Чем обернутся заявления Вашингтона о «ливийском сценарии» для КНДР

За последние дни несколько американских политиков допустили возможность реализации в КНДР ливийского сценария в случае, если Ким Чен Ын будет проявлять несговорчивость в рамках диалога с США. Тем временем на фоне участившихся резких высказываний обеих сторон все чаще звучат опасения, что саммит американского и северокорейского лидера, запланированный на 12 июня, может и не состояться.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин прибыл в Вашингтон на переговоры с Дональдом Трампом в предверии грядущей встречи американского лидера с главой КНДР Ким Чен Ыном.

Газета Politico отмечает, что главы США и Республики Корея, «делают рискованную ставку на то, что смогут управлять игрой в разрядку [на Корейском полуострове] с северокорейским лидером Ким Чен Ыном».

Между тем, в мировых СМИ все чаще звучат опасения, что долгожданный саммит, запланированный на 12 июня в Сингапуре, не состоится вовсе. Эти подозрения имеют достаточно оснований — не так давно сам Ким отменил межкорейский саммит на высоком уровне из-за старта совместных с США военных учений Max Thunder в Южной Корее.

Северокорейское руководство было возмущено началом проведения учений в то время, как еще «не успели высохнуть чернила» на декларации, подписанной в ходе исторической встречи глав двух Корей в Пханмунджоме 27 апреля.

Тогда же Пхеньян пригрозил, что отменит переговоры Кима и Трампа в случае, если Вашингтон намерен добиваться от КНДР осуществления денуклеаризации в одностороннем порядке.

Руководство Северной Кореи также подчеркнуло, что не допустит реализации ливийского сценария в своей стране.

Между тем о «модели Ливии» в последнее время все чаще говорят высокопоставленные американские политики. Так, 17 мая недавно назначенный советником Дональда Трампа по нацбезопасности Джон Болтон заявил, что в КНДР будет осуществлен ливийский сценарий, а также призвал Пхеньян отказаться от ядерной программы по примеру Триполи в 2004 году. По его мнению, именно такой вариант должны обсуждать на переговорах в Сингапуре Дональд Трамп и Ким Чен Ын.

Востоковед и российский дипломат Георгий Толорая в беседе отметил, что Болтон мог сделать такое заявление намеренно, чтобы сорвать диалог и примирение, поскольку «он неравнодушен» к вопросу КНДР.

Стоит отметить, что нынешний советник Трампа сам участвовал в переговорах с Ливией во времена своего пребывания на посту заместителя госсекретаря по контролю над вооружениями в 2001-2005 году, он поддерживал смену режимов в Ливии и Сирии, а также всегда занимал крайне жесткую позицию в отношении Северной Кореи.

«Но, возможно, что он имел в виду — и потом такие разъяснения были — что, дескать, в Ливии Каддафи отказался от своей программы ядерного оружия и сдал его, и после этого все стало очень хорошо. К нему даже приезжала Кондолиза Райс, а то, что потом народ его скинул — это никакого отношения к ядерному оружию не имеет. Есть такая лукавая точка зрения у некоторых американских политиков», — продолжает Толорая.

Напомним, Ливия признала нарушение режима нераспространения и отказалась от программы по разработке оружия массового уничтожения в 2004 году, после долгой работы, осуществлявшейся администрациями президентов США Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего. В 2011 году НАТО начала военную операцию в Ливии, после чего Муаммар Каддафи был свергнут и жестоко убит.

Сам Трамп не исключил возможности применения «ливийской модели» в КНДР, если Пхеньян проявит несговорчивость, хотя и отметил, что это «совсем не то, чего хочет Вашингтон для Северной Кореи».

«В случае с Каддафи, это было тотальное разрушение. Мы пошли туда, чтобы нанести по нему удар. Сейчас такая модель, скорее всего, будет применена, если мы не договоримся [с Ким Чены Ыном]», — заявил американский президент, выступая перед журналистами после встречи с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 17 мая. Трамп добавил, что если сделка с Пхеньяном будет заключена, Ким Чен Ын будет «очень, очень счастлив».

«Разумеется, все понимают, что, было бы у Каддафи ядерное оружие, никто бы и пальцем его не тронул, и естественно, что северные корейцы с большим негодованием этот ливийский сценарий отвергли. Возможно, это был расчет, чтобы немного подогреть страсти», — отмечает Георгий Толорая.

Он добавил, что в предверии саммита идет ожесточенный торг между американцами и северокорейцами за то, «каким образом и до чего можно договориться, совместимы ли вообще сценарии поэтапной денуклеаризации вместе со всем миром, которой придерживается КНДР и полной односторонней денуклеаризации, которого придерживается США, можно ли найти какие-то точки соприкосновения, какой-то компромисс».

О ливийском сценарии для Северной Кореи говорил и вице-президент США Майкл Пенс. «На прошлой неделе были некоторые разговоры о ливийской модели, — заявил политик в интервью телеканалу Fox News 21 мая, — президент ясно дал понять, что это кончится только так, как кончилось в Ливии, если Ким Чен Ын не заключит сделку».

Отвечая на вопрос о том, что в Пхеньяне слова Трампа о «модели Ливии» были восприняты как прямая угроза, Пенс заметил, что это «скорее, факт, чем угроза».

В то время как американские политики рассуждают о ливийском сценарии для КНДР, сам Трамп, похоже, уже опасается, что его встреча с Ким Чен Ыном находится под угрозой. 21 мая газета The New York Times со ссылкой на источники в Белом доме писала о переживаниях Трампа касательно того, что саммит с Кимом в итоге может обернуться политическим фиаско.

Возможно, нынешний визит президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина в Вашингтон связан и с этими опасениями главы Соединенных Штатов — не так давно Трамп звонил южнокорейскому коллеге, интересуясь, почему произошла накладка с совместными военными учениями Max Thunder, вызвавшими гнев Пхеньяна и угрозы отменить встречу с Трампом.

Дело в том, что американская сторона, судя по заявлениям высокопоставленных чиновников Пентагона и Госдепа, пребывала в уверенности, что КНДР дала свое согласие на проведение учебных военных мероприятий. О «согласии» северокорейской стороны Вашингтон проинформировало руководство Республики Корея.

Как отмечает востоковед и дипломат Георгий Толорая, своими заявлениями Пхеньян хотел «проучить» Вашингтон. «Эти резкие шаги и отказ о переговоров с Югом призваны несколько «повоспитывать» Америку, чтобы американцы стали более сговорчивыми», — полагает эксперт.

Между тем 23 мая стартует операция по уничтожению в КНДР ядерного полигона Пунгери в соответствии с данным северокорейским лидером обещанием о прекращении ядерных испытаний в стране.

Работы запланированы на период с 23 по 25 мая и включают уничтожение испытательной шахты и всех наземных построек.

В беседе Георгий Толорая отмечает, что, несмотря на все последние разногласия, есть надежда, что саммит Трампа и Кима все же состоится. «Подготовка к саммиту идет. Увенчается она успехом или нет — никто не знает, это могут более или менее прогнозировать только те, кто непосредственно участвует в переговорах, но и они не могут быть полностью уверены, до чего они смогут договориться и как на это посмотрит начальство», — констатирует дипломат.

По его словам, время еще есть, хотя прогнозировать, состоится встреча или нет, можно только по внешним сигналам. «Если стороны не договорятся [о встрече] — может быть, ее отложат, чтобы было больше времени. Может быть, сам Ким скажет: «Вы мне не нужны, у меня есть атомная бомба, и не смейте меня трогать, мы как живем 70 лет, так и продолжим», — допускает Толорая.

Источник