В случае неизбежной победы президент Никарагуа обещает стройку мирового масштаба

Сегодня в Никарагуа проходят президентские выборы. Помимо главы государства жители самой большой страны Центральной Америки изберут вице-президента, депутатов районного и национального уровня, а также представителей страны в Центральноамериканском парламенте. Основным претендентом на победу в выборах сейчас считается действующий президент, в прошлом видный революционер и воинствующий марксист, человек с богатой биографией — политический феномен Даниэль Ортега.

В первый раз революционер и лидер сандинистов Ортега сконцентрировал власть в своих руках в качестве главы Правительственной хунты в 1981 году, а президентское кресло занял в 1985 году. После 1990 года, когда власть перешла к либералам, Ортега находился в оппозиции, а в 2006 году триумфально вернулся. Конституция страны не позволяла ему выдвигаться на второй срок подряд в 2011 году, однако это положение он смог обойти благодаря решению Верховного суда.

В 2014 году Национальная ассамблея Никарагуа дополнительно одобрила поправки в конституцию страны: были сняты ограничения на переизбрание президента и введено определение победителя простым большинством голосов. Теперь Ортега получил возможность выдвигаться на третий срок подряд. В случае избрания он будет править страной до 2021 года — еще пять лет.

Друг Москвы

Никарагуа была одной из немногих стран (вместе с Афганистаном, Венесуэлой, Кубой, Северной Кореей и Сирией), признавших присоединение Крыма к России. Правительство Ортеги также одно из немногих, признающих независимость Абхазии и Южной Осетии ­— в список кроме Никарагуа входят только Россия, Венесуэла и государство-остров в Тихом океане Науру.

«Никарагуа, в общем, поддерживает все российские внешнеполитические инициативы. Она готова сотрудничать с нами в борьбе с наркотрафиком, готова сотрудничать и в военной сфере. Их официальная доктрина — это социализм XXI века. Правительственный лозунг — «христианство, социализм и солидарность», — рассуждает доктор политических наук, руководитель Центра политических исследований Института Латинской Америки РАН Збигнев Ивановский.

Еще с начала 80-х у СССР и Никарагуа сложились дружественные отношения. Советское правительство было крайне заинтересовано еще в одном после Кубы плацдарме социалистической идеологии внутри области действия Доктрины Монро — исключительной сферы интересов США. Малонаселенная страна стала еще одной точкой напряженности «холодной войны», фактически ее вторым фронтом (первым был Афганистан). Никарагуа получила от СССР кредит в $3 млрд в качестве жеста помощи ориентирующемуся на социализм государству. Позднее долг был полностью списан. Но с началом перестройки СССР постепенно стал сворачивать свои дипломатические контакты и влияние в регионе. Тем не менее Никарагуа осталась одной из немногих стран, сохранивших верность правопреемнику страны победившего социализма — России. Летом 2014 года Никарагуа посетил президент РФ Владимир Путин. Кроме прочего обсуждалось возможное участие России в строительстве Никарагуанского канала и обеспечение безопасности в регионе.

«Наш сукин сын»

Опрошенные нами эксперты не сомневаются в победе Ортеги. Ведь это человек исторического масштаба, еще с начала 60-х игравший активную роль в политической жизни своей страны.

Ортега был впервые задержан за революционную деятельность в 1960 году, когда ему было всего 15 лет.

Два года спустя будущий президент вступил в Сандинистский фронт национального освобождения (СНФО), названный в честь революционера Аугусто Сандино — человека, возглавившего герилью против американской оккупации Никарагуа, продолжавшейся с 1912 по 1933 год. В то время США воевали сразу в нескольких странах Центральной Америки и Карибского бассейна — эти конфликты за влияние в регионе получили общее название «банановые войны». «Банановые войны» закончились Великой депрессией и избранием президентом США демократа Франклина Рузвельта, который кардинально изменил курс внешней политики США, направив его в русло так называемой политики добрососедства.

Герилья Сандино добилась вывода американских войск. Но сам революционер был схвачен Национальной гвардией — внутренней проамериканской организацией — во время переговоров о демобилизации армии своих сторонников, а затем и расстрелян. В 1936 году к власти в Никарагуа пришел лидер Национальной гвардии, диктатор Анастасио Сомоса Гарсиа. Считается, что именно про него в свое время Рузвельт сказал: «Может быть, он и сукин сын, но это наш сукин сын».

Сомоса на несколько десятилетий установил в Никарагуа авторитарный режим, где правительственная гвардия стала привилегированной кастой, фактически организованной преступной группировкой национального масштаба и с государственным мандатом.

Гвардия контролировала наркотрафик, «крышевала» организованную проституцию, игорный бизнес, торговлю медикаментами. При этом Сомоса и его сторонники правили страной, опираясь на американскую военную и экономическую помощь.

Наследство диктатора

Так было вплоть до 1979 года — так называемой Сандинистской революции, когда был свергнут Анастасио Сомоса Дебайле, сын Анастасио Сомоса Гарсиа, и власть перешла в руки СНФО — движения леворадикального и ориентированного на сотрудничество с СССР и Китаем. После свержения Сомоса-сына приговорили к смерти, но приговор был приведен к исполнению только в 1980 году в Парагвае, куда тот сбежал от революции. В столице страны Асунсьоне на одном из перекрестков бронированному мерседесу Сомоса преградил дорогу грузовик — машину диктатора обстреляли из автоматов. Вторая группа атакующих, действуя из засады в одном из соседних домов, сожгла машину из гранатомета.

