За 90 лет до обысков российских дипмиссий в США

/

На фоне обысков на российских дипломатических объектах в США, будет уместо вспомнить, что 90 лет назад нечто похожее уже происходило в отношениях между СССР и Британской Империей.

Ниже, министр иностранных дел СССР Громыко о дипломатическом кризисе 1927 года.

12 мая 1927 года в Англии произошел обыск в советской торговой компании «Аркос»

В 1925-1926 гг. отношения между Англией и Советским Союзом значительно обострились. Консервативное правительство поставило перед собой задачу создать против Советской страны систему политических и военных союзов. В этих антисоветских планах английского империализма важная роль отводилась Германии. Поэтому дипломатия Лондона делала все, чтобы испортить отношения между Германией и СССР и таким образом добиться внешнеполитической изоляции последнего. В письме полпреду в Берлине Н. Н. Крестинскому Г. В. Чичерин писал 30 августа 1925 г.: "Английскому правительству и специально все более усиливающемуся внутри него черчиллевскому течению принадлежит мысль ублаготворения Германии с целью сближения ее с Антантой и отрыва ее от СССР. Основная мысль английской политики или, точнее, одерживающего верх черчиллевского течения заключается поэтому в том, чтобы изолировать СССР" 56. В качестве предлога для новых атак на Советское государство правящие круги Великобритании решили использовать помощь советского народа английским трудящимся во время всеобщей забастовки в Англии и стачки английских горняков, которая началась 1 мая 1926 г.

Члены и сотрудники делегации РСФСР на Генуэзской конференции. В первом ряду сидят: народный комиссар внешней торговли Леонид Красин (2 слева), народный комиссар иностранных дел Георгий Чичерин (4 слева), заместитель наркома иностранных дел Максим Литвинов (2 слева), генеральный секретарь ВЦСПС Ян Рудзутак (слева).
Трудящиеся СССР, как и трудящиеся всего мира, движимые чувством пролетарской солидарности, оказали бастующим шахтерам значительную материальную и моральную поддержку. Президиум ВЦСПС призвал всех членов профсоюзов СССР отчислить часть заработка в фонд помощи английским рабочим. С мая 1926 г. по 1 марта 1927 г. в этот фонд поступило 16 млн. руб.57 Деньги были переданы Федерации горняков Великобритании.

В июне 1926 г. английское правительство вручило Советскому правительству ноту, в которой обвиняло его во вмешательстве во внутренние дела Англии, представляя дело так, будто не ВЦСПС, а Советское правительство передало деньги Генсовету английских тред-юнионов. Советское правительство отклонило английскую ноту, заявив, что оно никогда не посылало каких-либо денег бастующим английским рабочим, что деньги были направлены советскими профессиональными союзами и что Советское правительство со своей стороны не могло вмешиваться в их право "располагать фондами, принадлежащими им, или деньгами, специально собранными для этой цели" 58. Советское правительство обратило внимание на то, что права рабочих профессиональных организаций признаны, хотя и в урезанном виде, во всех западноевропейских странах и что в СССР права профсоюзов обеспечиваются самим строем государства и содержанием политической власти 59.

Советское правительство подчеркнуло, что нормальные отношения необходимы для обеих стран и что оно всячески желает их поддержания, в частности максимально широкого развития торговли между СССР и Великобританией. Вместе с тем оно заявило, что оно ни в коем случае не допустит нарушения интересов Советской страны и каких-либо уступок в области спорных вопросов, которых правящие круги Англии надеялись добиться посредством угрозы разрыва дипломатических отношений с СССР.

В целях содействия нормализации советско-английских отношений в июле 1926 г. советский поверенный в делах в Лондоне предложил, чтобы в случае возникновения каких-либо недоразумений или инцидентов стороны обменивались мнениями в целях их ликвидации, а также подчеркнул желательность полного урегулирования всех спорных вопросов между СССР и Англией. Однако английский министр иностранных дел Остин Чемберлен отклонил это предложение, назвав его невыполнимым 60.

