В минувший четверг строители Крымского моста установили на фарватерные опоры автомобильную аркувесом в пять с половиной тысяч тонн. За уникальной операцией следили не только в России, но и во многих странах мира.

С особым пристрастием за действиями российских мостостроителей наблюдали украинские власти и их подручные. Они с самого начала строительства моста из Кубани в Крым убеждали украинцев, что у России ничего с этим проектом не выйдет.

Вспоминали прежние неудачные попытки соединить полуостров с материком через Керченский пролив и злорадно потирали руки. Но, вопреки украинским камланиям, мост уверенно рос, обретая свои явные очертания.

Как Киев запутался в претензиях к строительству моста в Крым

Тогда в Киеве сменили тему. Местные СМИ и ангажированные властью политологи заголосили об экологической угрозе, которую нанесёт природе новый мостовой переход. Весной к этому хору подключился сам президент Порошенко.

Он «поручил подать в суд на РФ из-за экологического вреда от строительства Керченского моста», — проинформировал украинцев через Twitter пресс-секретарь президента Святослав Цеголко.

Вслед за ним с заявлением выступила прокуратура Автономной Республики Крым. Есть такая синекура в Киеве, отрабатывающая политические заказы Порошенко и его компании. В мае она сообщила о возбуждении уголовного производства по факту строительства моста через Керченский пролив.

«Строительство моста в проливе, — обосновывала свои претензии фейковая прокуратура, — может привести к региональной экологической катастрофе.

В нарушение требований Водного кодекса Украины и норм международного права строится объект, который представляет серьезную опасность экологии Черного и Азовского морей: загрязнение, нарушение естественного воспроизводства водных биоресурсов и их уничтожение».

Заявление оказалось исключительно для внутреннего пользования. Авторитетные международные экологические организации не подтвердили панические ожидания украинских властей.

Тогда в киевских кабинетах родилась новая претензия к строящемуся мосту. Украинские власти заявили, что он ограничит вход в Азовское море крупнотоннажных торговых судов.

Сейчас это самая ходовая версия. Её начали активно эксплуатировать в конце августа, когда строители устанавливали на фарватер железнодорожную арку. Горячился президент Порошенко, пугали украинцев и весь мир местные СМИ и политики. Некоторых проняло достаточно сильно. Например, эксперт портала Atlantic Council Стивен Бланк призвал правительство США «деблокировать» Керченский пролив с помощью американского военного флота.

Бланк назвал строительство моста в Крым — «демонстрацией презрения» к президенту Дональду Трампу и «попыткой со стороны Москвы показать большую силу».

По сценарию Atlantic Council, корабли ВМС США под предлогом защиты украинских портов Мариуполь и Бердянск должны войти в Азовское море, а затем — ликвидировать строящийся мост.

Трудно сказать, чего было в этом призыве больше — провокационной глупости или откровенной шизофрении. В самой Америке комментаторы дружно озаботились тем, что портал призывает правительство США объявить войну России. Впрочем, Белый дом никак не отреагировал на рекомендацию агрессивного «эксперта».

Внимательные аналитики обратили внимание на чисто техническую абсурдность самого предложения в Atlantic Council. Дело в том, что Керченский пролив достаточно мелководный. В силу этого обстоятельства ещё в середине прошлого века в Керчь-Еникальском канале было введено ограничение на проход кораблей и судов с глубиной осадки больше 8 метров.

Об этом Atlantic Council напомнило французское издание AgoraVox.

Автор публикации, журналистка Кристель Неан привела технические данные ударных кораблей ВМС США. У американских авианосцев осадка составляет 12 метров, у крейсеров — 10, у эсминцев — 9 метров. Природные свойства Керченского пролива будут для них непреодолимым препятствием.

Крымский мост не мешает рыбам и птицам

По этой причине, кстати, в украинские порты на Азовском море никогда не заходили большие контейнеровозы. Потому что у них осадка начинается с 9 и может достигать 15–20 метров. Украинцы об этой особенности пролива стараются умалчивать, больше истерят по поводу габаритов фарватерных арок (расстояние до поверхности воды 35 метров) и самого мостового пролёта — 200 метров.

Из расчётов киевских «экспертов» следует, что в порт Мариуполя теперь могут пройти суда, длина которых менее 160 метров, а водоизмещение не более 10 000 тонн.

В силу этого обстоятельства упадёт грузооборот порта, возникнут проблемы у его украинских клиентов. И, конечно, во всех этих бедах виновата Россия, затеявшая стройку моста в Крым.

Жизнь быстро опровергла эти обвинения. Вскоре после установки железнодорожной арки под ней прошло в Мариуполь Federal Oshima с грузом в 20000 тонн. Длина судна почти 200 метров. Зато осадка вполне приемлемая для судоходства в проливе — 4,8 метра.

Примечательно, что после монтажа над фарватерным проходом второй, автомобильной, арки первым по каналу прошёл сухозгруз «LADY LEILA». Это крупногабаритное судно шло из украинского Мариуполя в израильский порт Хайфу.

Казалось бы, после такой проверки мостового перехода практикой должна стихнуть украинская истерика вокруг строительства моста. Ан нет. Теперь эта тема стала объяснением экономических проблем Украины. Ещё летом её активно педалировал заместитель министра инфраструктуры Украины Юрий Лавренюк.

Он дал украинским СМИ несколько интервью, смысл которых сводился к тому, что строительство Россией моста через Керченский пролив «приведет к значительному уменьшению судозаходов в морские порты Мариуполь и Бердянск, и уменьшению прибыли портовых операторов и их партнёров».

Теперь Лавренюку вторит глава Администрации морских портов Украины Райвис Вецкаганс.

«Мы видим, — заявил он на днях журналистам во время пресс-тура в морской торговый порт „Южный“, — что у нас есть падение грузооборота до 30% по Бердянскому порту. Эта ситуация связана со строительством Керченского моста и с решением грузовладельцев переориентировать грузы на другие порты».

Заявления украинских чиновников можно принять на веру, а можно посмотреть на ситуацию глазами уже упомянутого французского издания AgoraVox. Оно нашло очень убедительное сравнение:

«Россия имеет пять портов на Азовском море, и их оборот в 2016 году составил 29,1 миллиона тонн. Это в три раза больше официального тоннажа Мариуполя и Бердянска и в десять раз больше их реального тоннажа».

Заметим, кстати, как французы изящно прошлись по двойной бухгалтерии Украины — оценок реального положения экономики и цифр для Международного валютного фонда, что называется, — на вынос. Об этом стали появляться намёки в западных СМИ, но новая тема пока ждёт своего внимательного исследователя.

Что очевидно уже сегодня, Россия не стала бы проектировать Керченский мост в ущерб своим азовским портам и, безусловно, внесла бы необходимые поправки в конструкцию перехода по фарватеру пролива.

Наверное, это не потребовалось, поскольку сегодня через Керченский пролив свободно ходят российские грузовые суда в 200 метров длиной и водоизмещением в 50000 тонн. Как оценивают эксперты, это соответствует возможностям грузообработки в украинских азовских портах.

Это уже знают в мире. Потому сегодня всё меньше людей готовы слушать украинские россказни про «фетиш крымчан, которым кичатся оккупанты». Британское агентство Reuters распространило фоторепортаж об установлении автомобильной арки моста.

На снимках огромные суда, проходящие по фарватеру пролива, рыбаки, вынимающие сети с уловом, многочисленные стаи лебедей и уток, плавающие вблизи моста.

Крымский мост уже вписался в жизнь пролива. Возможно, придёт время, когда это признают и в киевских кабинетах власти.


Источник