Кремль пытается сгладить дипломатический конфуз при помощи собаки

Президент России Владимир Путин дал интервью японским СМИ. На встречу с журналистами он привел собаку Юмэ, подаренную ему японской стороной в 2012 году. Эта демонстрация выглядит попыткой загладить резкое решение: в преддверии переговоров по Курильским островам Япония хотела подарить Путину еще одну собаку — но Кремль отказался. Мы разбирались, что стоит за этой «собачьей дипломатией».

Во время встречи с журналистами Путин отметил, что Юмэ (в переводе с японского — Мечта) отличается строгим нравом и всегда защищает своего хозяина. Акита-ину Путину подарили в знак благодарности России за помощь во время стихийных бедствий в марте 2012 года, а российский президент в ответ презентовал Норихисе Сатакэ сибирского кота, которому дали кличку Мир.

Встреча журналистов с Путиным и собакой прошла в самой теплой атмосфере. Журналисты японского телеканала «Ниппон» и издания «Иомиури» сказали, что приятно удивлены увидеть Юмэ — хотя и слегка испугались.

«Правильно испугались, — сказал Путин. — Это строгая собака. Тем более что вокруг софиты светят и фотоаппараты щелкают. Она выполняет охранные функции».

Однако три дня назад между официальным Токио и Москвой случился дипломатический конфуз — из-за другой собаки. Японское правительство прислало Владимиру Путину еще одну акита-ину, в качестве доброго жеста в преддверии визита российского лидера в Японию. Кремль принимать подарок японской стороны отказался.

Заместитель генсека правительства Японии Коити Хагиуда сообщил об этом 10 декабря. По его словам, правительство намеревалось подарить Путину кобеля акита-ину — чтобы у Юмэ появилась пара.

«К сожалению, наши надежды подарить жениха были отвергнуты», — написал в своем блоге Коити.

Больше, чем подарок

Этот факт бросил тень на подготовку визита Путина в Японию, который начнется 15 декабря. Сам визит тоже символичен. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ пригласил российского президента в префектуру Ямагути — свою малую родину. Там два политика, как ожидает Токио, могут найти взаимопонимание, столь необходимое для решения главной проблемы между РФ и Японией — Курильских островов.

Острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи — главная причина того, что между двумя странами не подписан мирный договор со времен Второй мировой войны. Курильские острова входят в состав РФ, Токио, напротив, считает их своей собственностью.

Абэ не скрывает, что полон решимости достичь прорыва по проблеме «северных территорий» — так в Японии называют курильский вопрос.

Однако далеко не факт, что навстречу готова двигаться Москва. И отказ принимать подарок японского правительства подчеркивает разницу подходов.

В Японии само восприятие подарка сильно отличается от российского, рассказала японист и преподаватель ГУ-ВШЭ Мария Киктева. «Дарить что-то родственникам и тем более официальным лицам — это для японцев очень важно, — сказала она. — Есть множество правил, что принято дарить и кому. Например, если ты пришел в магазин и ищешь подарок для определенного родственника, сам продавец тебе скажет, что покупать».

Таким образом, отказ Путина принять вторую акита-ину может быть воспринят официальным Токио гораздо резче, чем, возможно, ожидали в Кремле. Если, конечно, российское руководство не надеялось именно на такой эффект.

На встрече с японскими журналистами 13 декабря Владимир Путин подтвердил, что в ходе визита в Японию обсудит территориальный вопрос, и отметил, что не считает данную тему проблемой.

«В декларации 1956 года были прописаны правила, которые подлежали исполнению с обеих сторон, — говорил Путин на встрече с японскими СМИ. — Там написано, что мы сначала заключаем мирный договор, потом вступает в действие декларация, и два острова передаются Японии. Не сказано, на каких условиях передаются, под чьим суверенитетом это остается». Президент РФ подчеркнул, что этот документ был ратифицирован как СССР, так и Японией. Однако впоследствии Токио отказался от декларации, и с тех пор переговоры ведутся без прогресса, подчеркнул Путин.

