Правила перевозки «Буков»

2015-08-10 11-26-05.JPG

Я много раз говорил, что военных людей нельзя считать тупыми. Напротив, это очень умные и осмотрительные люди, которым субординация и порядки в буквальном смысле вбиваются годами. Как повествовал мой бывший коллега, служивший в охранке Северного флота ВМФ РФ, за лень и игнорирование порядков старшие могли и п...лей выдать, а просто так никогда не выдавали. В общем, есть в армии свои порядки, нарушение которых строго карается. Служившие прямо говорят, что за нарушение могут применить всякие меры вплоть до суда.

Так, вот, что меня еще напрягает в истории с российским «Буком», который по улице водили таскали по территории украины едва ли не три дня, – это неприкрытая и явная безалаберность и буквально показной характер перемещений. #Бук возят без всякой маскировки, без должного укрытия установки брезентом, не пытаясь устранить идентификационные признаки, сопровождая мигалками и сиренами (как говорят очевидцы). Возвращаясь к моим фотографиям, хочу показать, как правильно возят военную технику.

Вот, например, на железнодорожных платформах везут те самые «Буки». Это непосредственно пусковая установка (СОУ) 9А310 (или ее вариант). Именно она пуляет ракетами по целям. Ее везут без драпировки по простой причине – везут на железнодорожной платформе и по территории России. Пыли на железных дорогах немного, защищать технику особенно не от чего, да и территория России, все же, скрывать нечего.

2015-08-10 11-19-51.JPG

2015-08-10 11-19-37.JPG

2015-08-10 11-19-31.JPG

Как и положено, три СУО, каждая на своей платформе (можно проверить по номерам платформ). Катки ходовой части заблокированы оригинальным специально разработанным для этого комплекса бревном. Напомню, что у каждой СОУ есть свой небольшой радар, позволяющий с существенными ограничениями поражать воздушные цели. Это большой белый короб в правой (задней) части установки.

Это ПЗУ – заряжающая установка 9А39 или ее вариант. Ее задача – перевозить боекомплект и заряжать СОУ. Каждая такая установка может нести до восьми ракет. В походном положении их снимают, потому что это боекомплект (в самом деле, танки тоже не возят с загруженным боекомплектом). Установка в частичной драпировке. В эшелоне их было две штуки.

2015-08-10 11-26-58.JPG

>

>

2015-08-10 11-27-12.JPG

Кроме этих важных машин в комплексе работают еще две. Это установка обнаружения целей СОЦ 9С18 «Купол», являющаяся, по сути, глазами всего комплекса. Именно благодаря ей «Бук» раскрывает потенциал. Это радар дальнего действия с радиусом до 100 км, а его показания могут передаваться между дивизионами. Вообще, очень умная система. Работать с такой могут только специально обученные экипажи.

2015-08-10 11-26-35.JPG

Ну, и, конечно же, весь комплекс не будет работать слаженно без командного центра, которым является вот эта машина – КП 9С470. Сюда стекается информация о воздушной обстановке, здесь принимаются все важные решения о пусках ракет по целям.

2015-08-10 11-25-53.JPG

В общем, даже не важно, комплекс целиком или только одну СОУ притащил кто-то на место пуска ракеты по малазийскому лiтаку, важна другая деталь. Я сделал эти фотографии в августе 2015 года. По всей видимости, техника либо возвращалась с учений, либо ехала туда. Во-первых, сразу скажу, что тогда я не знал, что когда-то эти фотографии мне пригодятся, тогда мне была интересна военная техника, а ЗРК «Бук» так близко я видел вообще первый раз.

Во-вторых, все разборы каких-то там фотографий и поиск любых сходств между назначенной виновной установкой и тем, что каталось по Донбассу, бессмысленны в принципе. Насколько помню, разборы основывались на сравнении каких-то деталей, в том числе особое внимание уделялось белым меткам на катках СОУ. Их наносят при транспортировке на жлезнодорожных платформах (не знаю, зачем, честно, видимо, для контроля скатывания?). Если посмотреть, то так отмечена каждая из сфотографированных мною машин. У каждой как минимум второй каток имеет такую метку. Не ошибусь, если скажу, что у большинства такой техники есть подобные отметки. Поэтому в этом направлении даже копать бессмысленно.