Осенью 1926 г. в Лондон возвратился после болезни полпред СССР в Англии Л. Б. Красин. Г. В. Чичерин 8 октября 1926 г. писал ему: "Радостно приветствую Ваше возвращение к Вашей деятельности вообще и, в частности, к Вашей уже испытанной лондонской работе... Для СССР обстановка в данный момент крайне тяжела, но Ваши лондонские связи и имеющиеся к Вам симпатии до некоторой степени облегчат Вашу тяжелую работу. Не торопитесь, ...не истощайте Ваши силы... Буду по-прежнему с величайшим интересом и товарищеской симпатией следить за Вашей деятельностью и за Вашими выступлениями" 61.

В последние недели перед своей смертью (он умер в Лондоне в ноябре 1926 г.) Л. Б. Красин установил контакты со многими английскими политическими деятелями и дипломатами, видными представителями банковского мира, перед которыми он ставил вопрос об улучшении советско-английских отношений. В беседе с О. Чемберленом Красин говорил: "Советское правительство придавало и придает величайшее значение установлению более нормальных отношений с Великобританией, и, уезжая из Москвы в Лондон, я получил инструкцию от моего правительства приложить все возможные усилия к тому, чтобы улучшить существующие отношения и искать путей для возможного возобновления переговоров о полном соглашении по всем спорным вопросам и об установлении действительно дружеских и искренних отношений между обеими странами" 62.

Л. Б. Красин по поручению Советского правительства поставил вопрос перед английским правительством о предоставлении Советскому Союзу долгосрочных кредитов в форме займов, что дало бы возможность в несколько раз увеличить советские заказы английской промышленности. Хотя Чемберлен и заверил советского представителя в том, что будто бы английское правительство не имеет никаких враждебных намерений против СССР и охотно будет приветствовать всякий шаг к улучшению отношений, однако он вновь повторил несправедливые обвинения, что СССР нарушает советско-английское торговое соглашение, ведет антибританскую пропаганду. Чемберлен настаивал на признании Советским правительством долгов царского и Временного правительств. Естественно, что при такой позиции Чемберлена трудно было рассчитывать на улучшение отношений между Англией и СССР, тем более, что антисоветская кампания в Англии в конце 1926 г. приобрела огромный размах.

На конференции консервативной партии в Скарборо, состоявшейся в октябре 1926 г., была принята резолюция, в которой содержалось требование немедленного разрыва советско-английского торгового соглашения, закрытия всех существовавших на территории Англии советских учреждений и удаления из пределов Великобритании всех служащих этих учреждений. Инициатором антисоветской кампании был Черчилль, являвшийся в то время министром финансов. Он призывал английское правительство последовать примеру США, проводивших в отношении СССР "политику непризнания". "Я всегда думал,- говорил он,- что политика Соединенных Штатов является правильной политикой" 63. Чемберлен официально подтвердил, что, выступая против сохранения отношений с Советским государством, Черчилль говорил по поручению правительства.

Несмотря на резкие антисоветские выпады членов английского правительства, Советское правительство продолжало настойчиво и последовательно выступать за сохранение нормальных отношений с Великобританией и развитие торгово-экономических связей. Выступая перед представителями печати в Берлине 6 декабря 1926 г., Г. В. Чичерин подчеркивал, что "наше правительство всегда предлагало и предлагает Англии прийти к соглашению с нами, но всякий раз безуспешно" 64. Советское правительство выступило с конкретными предложениями расширения экономических связей с Англией. В феврале 1927 г. директор Текстильсиндиката (советской организации, осуществлявшей торговлю текстильными товарами) заявил, что в ближайшие пять лет СССР намерен увеличить заказы английской промышленности и выделил для этой цели 14 млн. фунтов стерлингов 65. Еще ранее, в декабре 1926 г., Советское правительство поставило перед английским министерством иностранных дел вопрос о необходимости установления широких деловых контактов между английскими и советскими дипломатическими представителями за границей. В январе 1927 г. поверенный в делах СССР в Англии получил указание всемерно избегать разрыва дипломатических отношений между СССР и Англией 66.

