В Москву прибыл глава МИД КНДР Ли Ен Хо после саммита Движения неприсоединения

В Москву с официальным визитом приехал глава МИД КНДР Ли Ен Хо. До этого он посетил Азербайджан, где проходил саммит Движения неприсоединения. 

Некогда важный политический игрок эпохи «холодной войны», это движение и сегодня играет важную роль в международной политике, когда противостояние между Россией и США все чаще называют «новой холодной войной».

Глава МИД КНДР Ли Ен Хо начал свой официальный визит в Москву для встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, а, возможно, будет и принят президентом Владимиром Путиным. Цель визита — консультации перед «судьбоносной» встречей главы КНДР Ким Чен Ына с президентом США Дональдом Трампом. Стоит отметить, что встреча между двумя лидерами может пройти в Монголии — стране, которая тоже является членом Движения неприсоединения (организации, объединяющей страны на принципах неучастия в военных блоках), саммит которого только что завершился в Азербайджане. В Россию глава северокорейской дипломатии как раз прибывает из Азербайджана.

Для КНДР, которая еще недавно находилась в положении «страны-изгоя», участие в подобном саммите — возможность донести свою повестку до стран, которые не связаны членством ни в каких военных блоках.

Членом движения КНДР стала в 1975 году. Несмотря на определенную близость северных корейцев к советским товарищам, ее политика и политика СССР во многом не совпадали. При этом членство Пхеньяна в движении играло позитивную роль в «сдерживании» довольно агрессивной политики этой страны на международной арене.

Блоки снова на карте

Сегодня в Движении неприсоединения участвуют 120 стран, статус наблюдателей имеют еще 17 государств, а председателем в настоящее время является Азербайджан.

Казалось, некогда могущественное Движение неприсоединения, которое представляло «третью силу» в противовес Варшавскому Договору и НАТО, должно было кануть в лету с концом «холодной войны», однако, как отметил в комментарии в преддверии саммита на сайте «Москва-Баку» политолог Сергей Марков, движение начинает вновь обретать актуальность, так как «блоки на геополитической карте снова появились».

Основателями Движения выступили Египет, Индия и уже не существующая Югославия. Именно президент последней Иосиф Броз Тито, разругавшийся с Иосифом Сталиным и сохранявший довольно напряженные отношения с СССР, стал неформальным лидером Движения неприсоединения в начале 1960-х годов.

Для развивающихся стран это была прекрасная возможность искать собственные возможности для политического и экономического развития, избежав участи стать частью одного из враждующих блоков. «Такие страны, как Индия, основали Движение неприсоединения для того, чтобы противостоять американским и советским попыткам втянуть их в «холодную войну», — так характеризовал идею движения американский журнал Atlantic.

В то время все три государства возглавлялись крупными мировыми лидерами — во главе Египта стоял Гемаль Абдель Насер, Индией руководил Джавахарлал Неру, который также видел свою страну как мост между Востоком и Западом.

«Индия должна держаться в стороне от политических групп, которые объединяются друг против друга, что привело в прошлом к двум мировым войнам и сегодня может привести к бедствиям еще большего масштаба», — эти слова Неру, разделяли и другие члены движения.

С момента основания движения, Индия начала играть в нем ведущую роль. Известно, что одним из главных архитекторов создания движения стал знаменитый индийский государственный деятель, сподвижник Неру министр обороны Индии Кришна Менон. Именно он впервые использовал термин «неприсоединение» во время выступления на Генеральной Ассамблее ООН в 1953 году.

Участие в Движении неприсоединения дало Индии возможности для успешного экономического маневрирования,

когда в начале 1980-х годов стране понадобились средства для развития сталелитейного комплекса, а Международный валютный фонд не стал выделять необходимые средства из-за отрицательной позиции США. Тогда индийское руководство обратилось за помощью к СССР, который предоставил необходимые средства.

Стоит отметить, что участие Индии в движении во времена «холодной войны» не очень устраивало Китай, который находился во враждебных отношениях с Советским Союзом и пытался «перетянуть» Индию на свою сторону. В советской пропагандистской книге того времени «Подлинные и мнимые друзья Движения неприсоединения» отмечалась, что китайские власти разносят мифы о «несовместимости» интересов СССР и Движения неприсоединения.

Расчеты Пекина в то время были, прежде всего, экономическими — тесное сотрудничество СССР и Индии угрожало китайским интересам в регионе.

После распада блоковой системы интерес к Движению неприсоединению стал постепенно угасать. Профессор МГИМО Евгений Астахов отмечал, что Индия, становясь «глобальной державой», постепенно начала терять интерес к лидерству в Движении неприсоединения.

Старая стабилизация при новой «холодной войне»

В 2012 году саммит стран участников Движения неприсоединения, проходивший в Иране, посетил тогдашний индийский премьер Манмохан Сингх, однако сегодняшний премьер страны Нарендра Моди не проявляет к нему большого интереса. Правда, в недавнем интервью глава МИД Индии Сушма Свараджа отвергла обвинения, что Индия больше не заинтересована в политике неприсоединения: «Наш премьер-министр лично заявляет, что Движение неприсоединения — это наше наследие», — заявила она.

Сегодня это наследие может обрести практическое значение. Сегодня, когда эксперты заговорили о новой «холодной войне» движение между Россией и США движение вновь может сыграть роль стабилизатора в международных отношениях.

Правда, заявление глав государств, сделанное на саммите, пока напомнило репортажи времен «холодной войны» — осуждение «сионистского» режима в связи с обострением израильско-палестинского конфликта. Кроме того, движение поддержало позицию Иордании как государства, которое занимается обеспечением охраны святых мест в Иерусалиме. Также движение осудило санкции США против Венесуэлы и призвало к решению конфликта в Нагорном Карабахе.

Пока глобальных идей у Движения неприсоединения нет, однако в настоящее время в большинстве стран-членов — особенно африканских — звучат голоса, что его рано списывать со счетов.

Как отмечает обозреватель портала All Africa Маквайя Ва Кухенга, то, что объединяет страны-члены Движения неприсоединения — это недовольство однополярным миром:

«Нынешнее однополярное статус-кво означало сценарий, когда мощные страны вторгаются в государства, по причинам, которые они позже сами считают необоснованными».

Интерес к движению проявляет и Россия — на встрече стран присутствовал заместитель главы МИД Александр Панкин.

В свою очередь, глава МИД Сергей Лавров в приветствии конференции участников движения в 2014 году ясно дал понять, что Россия и движение «едины в понимании того, что <…> каждое государство обладает правом на собственный путь развития: попытки навязывания собственной системы ценностей, вмешательства во внутренние дела других стран чреваты сползанием к хаосу и неуправляемости в международных делах».

Источник