В США обсуждают знаменитого советского посла в Великобритании Ивана Майского

В Вашингтоне проходит конференция, посвященная жизни и деятельности известного посла СССР в Великобритании Ивана Майского. Несколько лет назад дневники советского дипломата были изданы на английском языке, но интерес западного сообщества к личности Майского особенно сильно проявился на фоне «дела Скрипаля», рассорившего Россию со всем миром.

В Центре Карнеги — авторитетном «мозговом центре» Вашингтона — 5 апреля пройдет конференция, посвященная знаменитому советскому послу в Великобритании Ивану Майскому (настоящее имя — Ян Ляховецкий). Организаторы мероприятия не скрывают, что такой интерес к личности российского дипломата возник не только в связи с недавней публикацией его дневников на английском языке, но и из-за очередного обострения отношений между Москвой, Лондоном и Вашингтоном.

«Когда российские отношения находятся на самом низком уровне за десятилетия, а российского посла в Вашингтоне недавно заклеймили как кремлевского шпиона, трудно представить, что российский посланник является доверенным лицом высшего руководства, политиков и бизнесменов в принимающей его столице»,— говорится в анонсе конференции.

Мероприятие проходит под названием «Вмешательство — как заводить друзей и оказывать влияние на людей: Иван Майский, посол СССР в Лондоне, 1932-43 год». В конференции принимают участие бывшие высокопоставленные сотрудники вашингтонской администрации. Это, в частности, известный специалист по России и экс-советник президента Билла Клинтона Строуб Тэлботт и бывший посол США в России Билл Бернс.

В 2015 году дневники Майского были опубликованы издательством Йельского университета в трех томах под редакцией историка и специалиста по России Габриэля Городецкого.

Сам профессор Городецкий отмечал, что дневниковые записи советского посла отличались «великолепным литературным стилем». В одном из интервью историк также говорил, что Майский был «своеобразным переводчиком для советского руководства».

«Длительный опыт работы в Лондоне и прекрасно налаженные связи с британскими политиками сделали его абсолютно незаменимым — по крайней мере, в те годы, когда внешняя политика Великобритании, особенно в отношении нацистской Германии, имела жизненно важное значение для Москвы», — говорилось в рецензии британской газеты Financial Times на опубликованные дневники советского посла.

Майский вел дневник на протяжении нескольких лет, и многие его страницы, посвященные Великобритании, по-прежнему звучат актуально: «Внешне отношение к нам здесь вполне корректное. Но зато около полпредства и торгпредства, как всегда в дни больших антисоветских кампаний — леденящая пустота. За некоторыми исключениями, все наши «друзья», как «правые», так и «левые», с начала кампании бросились в кусты. Что ж, это не впервой. Вернутся».

Посол Майский действительно хорошо понимал психологию англичан, так как провел в Великобритании многие годы. «Англичане его любили, и он имел доступ в разные круги», — говорит бывший посол России в Великобритании Анатолий Адамишин.

Известно, что среди друзей Майского в Великобритании были такие известные личности, как драматург Бернард Шоу, скульптор Якоб Эпштайн и австрийский художник Оскар Кокошка.

Впервые будущий дипломат попал в Великобританию в 1912 году, когда жил в эмиграции как член меньшевистского крыла Российской социал-демократической рабочей партии. Несмотря на то, что за свою карьеру Майский даже работал в должности министра труда в правительстве белого генерала Александра Колчака, его все равно приняли в ряды пришедшей к власти Российской коммунистической партии большевиков. Сказалось то, что Майский не участвовал в работе колчаковского правительства, проведя все время гражданской войны в экспедиции в Монголии.

Майский с плохими новостями

Дипломатическая карьера Майского началась с должности постпреда СССР в Финляндии, но запомнился он главным образом своей работой в качестве посла СССР в Великобритании. Этот пост он занимал с 1932 по 1943 год. Он неоднократно встречался с британским премьером Уинстоном Черчиллем, который в разговоре со Сталиным охарактеризовал его как хорошего дипломата.

Правда, общение Майского с Черчиллем на дипломатическом уровне проходило тяжело, так как советский посол долгое время безуспешно пытался склонить британского премьера к открытию второго фронта в ходе Второй мировой войны.

Вот как сам Майский описывает одну из своих встреч с Черчиллем в июне 1941 года: «Меня ввели в кабинет премьера, или, точнее, в комнату заседаний правительства. Черчилль в вечернем смокинге с неизменной сигарой в зубах сидел в середине длинного стола под зеленым сукном с длинным рядом пустых стульев. Около премьера был Энтони Иден в легком темно-сером костюме.

Черчилль исподлобья посмотрел на меня, пыхнул сигарой и по-бульдожьи буркнул: Приносите хорошие новости? Боюсь, что нет, — ответил я, подавая премьеру пакет с посланием Сталина».

В том послании главы СССР было описано положение на фронте и просьба к британскому правительству об открытии второго фронта. Несмотря на то, что письмо Сталина «произвело сильное впечатление», Черчилль сказал, что не может этого сделать: «Я готов был бы пожертвовать 50 тыс. английских жизней, если бы этой ценой я мог бы отвлечь с вашего фронта хоть 20 германских дивизий! К сожалению, Англия сейчас не может, не в силах создать второй фронт во Франции. Пролив, который мешает Германии перепрыгнуть в Англию, мешает также и Англии перепрыгнуть в оккупированную Францию», — говорил Черчилль Майскому.

Между тем историки считают, что усилия Майского не пропали даром: Великобритания начала снабжать СССР оружием. Сам Майский в своих мемуарах с уважением пишет об английских моряках, которые рисковали жизнью, участвуя в «северных конвоях». В том, что второй фронт был открыт, тоже есть заслуга Майского, хотя это произошло уже через год после его возвращения в СССР.

Бывший посол России в Великобритании Анатолий Адамишин считает Майского выдающимcя дипломатом и утверждает, что тот действовал именно так, как и должен был действовать посол: «Он играл на понижение напряженности, посольское дело — это искать возможности для улучшения отношений. Поругаться можно и без посла».

Высоко отзываясь о советском после, Адамишин не может простить Майскому, что тот не внял предостережению посла Великобритании в СССР Стаффорда Крипса, пытавшегося убедить Майского, а в его лице и руководство СССР, в скором нападении Гитлера.

Вот как сам посол описывал эту встречу в своем дневнике 18 июня 1941 года: «Суть моих возражений сводилась к тому, что, на мой взгляд, Гитлер еще не созрел для самоубийства». Правда, Майский все же колебался, но так и не пришел к определенному выводу. Адамишин отмечает, что Майский не стал говорить об этой ситуации Сталину, зная, что тот не поверил бы подобным предупреждениям.

Отношение «вождя народов» к Майскому было неоднозначным. Несмотря на то, что он ценил дипломата за его профессионализм, в разговоре с Черчиллем Сталин сказал, что Майский «слишком болтлив и не умеет держать язык за зубами».

Уже по возвращении в Москву Иван Майский чуть не погиб в сталинских застенках — он был арестован в феврале 1953 года за «контрреволюционную деятельность». Впоследствии он рассказывал, что на допросах его избивали. Блистательный дипломат уцелел чудом — его спасла смерть Сталина.

С тех пор, как Майский представлял интересы СССР в Великобритании, прошло уже 75 лет. По мнению Анатолия Адамишина, тот факт, что американские политологи начинают вспоминать о его опыте, можно рассматривать как позитивный фактор — встречи и конференции экспертов помогают налаживать мосты в период охлаждения отношений.

Источник