Вместе с тем Советское правительство принимало меры для разоблачения перед общественным мнением Англии и других европейских стран подлинных виновников ухудшения англо-советских отношений.

В феврале 1927 г. в английской печати появились сообщения о том, что английское правительство подготовило ноту, в которой обвиняет СССР во вмешательстве во внутренние дела Китая и в нарушении англо-советского торгового соглашения 1921 г. и предупреждает Советский Союз о предстоящем разрыве торгового соглашения.

Г. В. Чичерин писал в те дни: "В какой бы стране земного шара ни происходили какие-либо волнения и не имела места внутренняя социальная борьба, все подобные явления непременно истолковываются нашими противниками, как дело рук мнимых советских агентов, снабженных мнимым советским золотом...

Мы отвергаем с величайшей решительностью утверждение наших противников, приписывающих нам какие бы то ни было агрессивные замыслы. Советское правительство неоднократно заявляло и постоянно доказывало фактами, что его внешняя политика есть политика мира. Наши силы сосредоточены на внутренней созидательной работе, для которой необходимы мирные отношения со всеми иностранными государствами, охрана внешней безопасности СССР и беспрепятственное развитие экономических отношений с другими странами... Эта политика мира и развития нормальных отношений со всеми государствами, которую наше Правительство неуклонно проводит, соответствует... также и интересам широчайших трудящихся масс всех стран" 67.

В этих сложных условиях Советское правительство решило предупредить намерение английской стороны и публично разъяснить, кто виноват в ухудшении отношений между СССР и Англией. 4 февраля 1927 г. было опубликовано заявление НКИД об англо-советских отношениях. В нем подчеркивалось, что СССР руководствуется интересами "всеобщего мира и сохранения дружественных отношений между обеими странами" 68. В заявлении указывалось, что попытка английского правительства и английских политических деятелей объяснить величайшее в истории национально-освободительное движение многомиллионного китайского народа "махинациями" "советских агентов" является смехотворной. Вместе с тем в заявлении говорилось о глубоких симпатиях советского народа к китайскому национально-освободительному движению. "Советское правительство никогда не скрывало своего сочувствия к освободительному движению китайского народа,- отмечалось в заявлении, - но отсюда ни в коем случае не следует, что оно должно рекомендовать или действительно рекомендовало кантонскому правительству обострение отношений с Англией..." 69. Советское правительство обращало также внимание английской стороны на то, что позиции Великобритании на Востоке не укрепятся в результате усиления вражды Англии к СССР.

На сессии ЦИК СССР по запросу ряда членов ЦИК Г. В. Чичерин сделал сообщение об англо-советских отношениях. Он подчеркнул, что поведение английского правительства, делающего необоснованные заявления о нарушении Советским Союзом договора 1921 г., противоречит общепринятым дипломатическим нормам и не содействует улучшению международной обстановки в Европе.

В ноте от 23 февраля 1927 г. английское правительство бездоказательно обвинило Советское правительство в нарушении англо-советского торгового соглашения. В этой ноте не приводилось ни одного факта, который подтверждал бы, что СССР не выполнил принятых на себя обязательств. В ней лишь содержались ссылки на речи, произнесенные отдельными политическими деятелями СССР, и на статьи в советских газетах, выражавшие сочувствие Китаю.

В советской ноте от 26 февраля 1927 г. была показана полная несостоятельность английских обвинений в адрес СССР. В ней указывалось, что между Советским Союзом и Великобританией не существовало никаких соглашений, которые ограничивали бы свободу слова и печати каждой из стран. Советское правительство, говорилось в ноте, не брало на себя обязательства требовать от своих граждан, чтобы они хвалили или не критиковали социально-политический строй Великобритании и вообще капиталистических стран. Вместе с тем правительство СССР еще раз попыталось избежать осложнения англо-советских отношений. Оно подтвердило заявление советского полпреда в Лондоне, покойного Л. Б. Красина, о желательности устранения всех существующих между обеими странами затруднений и поводов для взаимных жалоб и установления вполне нормальных отношений. Советское правительство заявило, что оно будет и впредь следовать своей миролюбивой политике, исключающей всякую агрессивность в отношении других стран 70.

