту.

Впервые в современной истории Турции ВС, которые считались главной политической силой страны, оказались расколоты.

Параллельно была попытка взять штурмом отель в Мармарисе, в котором находился президент страны в ночь на 16 июля. Эрдоган покинул свое место отдыха примерно за полчаса до появления мятежников (по последним данным, их было около 25 человек), прибывших туда на трех вертолетах. Проникнув в отель, военнослужащие встретили сопротивление отряда сил специального назначения, охранявшего президента.

Самолет Эрдогана, спешивший в Стамбул, в воздухе догнали истребители мятежников. Однако по неизвестным причинам заговорщики передумали уничтожать самолет главы государства, сообщили государственные СМИ Турции.

18 июля в Анкаре и Стамбуле было введено чрезвычайное положение, были стянуты дополнительные подразделения спецназа. Вскоре мятеж военных был окончательно подавлен.

Под предлогом чрезвычайных мер Эрдоган смог расправиться с большинством своих оппонентов, журналистов и даже звезд спорта, которые выступали с критикой в его адрес.

Например, центровой клуба Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) «Нью-Йорк Никс» Энес Кантер, который уехал из Турции из-за своих оппозиционных взглядов, утверждает, что регулярно получает угрозы от сторонников Эрдогана. Дело в том, что в 2016 году Кантер поддержал оппозиционного проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого Эрдоган довольно быстро обвинил в организации госпереворота.

Сам Гюлен проживает в США, и турецкий президент неоднократно требовал от американских президентов его экстрадиции — до сих пор безуспешно.

По мнению официальной Анкары, Гюлен и его последователи из организации FETO создали тайную сеть агентов влияния, эта «пятая колонна» проникла во все структуры общества и ведет там свою подрывную деятельность.

Кроме Гюлена, у Эрдогана немало противников в самой Турции, которые обвиняют его в разрушении светского государства, созданного Кемалем Ататюрком. Эксперт по Ближнему востоку экспертной группы Gulf Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик отмечает: разрушая заложенные Ататюрком основы, Эрдоган «превращает его в то государство, которого Мустафа Кемаль так хотел избежать».

Запад в опале

После переворота отношения «нового Эрдогана» с европейскими лидерами не сложились. Многие из них сократили контакты с Турцией, поскольку считают недопустимым систематическое нарушение прав человека под предлогом ЧП.

С такими нарушениями Турции не светит вхождение в состав ЕС, предупредил Брюссель Эрдогана. В 2017 году Европарламент принял резолюцию, которая рекомендовала приостановить переговоры с Анкарой о вступлении в Евросоюз. В конце июня 2018 года ЕС издал коммюнике, где констатировалось, что переговоры о членстве в ЕС практически в «тупике», а Турция все больше отдаляется от союза.

Впрочем, Эрдоган к этому времени не раз утверждал: давняя цель о вхождении Турции в Европу уже неактуальна.

Турецкий лидер хорошо запомнил, как многие западные лидеры молчали и ждали, чем закончится переворот 2016 года. Только когда стало ясно, что мятеж подавлен, появились первые слова поддержки Эрдогану со стороны США, и обида на этот счет еще долго читалась в заявлениях политика. Турецкий лидер даже несколько раз обвинил страны Запада в том, что они фактически поддерживали мятежников.

Особенно напряженные отношения у Эрдогана сложились с германским канцлером Ангелой Меркель. С ней турецкий лидер пошел на открытый конфликт позже, но резче, заявив, что Меркель применяет «нацистские методы».

Столь жесткое заявление Эрдоган сделал в марте 2017 года, когда немецкие власти не дали турецким министрам проводить предвыборную агитацию среди турецкой диаспоры на территории Германии.

Несмотря на ухудшение взаимоотношений с Эрдоганом, Евросоюзу пришлось заключить с ним сделку, чтобы прекратить поток беженцев с Ближнего Востока. В обмен на финансовые выплаты Турция согласилась принять около 3 млн мигрантов и не пускать их на территорию ЕС.

Россия — новый старый друг

Издание Politico считает, что охлаждение отношений между ЕС и Турцией — это опрометчивый шаг, который «играет на руку авторитарному президенту» Эрдогану. Об этом идет речь в статье под заголовком «ЕС должен держать Турцию близко, а Эрдогана еще ближе». Отторжение Турции со стороны европейских политиков подтолкнет Эрдогана ближе к России, предупреждает журнал.

Отношения Турции и России с момента переворота окрепли и окончательно преодолели кризис, вызванный трагической гибелью российского летчика, чей самолет сбили у границ Сирии турецкие ВВС в ноябре 2014 года.

В июне 2016 года турецкий лидер принес России извинения, и они были приняты. В июле 2016 Россия была одной из первых стран, которая поддержала Эрдогана во время переворота.

Все это позволило Турции и России перейти на новый уровень взаимодействия. Сегодня две страны плотно сотрудничают вместе с Ираном по урегулированию сирийского кризиса. Это кардинально изменило расклад сил в этой стране: ранее Москва и Тегеран гораздо чаще противодействовали Анкаре на этом направлении.

«Вишенкой на торте» стала покупка российского комплекса С-400 для нужд турецких ВС.

Эта сделка вызвала возмущение со стороны США и союзников Турции по НАТО, которые предпочитают не пускать на свой рынок российских производителей оружия. В декабре 2017 года стороны подписали кредитное соглашение по С-400. Сумма контракта составит $2 млрд.

В то же время, как сообщили турецкие СМИ, президент США Дональд Трамп по-прежнему заинтересован продать Турции американские комплексы ПВО Patriot. Но если Турция согласится на американские условия, ей придется разорвать уже подписанный военный контракт с РФ. Это, в свою очередь, может привести к тяжелым последствиям для российско-турецких отношениях.

Пока Эрдоган подчеркивает крепость связей с Москвой. «Это историческая дата в истории нашей страны. Это олицетворение возрождения нации, ее сопротивления атаке против нее. Это победа всей нашей нации, победа всех угнетенных мира. Представляете, и в Москве этот день тоже отмечают», — сказал Эрдоган в ходе недавнего митинга в Стамбуле.

Источник