Почему соглашение Меркель и Зеехофера по мигрантам не выход из кризиса

Разногласия между канцлером Германии Ангелой Меркель и главой МВД Хорстом Зеехофером вокруг миграционной проблемы вроде бы улажены — коалиционное правительство пока что спасено. 

Но эксперты считают договоренности «потемкинской деревней», а последствия кризиса нам еще только предстоит увидеть. К какому соглашению по мигрантам пришли немецкие политики и чем это обернется для Меркель.

Конфликт канцлера Германии Ангелы Меркель и главы МВД страны Хорста Зеехофера урегулирован — стороны, по словам канцлера ФРГ, нашли «хороший компромисс». Тем не менее, политические последствия кризиса, в результате которого правительственная коалиция Германии оказалась на грани развала, еще только предстоит почувствовать.

Ранее Зеехофер потребовал от Меркель закрыть границы от беженцев, Меркель ответила, что такой шаг не в духе партнерства Европы и такие вопросы нужно решать вместе с другими странами ЕС, а не в одностороннем порядке. Глава МВД поставил ультиматум: до 1 июля урегулировать этот вопрос, или он самостоятельно закроет границы — такие полномочия у федерального министра есть.

В результате Меркель была вынуждена форсировать обсуждение этого вопроса на саммите ЕС, который прошел 28-29 июня — иначе ей пришлось бы столкнуться с серьезными трудностями внутри Германии, ведь коалиция могла развалиться, а страну бы ждали перевыборы, на которых успех канцлера был бы не столь очевиден.

Лидеры стран ЕС десять часов обсуждали миграционную политику блока и договорились о следующем:

— Расширить полномочия пограничной службы ЕС Frontex и стремительно нарастить личный состав подразделения. Так, если раньше планировалось увеличить количество сотрудников погранслужбы до 10 тыс. человек к 2027 году, то теперь этот процесс должен завершиться до 2020 года;

— При содействии ООН создать специальные лагеря для беженцев, расположенные вне границ Евросоюза, — в Египте, Алжире, Тунисе, Марокко и Ливии. По замыслу, именно сюда будут доставляться беженцы, спасенные или перехваченные в нейтральных водах Средиземного моря. Здесь же Еврокомиссия планирует отделять экономических мигрантов от тех, которые имеют основания просить убежища в странах ЕС. Первым должна быть оказана помощь в возвращении на родину, вторых будут перенаправлять в страны, которые готовы принять мигрантов;

— Главным пунктом в договоренностях стали планы по созданию лагерей для беженцев на территории стран ЕС (впрочем, сами европейские лидеры называют подобные учреждения «центрами»). Здесь мигранты смогут дожидаться своей участи, пока будут рассматриваться их прошения о предоставлении статуса беженца.

Данный пункт — самый противоречивый. Во-первых, к созданию этих центров никто никого не принуждает — то есть страны ЕС самостоятельно принимают решение, строить такой центр на своей территории или нет. Во-вторых, сами беженцы смогут получить убежище только на территории той страны, которая согласится их принять. При этом обязывать европейские государства принимать подобные решения никто не может.

В целом, европейские лидеры во время саммита пришли к некоему консенсусу, который, однако, совершенно не устроил главу МВД Германии Зеехофера. Ситуация дошла до того, что он пообещал уйти в отставку как с поста министра внутренних дел, так и с позиции лидера Христианско-социального союза (ХСС). Это могло еще сильнее усугубить кризис внутри германского правительства и положение Меркель — ее партия Христианско-демократический союз Германии (ХДС) вместе с ХСС входят в правительственную коалицию.

Именно поэтому канцлер ФРГ была вынуждена пойти на уступки — хотя бы в вопросах пресечения вторичной миграции:

— Беженцы, которые уже были зарегистрированы в других странах ЕС, могут быть — но лишь на некоторое время — размещены в транзитных центрах на территории Германии, после чего их необходимо высылать в те европейские страны, откуда эти мигранты прибыли. Сложность в том, что эта мера требует подписания двусторонних соглашений между Германией и другими странами ЕС;

— Если соответствующего соглашения Берлин с другой страной не подписывал, то прибывающих из соответствующих государств лиц просто не пропустят через границу Германии.

СДПГ забыли спросить

Достигнутые соглашения весьма аморфны, признают эксперты. По крайней мере, в настоящий момент достаточно сложно понять, как будет работать предложенная схема. Конфликт никуда не делся, поскольку миграционный кризис уже давно вышел за пределы противоречий между конкретными политиками — это уже мировоззренческий конфликт, отмечает в беседе научный директор Российско-германского форума Александр Рар.

