Чем богаче страна Евросоюза, тем популярнее там евроскептики

На текущей неделе в целом ряде стран Восточной Европы на выборах победили прозападные силы. Волна евроскептицизма, которая поднялась в странах «старой» — и более богатой — Европы сюда не докатилась. Мы разбирались, почему отношение к антироссийским санкциям в странах ЕС напрямую связано с их ВВП.

На протяжении последних нескольких лет в Европе все чаще скептически смотрят на будущее Евросоюза. Действительно, здесь накопился ряд проблем, решения которых на данный момент нет— это и миграционный кризис, и слабеющая банковская система. Но самой серьезной опасностью, которая в долгосрочной перспективе может угрожать европейскому единству, является рост недоверия в обществе к политическим институтам Евросоюза.

Это стало очевидным на саммите ЕС, который завершился поздно вечером 15 декабря. Страны-члены Евросоюза хотя и одобрили соглашение об ассоциации с Украиной, но на условиях, которые можно назвать небольшой дипломатической победой России. ЕС подчеркнул, что не собирается давать официальному Киеву статус кандидата в члены союза, а также существенно ограничил возможность экономической и военной помощи стране.

Однако тренд, как стало очевидным в декабре, справедлив в основном для Западной Европы. Выборы, прошедшие в Румынии и Македонии в декабре, закрепили позиции прозападных сил.

На выборах 11 декабря в Румынии основное соперничество развернулось между Социал-демократической и Национал-демократической партиями. Первая использовала в ходе избирательной кампании обещания повысить зарплату и снизить налоги. Вторая — повысить эффективность борьбы с коррупцией.

Несмотря на то, что правительство и президент страны поддерживали национал-демократов, победу одержала СДП, набрав 45,5% голосов избирателей. Таким образом общество не поддержало текущий курс правительства при том, что социал-демократы не выступали за концептуальный пересмотр внешнеполитического курса. Результаты голосования в Румынии не стали показателем отношения к общеевропейскому будущему — здесь в принципе не нашлось сил, которые бы такой выбор ставили.

В ноябре выбирала президента еще одна восточноевропейская страна — Болгария. Победу одержал генерал Румен Радев, выступавший в ходе предвыборной кампании за пересмотр отношений с Россией. Однако налаживание диалога с Москвой для Радева отнюдь не было вопросом политическим, а скорее экономическим. Он настаивал на том, что Болгария страдает из-за санкционного режима, действующего между Россией и странами ЕС.

Хотя Радев и не предлагает развернуть Болгарию к России, а лишь хочет вести рациональную внешнюю политику, премьер-министр страны Бойко Борисов подал в отставку — пусть и не впервые. В 2013 году Борисов уже покидал пост, когда не смог справиться с волной протестов, охвативших Софию после повышения тарифов на коммунальные услуги. В 2014 году он снова вернулся в премьер-министры. Не исключено, что Борисов снова планирует некий гамбит в своих политических интересах.

В то же время избрание оппозиционных политиков вряд ли может серьезно повлиять на действия восточноевропейских стран в отношении Европейского союза или НАТО, уверен директор Центра европейских исследований ГУ ВШЭ Тимофей Бородачев.

«Европейские институты имеют большое значение, особенно когда мы говорим о внешних связях. Европейцам сложно договориться между собой по внутренним вопросам, но вот противостояние с Россией — единственный вопрос, по которому им удалось добиться единой позиции», — рассказал наш собеседник.

Так или иначе, результаты выборов в четырех странах Восточной Европы, включая Молдавию и Македонию, прошедших за последние полтора месяца, говорят об одном: разворота в сторону от Европы правительства этих государств предпринимать не собираются, равно как и не настроены кардинально пересматривать свои отношения с Россией.

