Куда и зачем пойдут деньги Михаила Ходорковского, размороженные Ирландией

Ирландский суд разморозил счет бывшего олигарха Михаила Ходорковского размером в €100 млн. Это стало значимым пополнением активного баланса предпринимателя — общие оценки состояния, находящегося в его распоряжении, до этого момента составляли около $500 млн. По словам официального представителя Ходорковского, часть этих средств использует «Открытая Россия». Эксперты по-разному оценивают эффективность и цели этой организации.

В четверг стало известно, что Михаил Ходорковский получил доступ к €100 млн, которые были заморожены на его счетах в Ирландии в 2011 году по искам Российской Федерации в отношении экс-совладельца ЮКОСа и его партнера Платона Лебедева. Соответствующее решение принял окружной суд Дублина.

По оценке Forbes, текущее состояние Ходорковского составляет $500 млн. По данным издания, он вместе с Лебедевым и другими «юкосовцами» Владимиром Дубовым и Михаилом Брудно владеют фондом Quadrum Global. Здесь же в управлении находятся активы на сумму $2 млрд, в том числе недвижимость в США, в Великобритании, во Вьетнаме, на Украине и в Грузии.

В ряде СМИ появилась информация, что экс-олигарх собирается потратить эти деньги на информационную кампанию против президента России Владимира Путина. Однако официальный представитель Ходорковского Кюлле Писпанен в разговоре заявила, что эта информация не соответствует действительности.

«Это неправда. Речь идет о том, что он собирается потратить часть этих денег, которая пока не оговаривается, на развитие «Открытой России». Это большая разница», — заявила Писпанен.

Писпанен также подтвердила, что возможным приоритетом для расходования этих средств будут новые медиапроекты Михаила Ходорковского.

Напомним, что ранее газета «Ведомости» сообщила, что в начале следующего года будут запущены первые пять проектов: «Открытая экономика», «Центр управления расследованиями», «Инфометр», Gauss и «Культтриггер» (сейчас они работают в тестовом режиме).

Ходорковский рассчитывает, что через некоторое время эти проекты станут самоокупаемыми. Ранее бизнесмен рассказывал РБК, что экспертная комиссия одобрит «пять-семь проектов» и он потратит на запуск каждого из них от 3 до 30 млн руб.

«СМИ — важный элемент гражданского общества, и нельзя позволить его угробить, иначе после смены режима опять будем раскачиваться годы, а их нет», — говорил он.

Впрочем, финансирование медиапроектов для Ходорковского — это точно не бизнес. Сам он говорил, что занимается этим, поскольку «стране нужен кадровый резерв в этой сфере, не убитый привычкой соглашательства с властью».

Ранее экс-олигарх пытался создать успешное СМИ на базе сайта «Открытая Россия», а также вместе с предпринимателем Борисом Зиминым на начальном этапе профинансировал создание портала «Медуза», просто «подарив» им по $250 тыс. каждый. Бизнесмены не смогли договориться с командой сайта по ключевым вопросам, и, как писала сама «Медуза», «Ходорковский предложил компенсацию за полгода переговоров — $250 тыс.».

«Мы прекрасно понимали, что рекламный рынок «Медузе» перекроют в любой момент, — приводит позицию Ходорковского на переговорах «Медуза». — Но они заняли позицию: это будет бизнес-проект. Ну если бизнес, то тогда и очень жесткий бизнес-разговор. А если это не бизнес-проект, тогда это благотворительность — и у меня на один проект просто нет такого ресурса, который хотелось бы «Медузе».

На прошедших думских выборах в рамках проекта «Открытые выборы» Ходорковский материально поддержал 18 кандидатов в разных регионах страны. Пока это единственный проект бывшего бизнесмена, напрямую связанный именно с политической деятельностью. Впрочем, ни один из кандидатов выборы не выиграл.

Политолог Алексей Макаркин считает, что Ходорковский ведет стратегическую игру. Он не ориентируется на то, чтобы что-то сделать на выборах президента в 2018 году. Своими проектами он фактически формирует инфраструктуру из людей, которые, с одной стороны, имеют опыт критики власти, а с другой — не боятся этого делать.

Эксперт напоминает, что в истории России не раз случались довольно быстрые перемены в общественном мнении. И те же диссиденты из людей, которых не поддерживали не только власти, но и общество, в какой-то момент превратились в почти героев.

С другой стороны, часто оппозиционеры власти оказываются не готовы к перемене общественного настроения. Политолог приводит аналогию с выборами в Совет народных депутатов 1989 года. Победившие в них оппоненты системы с удивлением обнаруживали, что в других регионах оказывается тоже есть люди со схожими взглядами.

«Скорее всего, Ходорковский это учитывает. И в случае чего хочет оказаться с готовой инфраструктурой, а не получить необходимость создавать ее спонтанно», — объясняет Макаркин.

Политолог также обращает внимание, что проекты Ходорковского не скатываются в радикальную личностную критику Путина. Этим самым он, во-первых, не подставляет людей, которые присоединяются к нему, а во-вторых, не идет против настроений общества, которое, судя по социологическим замерам, однозначно поддерживает текущего президента.

Политолог Глеб Кузнецов в свою очередь считает, что основная цель Ходорковского, которую он не скрывает, это «свержение режима». А эта задача значительно шире, чем личная критика Путина. Поэтому он ей и не занимается. Однако эксперт невысоко оценивает эффективность его проектов. Влиятельных СМИ он пока не создал, а поддерживаемые им политики не обладают высокими электоральными возможностями.

«Если бы даже суд в Ирландии разморозил триллион долларов, режиму от этого ни горячо ни холодно», — считает Кузнецов. На его взгляд, пока все, что делает бывший олигарх, это своеобразный «политический троллинг». Он постоянно напоминает власти, что за рубежом у них есть оппонент.

«Это называется — оказывать давление. Но это не сравнить с давлением большевиков в начале XX века, многие из которых тоже находились за границей. От проектов Ходорковского остается недосказанность. Непонятно, что конкретно хотят его участники, что они готовы сделать и главное, что они могут предложить», — заключает политолог.

Источник