Приднестровье готовится к президентским выборам

Предвыборная гонка в Приднестровье вызвала жесткую внутриполитическую конфронтацию. Основные кандидаты на пост президента винят друг друга в нынешних бедах непризнанной республики. Каждый из них подчеркивает свои «близкие отношения» с Москвой и намерения укреплять их в будущем. Мы разбирались, на кого готов сделать ставку Кремль.

Правоохранительные органы непризнанной Приднестровской Молдавской республики (ПМР) — МВД и Комитет госбезопасности — рекомендовали гражданам рассказывать о готовящихся нарушениях на предстоящих выборах президента. До дня выборов осталась ровно неделя.

«Призываем сообщать имеющуюся информацию, в частности об оказании давления на избирателей и членов избирательных комиссий и их подкупе, о фальсификации выборов и других противоправных деяниях, связанных с выборами», — заявили представители Комитета госбезопасности. За оповещение о подобных фактах обещано вознаграждение.

Призыв МВД и КГБ стал результатом поручения президента ПМР Евгения Шевчука. Ранее Шевчук в эфире местного телеканала «Первый Приднестровский» заявил, что жители не должны бояться сообщать в компетентные органы о нарушениях на выборах.

Выборы президента Приднестровья намечены на 11 декабря. На этот пост претендуют шесть кандидатов. Основными претендентами считаются действующий президент Евгений Шевчук и председатель Верховного совета ПМР Вадим Красносельский, активно поддерживаемый бизнес-холдингом «Шериф».

«Шериф» Приднестровья

По данным российского ВЦИОМ, за Шевчука готовы проголосовать 14% избирателей, за Красносельского — 24%. Причем все эксперты отмечают высокий антирейтинг у обоих кандидатов.

Евгений Шевчук возглавил ПМР в 2011-м, придя на волне протестного голосования. Приднестровцы устали от Игоря Смирнова, президента на тот момент. Не хотелось им голосовать и за кандидата, которого усиленно навязывала Москва, председателя Верховного совета Анатолия Каминского. Кроме «кремлевской поддержки» Каминского на пост президента двигал и ведущий в ПМР холдинг «Шериф».

«Шериф», по сути, — это и есть вся экономика непризнанной республики.

Прямо или косвенно ему принадлежат крупнейшие производства, единственная торговая сеть, нефтебазы, сеть АЗС и единственный мобильный оператор. Монополия во многих сферах экономики ПМР и вызывает раздражение у местных жителей. Владеют холдингом местные олигархи Виктор Гушан и Илья Казмалы. Сами публично они никогда в приднестровскую политику не вмешивались.

С президентом Игорем Смирновым руководство «Шерифа» сохраняло хорошие деловые отношения, но, заручившись поддержкой в Кремле, в 2011 году холдинг все-таки решил выставить своего кандидата в президенты.

Несмотря на навязчивую агитацию и внушительные ресурсы, кандидат от Кремля и «Шерифа» Каминский не смог победить. Президент Игорь Смирнов вообще не попал во второй тур выборов.

Зато блестящую победу во втором туре одержал независимый кандидат Евгений Шевчук — за него проголосовали порядка 73% избирателей.

За пять лет правления Евгений Шевчук заработал большой антирейтинг из-за того, что не смог добиться прогресса в отношениях с Россией: официального признания Москвой независимости ПМР либо включения республики в состав России. Второй важный момент — при нем произошли значительные ухудшения в экономике: рост цен, сокращение рабочих мест, работникам бюджетной сферы и пенсионерам были урезаны выплаты на 30%.

Правда, эти проблемы начались во многом из-за смены власти на Украине в феврале 2014 года. Действующая украинская власть усилила экономическое давление на приднестровцев.

Сегодня Шевчук пытается показать, что он борется с «Шерифом», чтобы добиться большей благосклонности избирателей.

По республике, например, развешаны баннеры с лозунгом «Вернем народу 250 миллионов долларов». Это один из стержней его предвыборной кампании.

Как уверяет Шевчук и представители компетентных органов, «Шериф» во времена Игоря Смирнова пользовался чрезмерными льготами на ввоз товаров в республику. В результате республика за 10 лет недополучила в бюджет свыше $1 млрд. Шевчук предложил «Шерифу» добровольно выплатить бюджету издержки, но почему-то только $250 млн. В его предвыборной программе расписано, что в этом случае можно будет повысить зарплату бюджетникам на 10%, пенсии — на 20% и реализовать ряд важных социальных проектов.

В свою очередь кандидат от «Шерифа» Красносельский свою предвыборную кампанию построил на перечислении заслуг холдинга. Он регулярно напоминает о соцпроектах, которые компания реализует уже сегодня, какие новые производства открыл «Шериф» за время независимости ПМР и какие планирует открыть в ближайшее время.

В поддержку Красносельского выступил и бывший приднестровский президент Игорь Смирнов. Оба политика много внимания уделяют проблемам, возникшим при Шевчуке.

Например, действующего президента обвиняют в причастности к недавней махинации с крупнейшим предприятием ПМР — металлургическим заводом в Рыбнице.

Кремль не выбирает

В то время как каждый кандидат ПМР подчеркивает свои «близкие отношения» с Москвой, никто из официальных лиц России не назвал, кто из кандидатов был бы предпочтительнее. В республике негласно запрещено использовать символику «Единой России» или фотографии с московскими политиками в своих агитационных материалах.

По мнению нашего источника, близкого к политическому истеблишменту Тирасполя, для России было бы оптимальным сделать ставку на «третьего кандидата», который не связан ни с действующей властью, ни с «Шерифом».

Чтобы обеспечить победу, такому кандидату «достаточно было бы сфотографироваться с Медведевым или Путиным». По данным ВЦИОМ, на третье место в президентской гонке претендует председатель местной Коммунистической партии Олег Хоржан.

По мнению директора Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Бориса Кагарлицкого, у Кремля отсутствует какая-либо стратегия для Приднестровья.

«По отношению к Украине, Молдове и Приднестровью нужна какая-то целостная общая концепция внешней политики. Но у России в итоге все сводится к тому, чтобы сговориться с местными правителями по текущим вопросам», — рассказал Кагарлицкий. По его мнению, для Москвы не столько важно, кто именно будет у власти в той или иной постсоветской республике вообще, главное, чтобы этот человек был договороспособен по ряду самых актуальных на данный момент позиций.

Наилучшие шансы занять пост президента, по мнению Кагарлицкого, у кандидата от «Шерифа» Вадима Красносельского.

Проблема для России в том, что финансовые активы холдинга находятся в основном в Германии. Экспорт компании ориентирован главным образом на Молдавию и Евросоюз. В этом контексте интересы новых властей ПМР могут быть теснее завязаны на Запад, что в Москве вряд ли оценят.

В соцсетях распространяется копия плана, якобы предложенного Шевчуку его советниками: каким образом провести или сорвать выборы, чтобы остаться у власти. Однако Кагарлицкий считает, что нынешний президент не решится на резкие шаги ради победы.

«Если выборы будут фальсифицированы в пользу Шевчука, кризис более чем возможен. Но, скорее всего, он на это не пойдет. Позиции Шевчука слишком слабы, даже в аппарате власти. «Шериф» систематически захватывал одну позицию за другой, и вряд ли в такой ситуации действующий президент решится сбросить фигуры с доски. Скорее Шевчуку придется смириться с поражением. В противном случае его все равно переиграют, но куда более жестко», — поделился своим мнением директор ИГСО.

Источник