Чего будет добиваться Эрдоган после получения абсолютной власти в Турции

В Турции подвели окончательные итоги президентских выборов. Со следующего понедельника, 9 июля, начнется первая «пятилетка» абсолютной власти Реджепа Тайипа Эрдогана, теперь официально контролирующего все три ветви власти. 

Чего ждать от Анкары в ближайшие годы, и к чему теперь будет стремиться Эрдоган.

В Турции 4 июля объявили окончательные результаты выборов. В соответствии с данными, опубликованными высшим избирательным советом государства, на прошедших 24 июня президентских выборах победил действующий президент страны Реджеп Тайип Эрдоган. Его инаугурация состоится в следующий понедельник — 9 июля.

Второе место на выборах занял кандидат от основной оппозиционной Народно-республиканской партии Мухаррема Индже с 30,64% голосов, на третьем месте оказался Селахаттин Демирташ, кандидат прокурдской Партии демократии народов, с 8,40%.

Учитывая, что Эрдогану грозил второй тур президентских выборов, его победу действительно можно назвать уверенной. Он даже побил свой личный рекорд, получив 52,59% голосов избирателей. В 2014 году за него проголосовали 51,79% избирателей, а на референдуме в прошлом году его программу поддержали 51,41%.

Тот факт, что выборы прошли досрочно, сделал викторию Эрдогана еще приятней — конституция теперь позволяет не учитывать досрочные выборы за полноценный срок.

Это значит, что Эрдоган сможет принять участие и в следующих президентских выборах, оставаясь во главе Турции вплоть до 2029 года.

«А в случае проведения еще нескольких досрочных выборов Эрдоган, если ему позволит состояние здоровья, сможет остаться у власти и до 2036–2037 года», — отмечает в разговоре научный сотрудник Института востоковедения РАН Ильшат Саетов.

Одновременно с президентскими в Турции прошли и парламентские выборы, на которых победу одержала правящая Партия справедливости и развития, за которую проголосовали 42,56% избирателей, благодаря чему она получила 295 из 600 мест в парламенте. Фактически партия Эрдогана потеряла парламентское большинство. Однако из-за того, что Партия национального движения, которая объединена с партией президента в Народном альянсе, получила 11,10% и 49 мест в парламенте, силы поддерживающие президента имеют парламентское большинство — 344 места в парламенте.

Это означает, что в перспективе ближайших пяти лет перед Эрдоганом не грозит отставка, поскольку требование об импичменте может быть рассмотрено только в случае, если его поддержало не менее 301 депутата из 600. Но и здесь остаются варианты — например, если националисты «предадут» президента.

Это подводит Эрдогана к его следующей цели, которая стоит перед ним после получения абсолютной власти в стране — ее сохранение в своих руках.

«Он достиг самой большой своей цели в жизни — стал главой государства с объединенными полномочиями премьер-министра и президента, которые до этого были прописаны в законе как автономные фигуры. Все-таки это была его главная цель, и теперь все остальное будет оцениваться с этой точки зрения, чтобы его положение не пошатнулось», — говорит Ильшат Саетов.

По словам эксперта, в первую очередь Эрдоган займется захватом контроля над политическим пространством в стране — предпримет попытки перевести системную оппозицию из этой роли — в «карманную»: «Он будет добиваться этого либо созданием каких-то новых партий, либо действовать изнутри какими-то внутренними переговорами, подкупом, шантажом и так далее, поскольку все-таки на оппозицию еще пока Эрдоган не имеет определяющего влияния, но хочет это сделать».

В сфере СМИ Эрдоган своих целей добился еще до избрания на новый срок — оппозиционных изданий стало очень мало, и это в первую очередь — печатные газеты, которые подавляющее большинство турецких граждан не читают. Помимо медиа, Эрдоган теперь также контролирует и другую важную сферу — после прошлогоднего референдума судей Верховных судов теперь назначает президент.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, тюрколог Виктор Надеин-Раевский также согласен с мыслью, что реализация президентских полномочий для Эрдогана преимущественно заключается в решении «проблемы оппозиции».

«И он делает это с большим успехом. Ему действительно удалось подавить оппозицию, сосредоточить в руках все три ветви власти — и законодательную, и исполнительную, и судебную. Вот так у Эрдогана мыслится все построение новой Турции», — рассуждает эксперт.

Ожидать в таких условиях каких-либо кардинальных (или хоть сколько-нибудь существенных) изменений в политике Турции, по мнению экспертов, не стоит. По крайней мере до тех пор, пока личная власть Эрдогана не находится под угрозой.

«Условно говоря, мы можем экстраполировать последние три-четыре года политики вперед, и это будет примерно то же самое. Я не думаю, что у него есть какие-то серьезные идеологические стремления — это показывает практика. Но все будет зависеть от внутренней ситуации. Если будет угроза его режиму, он может оказаться автором каких-то грандиозных проектов. Фактически хвост виляет собакой», — говорит Саетов.

Сейчас для Эрдогана главная угроза — потеря экономического благосостояния страны. Если случится кризис и процент одобрения упадет, то неизвестно, как будет развиваться политическая ситуация, отмечает другой эксперт.

По этой причине Эрдоган будет придерживаться своего курса на улучшение благосостояния граждан. «Конечно, он ставит задачу вывода Турции в состав 10 крупнейших экономик мира. Они идут по этому пути, хотя где-то с момента попытки переворота экономическое ухудшение, безусловно, есть. Оно связано и с общемировыми проблемами, и с собственно турецкими. Но пока им удается удерживаться и балансировать на грани, останавливать инфляцию и как-то бороться с безработицей», — подчеркивает Надеин-Раевский.

Источник