Вся техника одинакового камуфляжного цвета. И вся техника, здесь нужно просто было внимательно смотреть, не имеет никаких номеров. Вообще. В принципе. Есть служебные отметки, но никаким образом мы не сможем определить принадлежность этой техники какой-либо воинской части.

К слову, в том же эшелоне присутствовали и вот такие интересные машины. Вероятно, это РСЗО 9К51 или 9К51М («Град» или «Торнадо-Г» соответственно). На ней тоже полностью отсутствуют всякие опознавательные метки. Узнать, какая именно часть перевозится, можно только через десяток догадок и из прямого разговора с солдатами, которого, конечно же, не будет. Перевозили их, к слову, с севера на юг. Напомню, август 2015 год. Целое море информации для любителей искать совпадения. У колесных машин, к слову, никаких меток на колесах нет.

2015-08-10 11-19-14.JPG

Так, вот, о чем это я? А о том, что военные люди как «Отче наш...» знают правила перевозки военной техники и ни в каком случае нарушать их не стали бы просто потому, что это лишает смысла саму суть доставки техники, ведь тогда любой внимательный человек может узнать, куда и откуда движется техника. Тем более, перевозки на территории чужой страны, которая уже объявила о причастности России к конфликту, без соблюдения мер сокрытия и маскировки, вообще представляется мероприятием, вместо которого можно было просто пойти в ВСУ и сказать, что мы, мол, тащим технику, идите посмотреть.

Даже при движении по своей территории номера техники закрашены, задрапированы и другими способами убраны или скрыты. Что говорить о другой стране и тайной, как это представялется, доставке одной единственной установки, про которую потом скажут, что это российская, так как ракета была снабжена поражающими элементами, которые есть только у ракет России, но потом история заглохла, потому что стала очевидна глупость утверждающих. Оцените, пожалуйста, масштаб творящегося маразма:

Российские военные отправляют на Донбасс ОДНУ установку с ЧЕТЫРЬМЯ ракетами в надежде на то, что там ее могут дооснастить ракетами при необходимости. При этом ракеты на СОУ содержат уникальные для России поражающие элементы, по которым ее быстро опознают. СОУ везут через всю территорию Донбасса на глазах у СОТЕН людей, которые без сомнений снимают и фотографируют. При этом СОУ НЕ МАСКИРУЮТ, не убирают номера, не пытаются скрыть доставку. Напротив, все делается так, чтобы привлекать внимание. И, что самое безумное, после выстрела (ОДНОГО) СОУ увозят ОБРАТНО в Россию. Не хоронят где-то в овраге, не разбирают на запчасти и не скрывают их прямо на территории Донбасса, не взрывают и не делают все для того, чтобы скрыть ее присутствие. Такой театр абсурда во время боевых действий стоит еще поискать. 

Все настолько удобно для последующего за этим расследования, что в кустах затаился не просто рояль, а целый симфонический оркестр.

Делать выводы – задача читателя. Если на все эти вопросы найдутся ответы – хорошо.

отсель

Древесина «Бука»

Лично мне глубоко безразлично, кто сбил малазийский самолет три года назад. Если его сбили украинские ВС, то это хорошо, потому что идеально ляжет в общий образ этой полустраны-полуколонии. Если его сбили ополченцы с Донбасса – тоже хорошо. Виновата все равно будет украина, как страна, достоверно знавшая о возможности атаки летательных аппаратов средствами ПВО и не закрывшая воздушное пространство (если літак кто-то сбил на высоте 3000 метров, то где гарантии, что завтра его не собъют на высоте 6000 метров и более?). Если же МН-17 сбил комплекс, завезенный из России, то мне тем более все равно. Это никак не повлияет на обстановку в мире. С Россией меня связывают сейчас две вещи: дача, которую я взялся привести в порядок, и аспирантура, которую надо бы закончить. Если ее обвинят в атаке ракетой гражданского самолета, мне будет совершенно безразлично.

Да, я в курсе, что международное расследование, что российский «Бук». Но в институте нас учили рассуждать, применять логику к своим рассуждениям. Сегодня у многих логика отключена, потому что из разряда обязательных перешла в разряд «подключаемые опции», а средств и, что важнее, желания эту опцию подключить, нет. Для меня абсолютно не принципиально, какие выводы сделает комиссия и какие выводы она уже сделала. На сегодня главный вывод из ее работы – систему ПВО привезли с территории России, сделали выстрел и увезли обратно. Мне эта версия нравится своей абсолютной согласованностью между созданным под нее таймлайном и расставленными по нему фотографиями. И я даже готов с нею согласиться, потому что ничего от признания того, что «Бук» привезли из России, не изменится. Вообще ничего.