«В Никарагуа в течение длительного времени сохранялась диктатура семейства Сомоса. Потом, в 1979 году, победила революция, и к власти пришел СНФО. Сначала легитимность основывалась просто на победе в революции. Потом в 1984 году состоялись всеобщие выборы, на которых победил Даниэль Ортега. Но в 1990 году сандинисты не смогли удержать власть: Фронт получил только 41% голосов, а оппозиция — 55%. Вернуть власть удалось только в 2007 году», — рассказывает Ивановский.

Тогда, в 1990 году, к власти пришли более умеренные во взглядах силы во главе с другим лидером свергшей Сомоса революции — Виолеттой Чоморро (в 1978 году она сменила своего убитого мужа в качестве центральной фигуры на либеральном фланге). Но говорить о том, что революция тогда потерпела поражение, было бы преувеличением. Как считает еще один опрошенный нами эксперт, научный сотрудник института Латинской Америки РАН Эдуард Белый, руководящий состав тогдашней и нынешней оппозиции — это бывшие сторонники Ортеги, которые просто отошли от него в сторону правых. С этим мнением частично соглашается и Ивановский.

«Диктатура Сомоса была непопулярной, и против нее выступали широкие слои населения, включая и леворадикальных, и умеренных. Умеренные, и, в частности, Виолетта Чоморро, выступали не за революцию, но за свержение диктатуры», — говорит Збигнев Ивановский.

С середины нулевых расклад сил вновь сложился в пользу партии Ортеги, сменившей риторику с мировой социалистической революции на сохранение традиционных ценностей. Его прогнозируемый успех на сегодняшних выборах — результат не столько отсутствия альтернативного и достаточно влиятельного кандидата. За два срока правления бывший революционер смог значительно поправить экономическое положение страны — хотя Никарагуа и является по-прежнему одной из беднейших стран Центральной и Латинской Америки — и, что не менее важно, вывести образование на качественно новый уровень.

«Во-первых, за последние годы у Никарагуа сохраняются относительное высокие темпы роста, в районе 5% в год. Это достигается в значительной степени за счет того, что Ортега сохраняет нормальные отношения с Венесуэлой и США. Помощь Венесуэлы составляет примерно $500 млн в год, а американцы дают где-то от $900 млн до $1 млрд. Ортега также получает кредиты от Американского банка развития. Еще стоит добавить, что за годы его правления бедность все-таки снизилась: с 42 до 29% упало число граждан, находящихся за чертой бедности. При активной помощи Кубы Ортеге удалось ликвидировать неграмотность. Успехи Никарагуа в сфере образования уже признала ЮНЕСКО. Немаловажно и то, что президенту удалось не испортить отношения с предпринимательским сектором и нормализовать отношения с католической церковью. Подводя итог, ему и подтасовывать-то ничего не надо», — говорит Ивановский.

«У Ортеги шансы почти стопроцентные. Он сделает себе подарок на день рождения — 11 ноября ему исполняется 71 год — вновь станет президентом», — рассуждает Эдуард Белый.

Первая леди

В предстоящих выборах в Никарагуа есть еще один интересный момент. В качестве вице-президента выдвинулась жена Ортеги — броско одевающаяся эксцентричная женщина, революционерка и известная в стране поэтесса­ — Росарио Мурильо.

«Выдвигать своих жен на посты в правительстве — это вообще латиноамериканское изобретение», — говорит Ивановский.

В качестве примера эксперт приводит ситуацию с Кристиной Фернандес, которая сменила в 2007 году на посту президента Аргентины своего мужа — Нестора Киршнера. Еще во время президентства мужа Фернандес активно участвовала в политической жизни страны. «Это желание сохранить власть в семье. Как понятно из истории страны, в Никарагуа вообще очень развита такая семейственность. Например, старший сын Ортеги Лауреано является министром по связям с Россией и КНР. Интересная, кстати, должность», — отмечает Белый.

Никарагуанская артерия

Одним из главных и крупнейших за всю историю страны проектов мирового масштаба, идею которого никарагуанцы лелеют еще с XIX века и который намерен реализовать Ортега в случае победы, является строительство Никарагуанского канала — потенциальной конкурентной альтернативы Панамскому каналу. Начало эксплуатации канала намечено на 2019 год, а полное завершение строительства — на 2029-й. По приблизительным подсчетам, за год дублер сможет пропускать около 5000 судов, а это 5% от мирового морского трафика. При этом основным спонсором выступает китайская HKND-Group, частная транснациональная компания со штаб-квартирой в Гонконге. Ориентировочная стоимость проекта составляет $40 млрд. Россия в проект не инвестирует, однако РФ удалось заключить соглашение с правительством Никарагуа по обеспечению военного контроля над будущим каналом, территориальными водами и воздушным пространством страны.

Подготовка к строительству началась еще в 2014 году, но продвигается не очень уверенно. Для того есть ряд причин.

«Каналом занимаются частные инвесторы из Гонконга. Ведутся пока подготовительные работы, строится соответствующая инфраструктура. Однако ситуация непростая. Во-первых, есть проблемы чисто экологические. Канал будет проходить по реке Сан-Хуан. Представляете, в океане вода соленая, а в реке пресная. Это будет экологической катастрофой для всего бассейна Сан-Хуана. Другая проблема — есть территориальные претензии со стороны Коста-Рики, граница проходит как раз по реке Сан-Хуан. Третья причина — недавно окончилось расширение и модернизация Панамского канала, его запустили уже обновленным. Привлекательность альтернативного проекта падает. Четвертая и, наверное, самая главная причина — канал безумно дорогой. А Никарагуа — самая бедная страна Центральной и Латинской Америки после Гаити», — говорит Ивановский.

Источник