"Правда", комментируя ответную ноту, писала, что "Советское правительство обнаружило величайшую выдержку и исключительное миролюбие, еще и еще раз подчеркнув свою полную готовность рассмотреть и ликвидировать любые недоразумения, конфликты и т. д." 71.

Советская нота произвела большое впечатление на английское общественное мнение. Даже английские буржуазные газеты подчеркивали, что она проникнута духом сотрудничества и оставляет открытой дверь для дальнейших переговоров72. 4 марта 1927 г. во время встречи временного поверенного в делах СССР в Великобритании с лидером лейбористской партии Макдональдом последний сказал советскому дипломату, что "нота Чемберлена весьма слабая", а, наоборот, советский ответ - очень хороший 73.

Английские правящие круги поняли, что обстановка для разрыва отношений с СССР еще не созрела. Поэтому они активизировали антисоветскую пропаганду, усилили кампанию клеветы и, главное, деятельность по сколачиванию единого фронта капиталистических государств против Советской страны.

Большая роль в этой кампании английских реакционеров против СССР отводилась Китаю, где продолжала бурно развиваться революция. Для того чтобы нанести поражение революции, империалисты в марте 1927 г. перешли к открытой вооруженной интервенции против китайского народа. В то же время английские империалисты решили спровоцировать налет реакционных сил на советское полпредство в Китае, поссорить китайский и советский народы и тем самым одновременно добиться нескольких выигрышей: ослабить внешнеполитические позиции СССР, затруднить ему оказание поддержки китайскому народу и нанести еще один удар китайской революции.

6 апреля 1927 г. вооруженная полиция и солдаты пекинского правительства ворвались в здание советского полпредства в Пекине, произвели там обыск и арестовали некоторых дипломатических сотрудников. Налет был организован с ведома и одобрения английского и американского правительств. Английские офицеры непосредственно участвовали в налете. Во время налета вблизи полпредства находилось около взвода английских солдат 74. Провокационные налеты были совершены также на советские консульства в Шанхае и Тяньцзине. Американец Стимсон, назначенный советником пекинского диктатора Чжан Цзо-лина, опубликовал запись своей беседы с ним. Согласно записи, Чжан Цзолин сказал Стимсону: "Меня заверили, что если я достану соответствующие доказательства в советском посольстве, то Англия приступит к действиям" 75. США солидаризировались с действиями Англии. Как сообщалось в печати, американский посланник в Пекине Макмэррей содействовал организации налета на советское полпредство 76.

Цель провокации в отношении советских представительств заключалась в том, чтобы разжечь серьезный конфликт между пекинским правительством и СССР. По указке английских политиков были состряпаны "документы", будто бы найденные при обысках и свидетельствовавшие о "вмешательстве" СССР в дела Китая. Таким образом английское правительство хотело создать подходящую атмосферу для разрыва с СССР, а при наличии благоприятной обстановки - для организации новой антисоветской интервенции.

Налеты вызвали возмущение среди широких слоев китайского народа. Так, газета "Миньго жибао", выражая мнение китайской общественности, писала, что налет на советское представительство является беспрецедентным в международных отношениях; газета отмечала, что на международной арене многие империалистические государства объединились, чтобы бороться против Советской. России 77. Министр иностранных дел Уханьского революционного правительства Китая направил Г. В. Чичерину телеграмму, в которой осуждал налет на полпредство как чудовищное преступление и выражал Советскому правительству свое глубокое сожаление по поводу случившегося 78.