Россия открыто оказывает помощь самопровозглашенным республикам в том числе и в юридическом поле, став стороной в минских соглашениях и имея в них ровно тот же статус, что и Франция. Хочу напомнить, что именно украина сегодня всеми силами хочет выйти из рамок подписанных ею соглашений, именуемых сегодня «Минск-2». Какие там будут дивиденды для президента полустраны, не совсем ясно, но профит маячит совсем не иллюзорный, если ведется столь активная работа по сведению «Минска-2» на нет.

Лирическое отступление: почему я пишу название страны «украина» со строчной буквы.
На это есть одна причина. В декабре 2016 года над Черным морем разбился российский самолет Ту-154, летевший в Сирию. Во всем мире реакция на это событие была абсолютно стандартной и правильной. В(на) украине многие политические деятели, в том числе и напрямую зависимые от президента, высказались весьма гадко. Примером может служить высказывание советника президента украины. С этого момента данное государство перестало для меня существовать, а несколько человек были внесены в список тех, под которыми я бы лично выбил табурет. Это ни коим образом не распространяется тех людей, которые поступили так, как принято и как велел им статус человека.

Итак, международная комиссия делает свои выводы, демонстрирует презентации. Это очень хорошо. Хорошо, что за три года расследования получилось сделать хотя бы 3D-анимацию. Я видел ее, смотрел не единожды, понимая, что за этой анимацией стоит труд множества людей, но, не читая комментарии, не вступая в спор и срач с каждой из сторон, у меня появилось несколько вопросов, на которые ни анимация, ни результаты деятельности комиссии, ни одна из сторон, которые могут быть причастны к катастрофе, ответа не дают. Вопросы такие:


  • Украина, зная о возможности поражения летательных средств и имея несколько сбитых самолетов из ПЗРК, не закрыла воздушное пространство. Почему это не было сделано, если того требуют все нормы и правила? Закрой она зону для полетов, ничего бы не произошло. Меня не устраивают варианты типа «пассажирские самолеты летают выше 6000 метров, поэтому необходимости не было». Необходимость диктовалась обстановкой.

  • Почему ВС РФ поспешили организовать брифинг, на котором было допущено несколько весьма досадных ошибок (и речь сейчас не о спутниковых снимках, потому что их достоверность не подтверждена и не опровергнута)? Не намного ли важнее было тщательно подготовить все необходимые материалы, пусть и задержавшись на пару дней, чем потом исправлять свои же ошибки?

  • Почему сразу после катастрофы инфополе кишело многочисленными фейками, вбросами и недостоверной информацией, выдаваемой за истину? Речь в данном случае не о том, что в каждой такой ситуации есть и фейки, и вбросы. Речь о том, что за истину выдавалась никем и ничем не подтвержденная информация. Это крайне непрофессионально.

  • Почему украина отрицает, что в зоне боевых действий присутствовали украинские комплексы ПВО «Бук», если достоверно известно, что они там были и несли дежурство? Собственно в таком признании не было бы ничего предосудительного. Комплекс ПВО «Бук» как раз и предназначен для прикрытия войск от воздушных атак на дистанциях до 30 километров и никаких особых условий для его развертывания и дежурства поблизости с собственными силами не требуется. Это обычный порядок. ВСУ нужно было просто признать, что комплексы были и несли дежурство.

  • Наиболее важный вопрос, из которого будут вытекать все остальные: зачем сбивать гражданский самолет? Какой в этом смысл и каковы дальнейшие планы тех, кто готовился к атаке на этот борт? Два категоричных заявления «готовился» и «планы» имеют под собой одно важное техническое основание.

  • Все современные (то есть, действующие на сегодня) варианты комплекса «Бук» оснащены системой опознавания гражданских целей. Каждый гражданский самолет имеет т. н. транспондер, передающий в эфир ответный сигнал, однозначно определяющий объект, как не военный. РЛС комплекса «Бук» такие цели подсвечивает дополнительно и блокирует запуск ракет по ним (так это предписано «на бумаге»). Формат ответов транспондеров стандартен и с ним комплекс работает точно (в сети можно найти длинный диалог по этому вопросу и не менее длинное повествование о гибели МН-370, где эти самые транспондеры фигурируют постоянно).