Евроинтеграция становится невыгодной

По данным американского исследовательского центра Pew Research, жители европейских государств все негативнее оценивают перспективы ЕС. Если в 2015 году положительно о Евросоюзе отзывались 55% французов, то уже к лету 2016-го этот показатель упал до 38%. Такая же ситуация сохраняется во многих государствах региона. За последние четыре года и без того слабая поддержка Евросоюза в Греции упала еще на 10 пунктов и составила всего 27%.

В Великобритании накануне референдума о выходе страны из ЕС соцопросы показали, что европейские институты поддерживают 44%. Это соответствует полученным в ходе плебисцита результатам, на котором 51,9% британцев высказались за выход страны из Евросоюза.

Но больше всего имидж Евросоюза пострадал в Испании: за последние 10 лет доверие испанцев к Союзу упало с 80% до 47%. Необходимо отметить, что в странах Восточной Европы ситуация диаметрально противоположная. В Венгрии процент одобрения составляет 61%, в Польше — 72%.

В целом, на волне общественных настроений, которые не играют на руку европейским чиновникам, все большую активность проявляют политические объединения евроскептиков, и в некоторых странах они достигли заметных результатов — называть их политическими маргиналами уже не совсем корректно.

«В Западной Европе у жителей критический настрой по отношению к Евросоюзу и к тому, как европейская интеграция ограничивает их и становится все менее выгодной», — рассказал в беседе директор Центра европейских исследований ГУ ВШЭ Тимофей Бородачев.

Например, Датская народная партия, стремящаяся пересмотреть миграционную политику страны, на парламентских выборах 2015 года набрала 21% голосов избирателей, что делает ее второй по величине политической силой в Дании. «Шведские демократы» в 2014 году стали третьими, собрав 13%, а уже на выборах 2018 года социологи прогнозируют им поддержку 18% избирателей.

Растет и популярность «Альтернативы для Германии». За последние два года евроскептики вошли в местные законодательные органы сразу нескольких немецких ландтагов: Саксонии, Тюрингии, Бранденбурга, Гамбурга, Бремена, Баден-Вюртемберге и нескольких других, везде набрав от 5,5 до 24% голосов. Во Франции набирает силу «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которую готовы поддержать консервативные правоцентричные избиратели. Ле Пен сразу после Brexit призывала провести аналогичный плебисцит и во Франции.

Лидер австрийской «Партии свободы» Норберт Хофер не только прошел во второй тур президентских выборов, но и собрал там почти половину голосов — 46,2%.

Итальянское евроскептическое «Движение 5 звезд» недавно праздновало условную победу, когда жители страны проголосовали на референдуме против конституционной реформы, из-за чего премьер Маттео Ренци заявил, что покинет свой пост. Теперь лидер партии Беппе Грилло рассчитывает на большую поддержку итальянцев в ходе будущих выборов.

У Брюсселя сил еще хватит

Наиболее интересен тот факт, что евроскептицизм распространяется в странах «старой Европы», при этом государства Восточной Европы, несмотря на то, что имеют определенные вопросы к Брюсселю, все же не отказываются от пресловутого «европейского пути».

«В Восточной Европе все немного сложнее, потому что в период подготовки этих стран к вступлению в Евросоюз с ними была проделана большая воспитательная работа. Они чувствуют себя младшими учениками, которые меньше готовы заявлять свою позицию», — говорит Тимофей Бородачев.

Яркий пример борьбы за предоставление большего суверенитета в рамках Евросоюза — спор вокруг реформы Конституционного суда в Польше. В конце 2015 года президент страны Анджей Дуда подписал закон, который вызвал критику со стороны Европейской и Венецианской комиссий (вторая — консультативный юридический орган Совета Европы — ред). В нем было прописано, что при принятии закона польские власти получат возможность оказывать влияние на Конституционный суд. Польше даже пригрозили санкциями, хотя в их применение, конечно, никто не верил.

По мнению доцента кафедры политической истории МГИМО Кирилла Коктыша, у Брюсселя, несмотря на некоторую слабость, хватит сил, чтобы надавить на Варшаву. Но в самой Польше в ближайшие два года, пока поступают средства по программе финансирования, никто от европейского курса отказываться не намерен.