Заместитель наркома направил поверенному в делах Китая в СССР Чэн Яньши ноту, в которой, отметив, что налет, совершенный пекинскими властями, является фактом неслыханного нарушения норм международного права, настаивал на выполнении следующих элементарных требований: удалении китайского военного отряда и полиции из помещения посольства и торгпредства, немедленном освобождении арестованных служащих советского посольства и советских учреждений, а также возвращении всех документов, имущества, денег и вещей, изъятых в посольстве и у советских служащих. "Советское правительство,- говорилось в ноте,- отдает себе ясный отчет в том, что безответственные круги иностранных империалистов провоцируют СССР на войну. Советское правительство отдает себе полный отчет в том, что Пекинский Кабинет сделался орудием игры, разыгрываемой иностранными империалистическими кругами". Советское правительство, говорилось в заключение, не сомневается, что оно в своем стремлении к миру "встретит дружную поддержку трудящихся масс всех стран, в том числе - и прежде всего - народов Китая и СССР" 79.

Английские правящие круги рассчитывали, что Советский Союз направит свои вооруженные силы против северокитайского милитариста Чжан Цзолина как непосредственного виновника налета на полпредство СССР в Пекине. Вовлекая Советский Союз в войну на Востоке, они хотели сразу убить двух зайцев: скомпрометировать его перед трудящимися Китая и ослабить его силы на западных границах, что облегчило бы задачу натравить на Советский Союз буржуазно-помещичью Польшу и боярскую Румынию. Советское правительство своевременно разгадало эти замыслы. Английским и американским империалистам не удалось поссорить Советский Союз с Китаем и втянуть их в войну друг с другом.

Свою борьбу против СССР английское правительство не ограничивало только провоцированием китайско-советского конфликта. Английский империализм продолжил также и у себя дома подготовку разрыва отношений с СССР. С этой целью английское правительство приняло решение организовать налет на лондонскую контору АРКОС80. В организацию налета были посвящены министр внутренних дел Англии Хикс, министр иностранных дел Чемберлен, премьер Болдуин 81, а также Черчилль 82. Министр иностранных дел Турции Тевфик Р. Арас в беседе с поверенным в делах СССР в Турции В. П. Потемкиным говорил, что обыск в АРКОС'е подготавливался "английским правительством заблаговременно и находится в прямой связи с налетом на Пекинское полпредство" 83.

Сигнал к началу провокации дал Биркинхед, министр по делам Индии, один из наиболее реакционных политических деятелей Англии. 6 мая 1927 г. он призвал разорвать отношения с Советским Союзом. Этот ярый враг коммунизма и Советской страны заявил: "Сражение, в которое мы должны вступить,- это сражение с коммунизмом, с Москвой"84. 12 мая 1927 г. здание АРКОС и торговой делегации Советского Союза без всякого законного основания было занято вооруженным отрядом английской полиции. В течение нескольких дней, до 16 мая, полиция проводила обыск. Советские дипломаты, находившиеся в АРКОС'е, были противозаконно задержаны, некоторые работники торговой делегации избиты. Во время обыска в отсутствие сотрудников АРКОС полицейские печатали на его бланках какие-то материалы. "Правда" в передовой статье, озаглавленной "Перед новым подлогом", писала: "Все это заставляет думать, что полиция вторглась в АРКОС не за тем, чтобы найти какие-то компрометирующие документы, но затем, чтобы их сфабриковать" 85.

Нападение и обыск в помещении советской торговой делегации явились грубейшим нарушением англо-советского соглашения от 16 марта 1921 г. Естественно, что никаких компрометирующих документов при обыске найдено не было, так как их не существовало в природе. Английское правительство впоследствии предало гласности материалы, "найденные" в АРКОС'е, которые, по его мнению, могли скомпрометировать СССР. Однако после их опубликования выяснилась вся несостоятельность выдвигавшихся английскими правящими кругами обвинений. Не случайно английское правительство отклонило предложение лейбористской оппозиции о передаче документов для проверки парламентской комиссии.