  • Чтобы разблокировать комплекс и допустить стрельбу по гражданским целям, необходимо в прямом смысле его взломать: сорвать пломбы на крышке, за которой скрывается переключатель, блокирующий стрельбу, что дает возможность атаковать любые цели, в том числе и отвечающие «я свой». То есть, атака гражданского борта может быть осуществлена только сознательно и с умыслом.

  • Но никто не дает ответа на вопрос о том, зачем сбивать гражданский борт. Какие цели преследовал этот ход и на что рассчитывали стрелявшие – также не ясно. И здесь есть узкое место. Если это сделали ополченцы, никакие обвинения им предъявлены быть не могут в принципе. Они атаковали самолет, находящийся в воздушном пространстве, имея все основания полагать, что это самолет ВСУ, доставляющий десант или боеприпасы. Вообще, вина той и другой стороны в этом случае вообще недоказуема.

  • Если это сделала украина и сделала преднамеренно, какие цели она преследовала? Обвинить Россию и ополченцев Донбасса? При этом не боясь подставиться? Какой в этом политический смысл, если на кон ставится репутация государства? Президент украины, являясь верховным главнокомандующим, несет полную ответственность за действия своих вооруженных сил и, следовательно, за сбитый самолет.

  • Если это сделала Россия, то вся история полностью теряет не только смысл, но и самую элементарную подоплеку. Россия заявляет, что не является стороной конфликта и делала это с момента начала боевых действий в(на) украине. Предоставление ополченцам ЗРК и, скорее всего в таком случае, боевого расчета, ставит ее в очень шаткое положение. Это, без сомнений, понимали и в Генеральном штабе. Обнаружение российской установки ПВО на Донбассе поставило бы большой и жирный крест на всей политической карьере Путина и множества людей из его аппарата, а также подставило бы не один десяток военных чинов. Не стоит считать российских военных дуболомами (впрочем, как и военных вообще, ведь в армии служат не просто так и умеют планировать и делать выводы).

  • Отсюда следующий вопрос: зачем доставлять ЗРК из России в(на) украину? Какой в этом смысл? Дать ополченцам средство защиты от авиации ВСУ? Но в этом случае гораздо проще организовать захват установки (что и было сделано, между прочим) и помочь с приведением ее в рабочее состояние. Зачем ополченцам защита от авиации, если одна-две установки (не комплекса, а именно СОУ) никак не решали бы вопрос защиты? Сбивать транспортные самолеты можно было, как и прежде, при заходе на посадку и на малых высотах, которые доступны для ПЗРК. Сбивать истребители и штурмовики? При радиусе действия ракеты ЗРК «Бук» в 30 километров? Крайне неэффективно и бессмысленно. Можно сбить один самолет, два, но не десятки (боекомплект, все же, ограничен четырьмя ракетами, расположенными на установке, а ПЗУ, может быть, и была, но зарядила бы максимум еще восемь ракет). В конце концов, ВСУ могли и подыграть, подкинув пару установок ополченцам. Но они яростно открещиваются, заявляя, что ни одной такой не было захвачено.

  • Если ЗРК доставлялся из России: почему его жизненно необходимо везти при свете дня, если можно без лишнего шума перемещать его ночью? Зачем везти его на тягаче и пускать самоходом в длинный для такой техники путь, если можно было (как и положено по инструкции) перевозить под брезентом до места его разворачивания и пустить самоходом только на последнем участке?

  • Как случилось так, что уже 19 июля (менее, чем через двое суток) В. Найда утверждал, что имеются «безупречные» доказательства, что экипаж ЗРК состоял из россиян, но спустя три года никаких имен, никаких доказательств этому так и не предъявлено?

  • Почему в 2014 году на пути следования условно российского ЗРК оказалось так мало камер, регистраторов и фотоаппаратов? Если прикинуть, что даже у каждого третьего проезжавшего был смартфон, а у каждого десятого видеорегистратор, то сразу после катастрофы в сеть массово должны были начать выгружаться фотографии и видеоролики условно российской техники. Здесь лучшей иллюстрацией служит челябинский метеорит, наснимавшийся на несколько часов видеоряда.
  • Еще один вопрос: если ЗРК доставляли из России, везли не самым прямым и близким путем (до места, откуда предположительно российский ЗРК предположительно стрелял, был куда более короткий путь), нарушая все правила маскировки и вообще все, что можно, то, по всей видимости, его везли с определенной целью в определенное место. То есть, как минимум одна из сторон в этом предприятии точно знала, что и где нужно сбить?