«Через два года программы финансирования заканчиваются, новых денег, скорее всего, не будет. Вот тогда возможны последствия. Сейчас, пока поступают деньги, всерьез ссориться Польша ни с кем не будет», — рассказал наш собеседник.

Летом текущего года Дуда подписал новый закон, который, с его точки зрения, должен был вывести страну из кризиса. Согласно документу, решение по особо важным вопросом может быть принято в присутствии 11 судей из 15, а вопрос о соответствии Конституции того или иного закона — в присутствии пяти судей. Однако и эта редакция вызвала недовольство Брюсселя. Более того, даже сам Конституционный суд Польши признал этот закон «частично неконституционным».

Но, несмотря на всю серьезность разногласий между Варшавой и Брюсселем, вопрос о нахождении страны в составе Евросоюза в Польше пока не стоит.

Экономика диктует

В странах с самым высоким показателем валового национального продукта (ВНП) на душу населения, по данным Всемирного банка за 2015 год, достаточно сильны позиции евроскептиков. (ВНП — один из главных показателей уровня экономического благосостояния страны, отражающий совокупную стоимость товаров и услуг, созданных жителями страны).

Среди таких стран (в пересчете на душу населения) — Дания ($58590), Швеция ($57810), Нидерланды ($48940), Австрия ($47120), Финляндия ($46360), Германия ($45790), Великобритания ($43340), Франция ($40580) и Италия ($32790).

Примерно такие же результаты можно увидеть, если сравнивать уровень ВВП и популярность партий евроскептиков.

Страны с самым высоким ВВП — Германия, Великобритания, Франция, Италия, Нидерланды. И именно здесь партии, выступающие против единства ЕС, демонстрируют самые значимые результаты.

Прослеживается закономерность: чем выше показатели экономического благосостояния страны, тем большие результаты демонстрируют партии, настроенные к Евросоюзу скептически. Исключение в этой группе стран составляют только Греция, где ВНП ниже среднеевропейского и равен $20290, и Венгрия (ВНП равен $12990). Эти страны столкнулись со своими проблемами, которые подстегнули популярность евроскептических настроений у населения. Афины никак не могут справиться с экономическим кризисом, который волнами накрывает страну с 2008 года. Венгров раздражает проводимая Брюсселем миграционная политика.

Отдельно стоит отметить, что десять демонстрирующих худшие показатели по ВНП на душу населения стран относятся к Восточной Европе — и там евроскептических настроений практически нет.

При этом Румыния, в которой вопрос о европейском будущем вообще не поднимается, находится на предпоследнем месте (здесь ВНП равен $9500). Хуже показатель только в Болгарии ($7200), которая также не подвергает сомнению европейское единство.

Немногим лучше показатели в Хорватии и Польше ($12690 и $13370 соответственно). Также в десятку стран с наименьшим ВНП на душу населения входят Латвия, Литва, Словакия, Чехия и Эстония.

С точки зрения Тимофея Бородачева, наблюдение, согласно которому пока восточноевропейские страны не достигнут более высокого уровня экономического развития, здесь не появятся мощные евроскептические движения, совершенно оправданно. Но вряд ли можно ожидать чего-то подобного в ближайшей перспективе.

«Ни в одной восточноевропейской стране не ожидается появления движения за выход или политических сил, подвергающих сомнению саму идею Евросоюза», — добавил он.

Получается, что жители богатых стран Евросоюза в общеевропейской идее видят бремя, и все больше проникаются симпатиями к евроскептикам, в то время как бедные страны, в основном расположенные в Восточной Европе, в этой же самой интеграции находят для себя спасение.

Поэтому предпосылок для мощного движения евроскептиков здесь сформироваться не может. Однако Brexit, референдум в Нидерландах об ассоциации Украины с ЕС, поражение на плебисците идей Маттео Ренци, по сути, легализовали тренд, который, по мнению экспертов, со временем будет только усиливаться.

Источник