«Это конфликт, который раскалывает немецкое общество. С одной стороны, есть традиционалисты, которые хотят сильную национальную границу и порядок в стране. Это та часть, которая хочет ограничить поток неуправляемой миграции в Европу. Другая часть считает, что Германия за последнее столетие выстроила либеральную модель, от которой невозможно отказаться. По их логике, страна, пережившая ужасы гитлеровского периода, не может бросить людей, бегущих от войны», — продолжает эксперт.

Вместе с тем Меркель в этой ситуации показала, что она по-прежнему является политическим тяжеловесом, отмечает руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов.

«На сегодняшний день политиков такого уровня в Германии попросту нет, несмотря на то что и Зеехофер, и Меркель существенно потеряли в своей популярности — их политический капитал в ходе конфликта упал», — подчеркивает эксперт.

И если Владислав Белов уверен, что правительственная коалиция выходит из этого кризиса более сильной, то Александр Рар полагает, что кризис в Германии далек от завершения.

Ситуацию осложняет тот факт, что в правительственную коалицию в Германии, помимо ХДС/ХСС, входит и Социал-демократическая партия Германии. При этом конфликт между Меркель и Зеехофером со стороны выглядел как «разговор на двоих», а мнение коалиционного партнера — СДПГ — не то чтобы не учитывалось, но, по крайней мере, в информационном пространстве практически не было представлено, что не устраивает социал-демократов.

В частности, СДПГ намерена проверить компромисс в миграционном вопросе, достигнутый лидерами ХСС и ХДС, на соответствие коалиционному договору — эта информация появилась в немецких СМИ только 3 июля.

Глава рабочей группы по миграции в СДПГ Азиз Бозкурт назвал транзитные центры для мигрантов «бесполезными», а само коалиционное соглашение, на основе которого работает нынешний состав правительства, их и вовсе не предусматривает.

Этим разладом спешит воспользоваться и парламентская оппозиция. В частности, глава фракции левых в бундестаге Дитмар Барч полагает, что СДПГ не должна соглашаться на условия, обговоренные ХДС и ХСС.

«Это не решение. Мне бы хотелось, чтобы СДПГ на это не соглашалась. Если партия сейчас в очередной раз преклонит колени и скажет, что согласна на все, о чем консерваторы кое-как договорились, то это станет плохим знаком», — заявил Барч в эфире местного телевидения.

Что ждет Меркель

Мировые СМИ уже начали осторожно «хоронить» политическую карьеру Меркель, однако немецкая пресса пытается спасти ситуацию. Здесь компромисс представлен в достаточно гладких выражениях, а саму фигуру канцлера не подвергают особо серьезной критике.

«Но этот конфликт невозможно погасить здесь и сейчас, он будет продолжаться долго. И, боюсь, он может привести к тому, что Меркель придется уйти в отставку. Она пытается всеми силами спасти себя. Ведь она не хочет попасть в историю как канцлер-лузер, который проиграл все из-за своей ошибки — политики открытых дверей», — уверен Александр Рар.

По мнению нашего собеседника, ситуация усложняется не только тем, что поддержка Меркель внутри самой Германии постепенно снижается, но и совокупностью внешних факторов.

Тут свою роль играет тот факт, что Меркель «вообще никто не хочет поддерживать», если речь заходит о партнерах по Евросоюзу. «[Президент Франции Эммануэль] Макрон играет свою игру. Итальянцы и австрийцы — свою. Страны Восточной Европы вообще открыто отказались забирать мигрантов», — продолжает Рар.

«Само трагическое — [Меркель] не видит и не понимает всего этого. Она лишена [ощущения] реальности. Она рискует не только потерять свой пост, она рискует лидерством Германии в Европе. И это, конечно, — если произойдет — будет исторической катастрофой», — полагает эксперт.

Не все эксперты, опрошенные нами, разделяют столь пессимистические настроения в отношении судьбы германского правительства, однако признают, что миграционный кризис постоянно приводит к тому, что Меркель продолжает терять политические очки, что не может не сказываться на внутриполитической ситуации в Германии.

Конфликт между Зеехофером и Меркель начался не на пустом месте.

Зеехофер, представляющий Баварию, заинтересован прежде всего в том, чтобы через благополучную территорию этой федеральной земли не шли потоки беженцев, направляющихся через Австрию. В то же время в Вене сейчас правое правительство, которое пришло к власти на волне недовольства австрийцев по поводу миграционной политики. Вряд ли стоит ожидать, что Австрия будет принимать «возвращенных» беженцев.

Такая же ситуация с Грецией и Италией, в которых недовольство потоками беженцев растет. Один из выходов — взаимодействие с Турцией, хотя бы в целях предотвращения вторичной миграции. На эти цели ЕС договорился выделить Анкаре транш в 3 млрд евро. В любом случае, борьба с миграцией потребует дополнительного финансирования, что ляжет тяжелым бременем на бюджет Германии.

Источник