  • Ну, и главный вопрос из вытекающих: а какая предполагаемая выгода была от вполне преднамеренного уничтожения гражданского самолета как минимум двум из трех подозреваемых сторон? Если это сделали российские войска, которые точно знали, что и где сбивать, то какая цель была у Путина? Предложите хотя бы одну. Если это сделали ВСУ, то такая цель была у них? У ополченцев вообще нет никакого резона сбивать самолет. Тем более, что, как оказалось, сбить «Буком» гражданский самолет даже по ошибке ОЧЕНЬ сложно.

  • А еще нам хотят сказать, что самолет был сбит одной ракетой, когда даже для вертолетов вероятность поражения составляет 70% (поэтому, как говорят, для уверенного поражения запускается две ракеты).
  • Такие вопросы есть у меня и на них до сих пор нет внятного ответа, исключая ответ «потому что». Напомню, что мне вовсе не принципиально, кто на самом деле сбил самолет и какое наказание он понесет. Важно, каким образом будут сделаны выводы о причастности.
Правила перевозки военной техники

Я к перевозке военной техники не имею никакого отношения, но у меня все в порядке с логическим мышлением. Поэтому я попытаюсь подумать вместо тех, кто уже три года раздувает тему «российского» БУКа. Я предположу, что его действительно завезли из России, пульнули по самолету, увезли обратно в Россию. Допустим, что Россия действительно захотела что-то там сбить. Такое решение принимается не одним человеком. Это решение десятков людей на самых разных уровнях. Но, допустим, оно было принято, несмотря на всю его бессмысленность.

Я уже писал здесь и здесь о том, сколько неотвеченных вопросов имеется в этой истории и какая серьезная проблема существует в ней. Давайте отбросим все эти вопросы ради одного размышления. Допустим, я задумал провезти на территорию со спорным статусом собственную военную технику. Я живу в 21 веке, у меня есть смартфон с камерой и я понимаю, что он есть не только у меня. Еще я понимаю, что военная техника однозначно привлечет к себе внимание. Также я уверен, что большинство людей на спорной территории имеет доступ в интернет. Я складываю эти вещи и получаю картину: как бы я того ни хотел, но, если везти технику открыто, об этом очень быстро узнает весь мир, который к этому моменту уже так или иначе, но следит за ситуацией. Мне оно надо? Однозначно, нет.

Что я буду делать? Правильно, как минимум, уберу опознавательные знаки, которые бы могли стать средством идентификации принадлежности. То есть, я скрою или уберу вовсе номера техники. Во-вторых, я проложу маршрут так, чтобы техника следовала мимо крупных населенных пунктов (хотя бы по возможности). В-третьих, я отдам строгий приказ везти установку только ночью, а днем прятать ее или маскировать (для чего заранее проеду предполгаемым маршрутом или отправлю подчиненных и найду нужные для этого места).

Но самое главное, что я должен буду сделать – элементарное действие – закрыть технику брезентом. И все. Уже никто никогда не узнает, что именно было под этой накидкой. И вези ее сколько хочешь. Например, вот так, как на фото перевозят, по всей видимости, ОТРК «Искандер» (комплекс 9К720).

Но это я интересуюсь военной техникой и могу как-то опознать хоть что-то. А человек далекий от этого, вообще подумает, что везут что-то непонятное. Наверное, не сложно было набросить на установку кусок брезента. Хотя, здесь можно предположить, что весь березент разворовали и пошили из него штаны. Если бы стояла задача скрыть установку, накинув на нее брезент и подперев его парой длинных палок, можно было бы полностью скрыть не только саму перевозимую машину, но и ее формы. И все, не было бы никакой пляски вокруг номеров, вокруг фотографий и видео. Никто бы никогда не узнал, что и куда везли.

Напомню, что меня не интересует, кто на самом деле виновен в катастрофе. Мне интересны вопросы, на которые не дано ответов и которые игнорируются. А еще те, которые задает любой здравомыслящий человек. Военные люди по определению являются здравомыслящими и мы это видим хотя бы по тому факту, что украина еще существует как государство. Не стоит лепить из них идиотов.