Савченко добиралась до Москвы с приключениями

Депутат Верховной рады Украины Надежда Савченко внезапно объявилась в Москве на суде по делу украинских националистов Николая Карпюка и Станислава Клыха, ранее осужденных Верховным судом Чечни за участие в первой чеченской войне. Таким образом она хотела привлечь внимание к процессу, однако сами подсудимые посчитали этот жест очередным пиар-ходом.

Неожиданное появление народного депутата Украины в столице страны, где она была осуждена в том числе и за «незаконное пересечение границы», все же выглядело достаточно экстравагантно. Как и то, что ее все же пропустили в Россию. Бывший адвокат Савченко Илья Новиков (ныне защищающий в суде Карпюка и Клыха) признался, что был осведомлен о планах Савченко заранее, не одобрял их, но так и не смог отговорить неуправляемую бывшую подзащитную от опасной идеи.

«Если ее задержат в России, виноватым назовут меня, если не задержат, «агентом ФСБ» тоже буду я», — сказал Новиков.

По его словам, Савченко прилетела самолетом в Минск и «растворилась» в Белоруссии. Идея заключалась в максимальной конспирации, чтобы спецслужбы России не смогли отследить ее въезд ночью на автомобиле из Белоруссии в Россию через неохраняемую границу. «Машину все же встретил кордон на трассе, ее документы и документы водителя были изъяты, их продержали в машине 3 часа. После чего развернули», — рассказал Новиков.

В итоге Савченко прилетела утром из Минска в Москву «внутренним» рейсом, не предполагающим паспортного контроля. Но, по словам Новикова, бывшую российскую заключенную в аэропорте Шереметьево уже ждала проверка документов и трехчасовое ожидание, после которого ее все же пустили в Россию.

Кто именно принял решение пустить Савченко в Москву — главная загадка, которую обсуждают сейчас в России и на Украине.

Само же посещение суда над украинскими гражданами с точки зрения последних действий Савченко выглядит вполне логично. Она неоднократно заявляла о недостаточном общественном интересе к проблеме украинских военнопленных как в самопровозглашенных республиках Донбасса, так и в России. Депутат пыталась привлечь внимание к ситуации с пленными всеми доступными средствами, от пикетов до краткосрочных голодовок.

Дело Клыха и Карпюка — одно из самых резонансных на Украине, но малоизвестное в России. Двух граждан Украины задержали еще в 2014 году и, по их утверждениям, якобы под пытками выбили показания о том, что в период с декабря 1994-го по апрель 1995 года они принимали участие в боевых действиях в Чечне на стороне незаконных вооруженных формирований. Прокуратура вменяла им в вину убийство 30 российских солдат в один день в трех разных местах Грозного, в каждом случае разными видами оружия. Защита настаивала, что ни Клыха, ни Карпюка не было в Чечне в это время.

Дело получило резонанс, когда были обнародованы показания одного из подсудимых о том, что в его отряде состоял экс-премьер-министр Украины Арсений Яценюк.

Николай Карпюк — очень известная личность в среде украинских националистов. Он один из лидеров запрещенного в России УНА-УНСО. Соучредитель запрещенного в России «Правого сектора» Игорь Мазур высказывал мнение, что если бы Александр Музычко (Сашко Билый) был жив, а Карпюк не был арестован в России, то «Правый сектор» вошел бы со своими бойцами в ВСУ, а не превратился в парамилитарное добровольческое образование.

«Я воевал с Николаем Карпюком в Грузии, — комментировал ранее судебное заседание в Чечне Игорь Мазур. — И я бы понял, если бы Россия его судила за то, что его предки были в УПА, за то, что он всю жизнь воевал против интересов России, за то, что он украинский националист. Но его судят за Чечню 1994 года, где его не было в принципе. Это любой поиск в интернете покажет».

В среду в Верховном суде Российской Федерации рассматривалась апелляция на решение Верховного суда Чеченской Республики. Рассматривалась она без непосредственного присутствия подсудимых, их опрашивали в режиме видеоконференции в Грозном. На суде в Москве ожидалось не более десятка журналистов, по большей части представляющих украинские телеканалы. Но после сообщения о появлении на заседании самой Надежды Савченко число представителей прессы быстро перевалило за сотню.

Фотографы и операторы не были допущены в зал суда до оглашения приговора и в перерыве устроили потасовку при попытке снять народного депутата. Одному из операторов в толкучке случайно разбили глаз. Сама Савченко, окруженная десятками камер и сотней журналистов, молчала под градом вопросов весь перерыв.

Очевидно, что главной цели — привлечения внимания к процессу — она достигла.

«Мы бы не приехали на этот суд, — признался корреспондент польского канала TVP. — Но тут появилась Савченко, и редакция нас тут же послала, чтобы понять, с какой целью и как она сюда приехала».

Интересно, что в своем последнем слове Николай Карпюк обвинил Савченко в пиаре на теме суда.

Защита просила отменить частное определение, вынесенное в отношении адвокатов обвиняемых Верховным судом Чеченской Республики, и отменить приговор. В итоге частное определение суд отменил, но приговор оставил в силе.

«Визит Надежды Савченко в Москву может полностью разрушить ее имидж «узницы Кремля», – заявил по этому поводу украинский политолог Евгений Магда. — Пять месяцев назад ее освободили, обменяв на Ерофеева и Александрова, а сегодня она прилетает в Москву. Полагаю, это пример непоследовательности политического поведения и стремления привлечь к себе внимание любой ценой. Савченко не выиграет от этого шага в информационном плане, поскольку в плане поддержки Клыха и Карпюка ее прилет в Москву имел нулевой эффект».

Нашему корреспонденту удалось пообщаться с Надеждой Савченко перед оглашением приговора.

«Пусть не говорят, что я приехала зря. Это не так! — эмоционально сообщила Савченко. — Вы видели, как оживились ребята в «клетке» в Чечне, как они начали «подкалывать» друг друга?

Я сама сидела в такой же клетке на такой же скамье и понимаю, как важна поддержка в их ситуации.

Как важно обратить внимание всех на дело парней. Сегодня я уезжаю из Москвы, по возможности быстро, — на 27 октября запланированы важные дела в Верховной раде. Решилась ехать сюда в последний момент. Это был первый опыт поездки в Россию, но, возможно, не последний».

После Надежда Савченко сделала блиц-подход для прессы, где, не ответив ни на один вопрос журналистов, очень коротко рассказала об отсутствии в России правосудия и том, что приезжала поддержать подсудимых. И уехала…

Адвокат Клыха и Карпюка Марина Дубровина уже возле лифта устало прокомментировала перспективы своих подзащитных: «Мы подадим в кассацию. Ребят, наверное, отправят по этапу. Все надежды у нас на то, что Украина их или обменяет, или попытается забрать для отбывания наказания на родину, что будет равноценным вариантом».

Источник