Для Советского правительства было ясно, что дело идет к разрыву дипломатических отношений. Оно тщательно наблюдало га действиями английских правящих кругов. Еще в январе 1927 г. член коллегии НКИД СССР Ф. А. Ротштейн писал советскому полпреду в Англии: "Сдается мне, что Вам действительно скоро придется укладывать чемоданы. У меня впечатление, что английское правительство доведет наши отношения до решительного кризиса ближайшей весной" 86.

После налета на АРКОС зам. наркома в письме полпреду СССР в Лондоне указывал, что "из всех противоречивых сведений... можно, кажется, безошибочно сделать тот вывод, что в прежнем положении англо-советские отношения не останутся и что изменения будут внесены в них совершенно неизбежно" 87.

Советское правительство, однако, сделало еще одну попытку предупредить разрыв, показав английской стороне, что такого рода действиями она причинит ущерб самой Англии. В ноте протеста английскому правительству от 17 мая 1927 г. Советское правительство заявило, что оно не может мириться с тем, что проведение его операций по внешней торговле "поставлено в зависимость от случайных внутрипартийных комбинаций в Англии, от избирательных маневров"88. Оно поставило перед английским правительством вопрос, желает ли последнее сохранения и развития англо-советских торговых отношений, и недвусмысленно дало понять, что их развитие возможно лишь при условии точного соблюдения Англией договорных обязательств. Но английское правительство явно не хотело создавать необходимые условия для работы советского торгпредства и соблюдать соглашение 1921 г.8'

Тогда же Совнарком СССР принял постановление о внешней торговле, в котором в целях обеспечения бесперебойного развития экспорта и импорта предложил Народному комиссариату внешней торговли проводить операции, как правило, в тех странах, с которыми имеются нормальные дипломатические связи и в которых советским заграничным учреждениям обеспечены условия для коммерческой деятельности. Английское правительство, однако, не приняло во внимание этих разумных предостережений. 27 мая 1927 г. О. Чемберлен вручил советскому представителю в Англии ноту, в которой говорилось, что английское правительство разрывает с СССР дипломатические отношения и аннулирует торговое соглашение 1921 г.90. Английское правительство пыталось доказать, будто действия Великобритании были вызваны советской пропагандой. Даже среди буржуазных кругов Англии мало кто верил этим сказкам. Газета "Манчестер гардиан" писала: "Действительной причиной нашего разрыва является не то, что мы будто бы боялись последствий коммунистической пропаганды в нашей стране, а тот факт, что русское правительство - коммунистическое" 91.

28 мая 1927 г. Советское правительство вручило ответную ноту правительству Великобритании, в которой решительно отвергало "все обвинения в нарушении им когда бы то ни было торгового соглашения 1921 г. как совершенно бездоказательные и ни на чем не основанные" 92. "Народы Советского Союза и их Правительство,- говорилось в ноте,- не питают никакой вражды к народам Британской империи, с которыми они хотели поддерживать нормальные и дружественные отношения. Таково же, несомненно, желание народов Британской империи. Но этих нормальных отношений не хотело и не хочет нынешнее Британское Правительство, стремившееся с первого же дня своего существования к поддержанию отношений с СССР в состоянии постоянной напряженности и к их дальнейшему обострению" 93.

Разрывая отношения с СССР, английские правящие круги рассчитывали добиться политической и экономической изоляции Советского Союза, усиления его экономического и финансового бойкота, а по возможности и создать условия для организации интервенции против него.
Вскоре же после разрыва Англией отношений с СССР в зарубежной буржуазной прессе развернулась ожесточенная антисоветская кампания, которую нарком Г. В. Чичерин расценил как создание "морального единого фронта против Советской России" 94.

А.А. Громыко. История внешней политики СССР 1917-1980 гг
Обострение и разрыв советско-английских отношений

http://varjag-2007.livejournal.com/1709383.html

Как не трудно заметить, в некоторых моментах история действительно склонна повторяться.