3 октября Синдзо Абэ во время дебатов в парламенте дал понять, что позиция Токио не меняется.

«Четыре северных острова — это исконные территории Японии. На переговорах с Россией мы выступаем за то, чтобы определить принадлежность всех этих островов и подписать на такой основе мирный договор», — заявил Абэ.

Россия, впрочем, также не демонстрирует готовность к уступкам. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, например, в ходе визита в Японию в начале ноября заявила о недопустимости пересмотра статуса Курильских островов.

«Их принадлежность является спорной для Японии, но не для России. Они отошли к нам по итогам Второй мировой войны, что зафиксировано в международных документах. И потому суверенитет России над ними не подлежит сомнению, — заявила она. — Как заметил глава российского государства Владимир Путин, мы территориями не торгуем».

Слишком много собак

Валерий Кирсанов, руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН, видит отказ Кремля принимать подарок от Токио прежде всего бытовой проблемой.

«С очень большой натяжкой можно сказать, что таким образом Путин демонстрирует ужесточение позиции по островам, но, с другой стороны, за этим ведь может стоять банальный бытовой вопрос», — рассуждает наш собеседник.

«Подаренная в 2012 году президенту собака — самка, а сейчас японцы говорили, что хотят подарить кобеля. Естественно, пойдут щенки, которыми надо заниматься, а у Путина еще и болгарская собака».

Собаки породы акита-ину являются одними из самых древних в мире. Раньше они выполняли охранные функции и были прекрасными охотниками, которые могли в одиночку загрызть медведя.

В XVI веке за их права с фанатичным рвением ратовал правитель феодальной Японии сегун Цунаеси из династии Токугава, родившийся в год Собаки. Он ввел наказание вплоть до смертной казни за жестокое обращение с животными.

Цунаеси также первым открыл в Японии приюты для собак и строил их даже больше, чем приюты для бездомных людей. За это он известен в стране под прозвищем Собачий Сегун. Кстати, прах Цунаеси похоронен на территории современного Токио. Вторая часть визита Путина в Японию пройдет в столице страны.

Впоследствии акита-ину стала символом аристократии: у собак были свои апартаменты и прислуга, а также с ними общались на особом языке.

В современной Японии акита-ину очень высоко ценятся японцами. Например, в Токио рядом со станцией Сибуя установлен памятник акита-ину по кличке Хатико.

Пес каждый день в течение девяти лет ждал хозяина на станции, отказываясь смириться с тем, что тот не вернется. С тех пор эта порода считается символом преданности. О судьбе Хатико сняли два фильма: японский в 1987 году и американский в 2009-м — с Ричардом Гиром в главной роли (он сыграл хозяина собаки).

Подаренная в 2012 году Юмэ стала не первой собакой, которую дарили российскому президенту в качестве дипломатического жеста. В 2000 году, когда Путин официально встал во главе государства, Сергей Шойгу подарил ему черного лабрадора по кличке Конни, которая стала президенту верным другом и даже героем комиксов в журнале «Огонек».

Во время визита в Болгарию премьер-министр Бойко Борисов подарил Путину болгарскую овчарку. Президент настолько обрадовался этому подарку, что даже поцеловал овчарку во время вручения.

Кличку новому питомцу президента придумывали всей страной. Был объявлен конкурс, в котором победил пятилетний мальчик, предложивший кличку Баффи.

Сам Владимир Путин в 2012 году презентовал ныне покойному президенту Венесуэлы Уго Чавесу щенка русского терьера. Собачку южноамериканскому лидеру тогда передал глава «Роснефти» Игорь Сечин, который прибыл в Каракас для обсуждения программы жилищного строительства при участии России, а также для переговоров относительно инвестиций в разработку месторождения «Хунина-6».

Чавес тогда от собаки не отказался.

Источник